Суббота, 18 августа 2018
08:30

Разруха Горного Дагестана. В республике нарастает экономическая деградация отдаленных районов

Жители региона ждут от правительства срочных мер по преодолению катастрофической ситуации
Магомед Шамхалов
Разруха Горного Дагестана. В республике нарастает экономическая деградация отдаленных районов

На днях редактор отдела вещания на агульском языке ГТРК «Дагестан» Гаджикурбан Алхасов дал в СМИ очень пронзительное интервью и поведал о катастрофическом положении дел в Агульском районе республики.

Для того, чтобы понять всю глубину проблем, с которыми столкнулись отдаленные от Махачкалы районы Дагестана, позволим себе здесь привести полный текст данного интервью, опубликованного на сайте Федеральной лезгинской национально-культурной автономии.

Начнем с вопроса о малой Родине - Агульском районе Дагестана: как поживают местные жители? Какие проблемы они испытывают?

Жители Агульского района пытаются выживать. Проблемы испытывают во всем, начиная от дороги, которая ведет в район (вся разбита вдребезги и напоминает танкодром) до полного опустошения муниципалитета. 

Наблюдаются ли какие-то положительные сдвиги в последнее время?

К сожалению, нет, на мой взгляд. Наоборот, налицо регрессивные процессы. Продолжается отток населения. Во всем районе едва ли наберется 4,5 тыс человек (по статистическим данным - около 10,5 тыс.чел. - Прим.ред.). Сокращается количество госучреждений, соответственно, и рабочих мест. Вместе с этим - и доходы населения. Агульский район в целом напоминает выпавший из времени и пространства фрактал Дагестана и России.

Проводили небольшой блиц-опрос среди чиновников республики, - так значительная часть их даже не знает, что в Дагестане проживают агулы. Это нонсенс и непрофессионализм чиновников, которые даже не знают, с кем они работают. И самое главное, нет никаких перспектив для представителей малочисленного народа ни в районе, ни в самой республике. Впереди лишь полный мрак.

Недавно в селе Чираг обрушилась древняя мечеть. Как бы Вы оценили состояние памятников истории на территории Агульского района? Достаточно ли внимания им уделяется?

Состояние памятников истории такое же, как и всего остального. Вначале 13 в., через несколько лет после ухода монголов в Агуле начались восстановительные работы. А нынче все вокруг лежит в руинах, в том числе и исторические объекты. Таков результат управления «чингисханов» 21 века.

Там же, в Чираге, была найдена старинная карта Мекки. В этом свете интересно Ваше мнение относительно изученности Агульского района, его памятников истории, объектов архитектуры и культуры.

В определенной мере эта работа усилиями исследователей старшего поколения, таких, как Б.Калоев, Ш.Ахмедов, А.Булатова, Б.Ханмагомедов, А.Насруллаев, как и во всем Дагестане проделана неплохо. Но зачастую такие работы носят обобщающий характер, хотя и есть исключения. Кроме того, исследовательские работы проводятся от случая к случаю, нет планомерности. Соответственно, не удается пока восстановить целостной картины прошлого.

Как дела у агульской редакции ГТРК "Дагестан"? Имеются ли новые проекты, какие планы?

У редакции дела идут неплохо. В этом году пытались открыть воскресную школу агульского языка. Была достигнута договоренность с дирекцией школы №5 Махачкалы, чтобы они помогли помещением. Но люди, к сожалению, не откликнулись. Возможно, оповещение о проекте было неважным. Но проект не удался.

На данный момент пытаемся добиться от отдела образования администрации Махачкалы выделения в общеобразовательной школе п.Шамхал хотя бы одного места для преподавания агульского языка. Здесь обучаются более 45 агульских учеников, но родной язык в школе не преподают. Во время уроков родного языка все ученики расходятся по своим группам, кроме агулов. Их там называют обобщенно дагестанцами. Подключили к этому вопросу и депутата НС РД Т.Гусаева. Надеюсь, что получится решить этот вопрос.

Что можно сказать о владении родным языком. Насколько остро стоит эта проблема среди агулов?

Число лиц, не владеющих родным языком, растет с каждым годом. Это проблема всего Дагестана. Но для малочисленных народов она оборачивается катастрофой. Отсутствие языковой среды нивелирует все признаки, определяющие человека в его национальном контексте.

Что бы Вы сказали, обращаясь к агулам современности – от молодежи до аксакалов?

Пожелал бы, чтобы агулы осознали себя и свое место в истории. Чтобы они поняли тот момент, который на данном этапе переживает народ. Чтобы нашли в себе силы выстоять, выжить, и найти себя в новой реальности.

