Понедельник, 19 ноября 2018
14:40

Дагестан накачают оборонными деньгами. Кремль поставил на Каспийск. А Дербент отложен в долгий ящик

Значимость каспийского проекта для Москвы столь высока, что Путин анонсировал его на международном уровне
Арсен Маликов
Дагестан накачают оборонными деньгами. Кремль поставил на Каспийск. А Дербент отложен в долгий ящик

Выступая 12 августа, на V Каспийском саммите в Актау, Владимир Путин анонсировал строительство нового глубоководного порта в дагестанском Каспийске. Это новая страница в стратегии Кремля по развитию Дагестана.

"Хотел бы проинформировать, что в России принята и реализуется стратегия развития морских портов в Каспийском бассейне до 2030 года, в ней определены перспективы комплексной модернизации каспийских морских коммуникаций, сопутствующей железнодорожной и автомобильной инфраструктуры", - сказал президент России.

В частности, выступаю перед лидерами каспийских держав – Казахстана, Туркмении, Ирана и Азербайджана, Путин заявил, что "запланировано строительство до 2025 года нового глубоководного порта Каспийска". Порт будет способен принимать большегрузные суда с полезной нагрузкой от 15 до 25 тыс. тонн, добавил глава государства.

По его словам, российская сторона стремится повысить конкурентоспособность грузовых и пассажирских перевозок, интегрировать российские портовые мощности в глобальные и евразийские транспортно-логистические цепочки, кратно увеличить объемы обрабатываемых грузов.

"Мы поддерживаем также проект международного коридора "Север-Юг", предусматривает он и железнодорожное, паромное, автомобильное сообщение, которые мы намерены развивать, - сказал Путин. - Его запуск позволит в 2,5 раза быстрее, чем сегодня, доставлять грузы. Ежегодно это до 25 млн тонн из европейских стран через Иран на Ближний Восток и Средний Восток, а также в Южную Азию".

Также он добавил: "Развитию международных перевозок, обеспечению равных, унифицированных условий для транзита по Каспию могла бы способствовать и разработка пятистороннего соглашения о сотрудничестве в сфере морского транспорта. Эксперты пяти стран могли бы теперь более плотно заняться проектом такого соглашения".

Что этот проект сулит Дагестану, а также почему забыты прежние амбициозные проекты по развитию приморских городов республики, отвечают Милрад Фатуллаев, главный редактор РИА «Дербент» и Эдуард Уразаев, политический обозреватель радиостанции «Эхо Москвы. Махачкала».

Можно ли сегодня спрогнозировать, что кроется за этими словами? Эта модернизация коснется только военной инфраструктуры Министерства обороны? Или она коснется широкой гражданской инфраструктуры и существенно облегчит жизнь сотням тысячам жителей и гостей Каспийска?

Милрад Фатуллаев

Можно предположить, что Каспийск существенно преобразуется в военном политическом и экономическом плане. В ближайшее время будет расквартирована каспийская флотилия. Вероятно, что военный порт будет перенесен из Махачкалы в Каспийск. Строительство жилья для военных в объеме 3 тысяч квартир уже началось.

Эти строительные организации, скорее всего, уже получили подряды на строительные работы. Город будет благополучен, потому что социально-экономическая атмосфера в месте дислокации флотилии имеет серьезное значение. Безусловно, Каспийску будет уделено высокое внимание федерального и республиканского центра, преобразования коснутся всех сфер жизни города.

Эдуард Уразаев

У многих россиян после заявления Путина в Астане в очередной раз, скорее всего, возникают вопросы по поводу строительства морских портов в Дагестане. Полтора года назад с лёгкого языка экс-главы Дагестана Рамазана Абдулатипова на слуху был проект строительства Каспийского транспортно-логистического хаба.

Его стоимость оценивалась примерно в 120 млрд рублей и предполагала включения ряда объектов. В том числе, строительство нового морского порта около Каспийска. В последний же год по нарастающей мы слышали от разных официальных лиц в основном о строительстве военно-морского порта и соответствующей инфраструктуры.

В ходе саммита глав прикаспийских государств много говорилось о необходимости подготовки пятистороннего соглашения о сотрудничестве в сфере морского транспорта на Каспийском море, имея ввиду создание Транскаспийского международного транспортного коридора.

Оттого слова президента России о том, что запланировано строительство до 2025 года нового глубоководного порта в районе Каспийска, способного принимать большегрузные суда с полезной нагрузкой от 15 до 25 тысяч тонн, говорят о том, что речь идёт о новом гражданском морском порте.

То есть речь идёт о двух портах, один из которых уже строится южнее Каспийска по линии Министерства обороны России, а второй - по линии Минкавказа России, который планируется построить примерно там же. Дело в том, что Махачкалинский морской торговый порт, не может принимать большегрузные суда из-за особенностей акватории.