*    *    *

Чтобы попытаться понять причины такого бедственного положения не только Агульского, но и других отдаленных горных районов Дагестана, мы обратились за комментариями к Милраду Фатуллаеву, главному редактору РИА «Дербент» и Вагабу Казибекову, члену Общественной палаты Дагестана 4, 5 и 6 созывов.

Примерно в таком же положении, как и Агульский находятся и другие отдаленные от Махачкалы горные районы, через которые нет сквозных автомобильных магистралей, способствующих развитию хотя бы малого бизнеса и придорожной торговли – Рутульский, Цунтинский и так далее.

Можете ли вы перечислить 3 ключевые проблемы, по которым отдаленные горные районы республики находятся в таком плачевном состоянии?

Милрад Фатуллаев

Крайне тяжелое социально-экономическое положение в горных селах уже на протяжении 30 лет. При советской власти в горах создавалась местная промышленность в виде сборочных филиалов, которая поставляла продукцию в головные заводы или крупные филиалы.

Были колхозы, совхозы, продукцию которых закупало государство. Это обеспечивало доход и занятость местного населения. Выращиваемая продукция была востребована. На средства, вырученные от реализации сельскохозяйственной продукции, можно было прожить целый год.

Люди, которые проживали в южных регионах страны, бывшего Советского Союза, уж не говорю о том, что происходило в Грузии, Азербайджане и Армении, где выращивали лавровый лист, мандарины, там заработки были значительно выше, еще и ранний урожай. Эти факторы способствовали тому, что в горах жизнь была солиднее.

С развалом колхозов, совхозов, промышленности, в горах этих средств не оказалось. Продукция уже не конкурентоспособная. На федеральном уровне существовал протекционизм, наши непатриотичные чиновники оформляли импорт зарубежной продукции, которую в огромных масштабах по коррупционным схемам завозили в РФ. Это добили сельхоз сектор, особенно в горах Дагестана.

Была попытка вдохнуть в горы за счет принятия республиканским парламентом программы «Программа Горы», которая должна была обеспечить инвестициями горный регион, выстроить инфраструктуру, способствовать развитию сельского хозяйства. Но это не произошло. Продукция оказалась неконкурентоспособной, в стране было много импорта.

Вагаб Казибеков

В горных селах проблем много, особенно системных. Это неразвитость инженерной, социальной инфраструктуры, сферы услуг, отсутствие привлекательных рабочих мест, школ, низкий уровень МСУ. Это приводит к миграции трудоспособного населения в города.

Оголение горных районов для республики является механическим выбытием из хозяйственного оборота целых территорий, представляющих ценные пастбищные угодья. Это приводит к нарушению многовекового культурного уклада, умения вести хозяйство на этой земле и умения жить. Запретными механизмами невозможно удержать людей в горах.

Есть мировой опыт. В ЕС разработан и применяется комплекс экономических, правовых и административных мер. Они направлены на развитие горной местности.

Мы не наблюдаем интерес Центра к экономическому развитию Дагестана, все только на словах. На практике республика находится на одном из последних мест по бюджетному обеспечению на душу населения. Такое же отношение к Юждагу. Около 10 лет назад численность населения там составляла около 600 тысяч – 25 % от общего населения республики.

АПК не развит, сельхоз площади в Рутульском и Ахтынском районе не используются. Производство мяса дают в основном в горных районах. Но не ведется строительство предприятий по переработке мясной и молочной продукции. Государству это не сложно осуществить.

Нужно эффективное использование имеющихся ресурсов и конкурентных преимуществ. Это является основой долгосрочного развития горных территорий. Дальше разговоров дело не идет, нет эффективного управления горных районов.

Инвестиции слабые. Туризм мог бы приносить хороший доход и остановить отток населения. Правительству необходимо выступить инициатором разработки программ, закрепить законодательно и вести соответствующую работу.

Дагестан не может развиваться без устойчивого развития горных территорий. Я бы предложил создать республиканский Комитет гор, где занимались бы решением проблем и реализацией программ. Господдержка должна заключаться не только в развитии бюджетной политики и финансовых вливаний, это развивает иждивенческие настроения.

Сегодня есть проблема с кадрами. Почему-то со всей России приглашают специалистов работать в правительство. Но нет практики назначения в горные районы, ведь там тоже кадры оставляют желать лучшего.

Мы понимаем, почему правительство Абдулатипова не занималось решением проблем постепенного обнищания и экономической деградации отдаленных горных районов. Но почему это проблемой не занимается новое правительство?

Милрад Фатуллаев

Правительство Абдулатипова практически не занималось развитием горных территорий, и вообще развитием секторов экономики. В промышленности было некоторое оживление, связанное с получением заказов от Минобороны и низкие стартовые позиции, на которых находился Дагестан.