В то же само время в районе Каспийска есть относительно глубоководные коридоры, подходящие близко к берегу. И после некоторых дноуглубительных работ открываются возможности для создания более мощных портов.

Но если новый военно-морской порт станет базой Каспийской флотилии, то часть Махачкалинского морского порта, где сейчас базируются многие военные корабли, станет запасным "аэродромом".

Что касается гражданской части Махачкалинского порта, то она работает последние годы в четверть или в половину потенциальной мощности по сухогрузам, а нефтеналивные терминалы почти простаивают. И пока неясно как российские порты смогут конкурировать с портами других стран.

Пока можно лишь констатировать, что инвестиции в порты помогут жителям Каспийска получить новые рабочие места, улучшить обеспеченность города социальной и инженерной инфраструктурой.

Являются ли слова Владимира Путина о строительстве глубоководного порта в Каспийске подтверждением намерения Кремля превратить Дагестан в реальный военный форпост России на южных рубежах страны?

Не для этих ли целей в Дагестан была направлена команда руководителей со стороны, выходцев из силовых структур, чтобы обеспечить доступное решение этой масштабной государственной задачи?

Милрад Фатуллаев

Я бы разделил два направления – строительство базы для флотилии и инфраструктуры для нее и преобразования в политической, экономической и административной сферах. Безусловно, эти направления имеют точки соприкосновения. Потому что каспийской флотилии было бы комфортно находиться в городе Каспийск в условиях, когда ситуация в Дагестане предсказуема – это два самостоятельных вектора.

Не думаю, что десантирование в Дагестан чиновников из Татарстана и Москвы имеют главной целью обеспечить условия для создания флотилии. Могли бы обойтись созданием департамента по строительству флотилии, сделали бы его автономным и решили задачу. У Владимира Васильева другие задачи, как мы ранее об этом говорили – обеспечить порядок и управляемость в республике и т.д.

Эдуард Уразаев

События последних 10 последних месяцев хорошо укладываются, условно говоря, в военно-геополитическую версию. Но одновременно со сменой главы Дагестана и проведением  антикоррупционной кампании удалось решить задачу беспроблемного проведения выборов президента России.

Вместе с тем, процессы очищения и обновления рядов чиновников идут медленно, а объёмы бюджетных и частных инвестиций остаются на прежнем уровне или увеличиваются незначительно. Поэтому у Дагестана есть риск превратиться, как говорили в советские времена, в "Верхнюю Вольту с ракетами".  

На фоне новых масштабных задач Кремля в Дагестане власти, политики и журналисты практически забыли о Дербенте. А ведь в рамках подготовки юбилея самого древнего города России, Москва обещала Дербенту и аэропорт, и новую набережную, и новый пригород.

Значит ли это, что о перспективах развития Дербента Дагестану придется забыть? Поскольку зоной перспективного развития в республике становится Каспийск вместо Дербента?

Милрад Фатуллаев

К большому сожалению, те цели и задачи, которые ставились перед нашими властями в связи с празднованием юбилея Дербента, оказались нерешенными. Основные проведенные мероприятия оказались провальными, чему свидетельство отказ от участия в юбилейных мероприятиях Владимира Путина и Дмитрия Медведева.

Город до сих пор испытывает проблемы по тем объектам, которые реконструировались и считаю, что в ближайшее время Дербент и Дагестан окажутся в сфере интересов правоохранительных органов. Руководитель дирекции «Дербент 2000» находится под следствием. Такого рода уголовные дела будут появляться один за другим.

Это печальные последствия юбилейного мероприятия. Что касается крупных проектов – аэропорт, набережная, два города-спутника, объездная, то они оказались похороненными. Возможно, к объездной дороге вернутся. Сейчас правительство финансирует очистные сооружения, причем раньше планируемого срока.

Когда готовились юбилейные мероприятия, речь шла о том, чтобы вернуть Дербенту долги, которые он не получал с 1960 года, город финансировался очень плохо. Хотели преобразовать город за счет возвращения долгов, превратить древний город России в культурную жемчужину. 

Эти поставленные амбициозные задачи в силу разных причин, о которых мы много рассказывали ранее, реализовать не удалось. Возможно, через время к идее превращения Дербента в культурную жемчужину России вернутся, потому что Дербент этого просто напросто заслуживает.

Эдуард Уразаев

Туризм и рекреация развиваются в рамках других федеральных программ и через другие ведомства, поэтому шансы у Дербента ещё есть. Руководство страны, насколько можно понять, пытается подтянуть отстающие в социально-экономическом развитии регионы к передовым с одной стороны, а с другой - демонстрировать миру историко-культурный и туристический потенциал страны. Поэтому многое будет зависеть от активности местных чиновников и частного бизнеса.

14:40
4959