Доля промышленности в экономике республики – 6 %. Небольшие заказы в обмен на передачу серьезных активов Федеральному Центру, привели к статистическому росту в промышленности.

В остальном это приписки. Никакой задачи по развитию равнинных и горных территорий не стояло. Единственный проект, который продвигал Абдулатипов – строительство военно-грузинской дороги. Но это было на самом деле прикрытием, чтобы провести дорогу в наиболее отдаленный родной Тляратинский район,

В отношении нынешнего правительства у экспертов, журналистов есть нарекания по поводу отсутствия программы экономического развития Дагестана. Но в последнее время А. Здунов проводит раз в неделю стратегические сессии по различным темам.

Недавно состоялась сессия по развитию горных территорий. Методом мозгового штурма предлагаются версии о развитии жизни в горах. На основе них будет разрабатываться программа. В ближайшее время, надеюсь, увидим ее. По крайней мере, уже можно говорить о том, что нынешнее правительство этим занимается.

Надо обратить внимание на то, что жизнь в горах изменится, если выращиваемая продукция окажется конкурентоспособной и при этом не откроют импорт турецких продуктов в Россию.

Кроме того, изменилась структура распределения налогов. С некоторых пор Центр стал забирать часть налогов с территорий и перераспределять сверху. На местах хотели бы, чтобы большая часть оставалась в субъектах РФ, и чуть меньше уходило в ФЦ. Тогда на местах появились бы дополнительные возможности для экономических и социальных маневров. 

Вагаб Казибеков

Наверное, требуется время. По заявкам правительства в этой сфере, не думаю, что будет положительный результат. Хотя будут приписки, будут хвалиться о результатах. Демагогии будет много, а если брать фактуру, то мало что изменится в позитивную сторону.

При отсутствии должного внимания со стороны властей, что могут сделать для спасения своих сел и районов сами жители? Вот, к примеру, во многих аварских селах жители сами на основе новых бизнес-технологий привлекают средства для ремонта дорог, мостов, утилизации мусора, содержания частных школ и так далее.

Почему в одних районах Дагестана жителям удается это сделать? А в других нет? Может проблема в том, что у жителей разных районов Дагестана разное количество успешных и прогрессивно мыслящих выходцев из этих районов? Или проблема в прогрессивности и открытости самих районных властей?

Милрад Фатуллаев

Я бы не стал так громко говорить о существовании бизнес-технологий. Со стороны районных властей и глав сельских поселений инициатива есть, они периодически что-то делают.

Но это бессистемные подходы, которые не меняют картину, а латают дыры. Такие примеры есть почти в каждом селе, предприниматель или меценат что-то вкладывает в свое село.  Лагеря, школы, дороги…

Это все делается на деньги частного бизнеса. В. Васильев пытается привлечь средства дагестанских бизнесменов для того, чтобы они подключились в программу «Сто школ». Методом уговоров пытаются привлечь бизнес к строительству школ.

В Сулейман-Стальском районе завод «Рычал-Су» выделил миллион рублей для ремонта школы. Один из предпринимателей, бывший вице-премьер РЖД недавно заявил, что построит в Ашага-стале школе.

Есть еще пример, глава села Кубачи ведет страницу в сети Инстаграм, привлекает туристов, средства в село. Это исключительные примеры, которые имеют субъективный характер и в целом ситуацию в республике не меняют.

Во-первых, необходимо перераспределение налогов, как сказал выше. Во-вторых,– переработка востребованной и конкурентоспособной продукции. Думаю, правительство будет работать в этом направлении.

Вагаб Казибеков

У меня возникает вопрос, почему в период правления Абдулатипова во власти было около 45% аварцев. Почему из Юждага выезжает 43% молодежи, а из аварских сел 12-13%? Они обеспечены работой, у них есть возможности на республиканском и федеральном уровнях

В аварском селе Согратль даже газету выпускают. Интересно открытие частной школы в селении Тлондода. В Юждаге такого не наблюдается. Хотя есть отдельные случаи, энтузиасты. И в мое время улицы речным камнем выстилали. Но сегодня меценаты помогают. Нужны энтузиасты, когда есть поддержка, тогда проблемы будет легче решать. Тяжело, когда есть понимание, но отсутствуют возможности.

В 1995 году было принято 1000-ное постановление правительства РФ по социально-экономическому развитию четырех приграничных районов на территории Дагестана – Магарамкентский, Докузпаринский, Ахтынский, Рутульский.

Что в итоге? Эту программу переформировали в «Юг», создали свою под названием «Программа Горы». Только на 20% реализовали… О дальнейшей судьбе неизрасходованных средств ничего не известно.

08:30
2480