Вторник, 21 августа 2018
20:35

Кавказ снова обделили. Президент прямой линией закрывает провалы федеральных и региональных властей

Но и такое ручное управление перестает справляться с нарастающими проблемами
Марианна Свиридова
Кавказ снова обделили. Президент прямой линией закрывает провалы федеральных и региональных властей

Очередная прямая линия с президентом России, состоявшаяся 7 июня 2018 года, рекордов не побила. За 4.5 часа Путин ответил на 79 вопросов. Но уже в который раз на ней не были подняты проблемы Северного Кавказа.

"Прямая линия с Владимиром Путиным" накануне эфира собрала почти два миллиона обращений. И в этом году общение шло через прямую видеосвязь со студией. А зрителей, как таковых не было. Две сотни кресел убрали, чтобы сосредоточиться на экранах, куда выводили обращения граждан.

Была предусмотрена и обратная связь - Путин в прямом эфире переадресовывал вопросы из регионов их непосредственным руководителям, а также главам профильных министерств и ведомств. Жители России присылали видеообращения, иллюстрируя свои претензии к власти с протокольной безжалостностью.

Спрашивали про рост цен на бензин, повышение пенсионного возраста, проблемах строительства и обеспечения жильем, ситуации в здравоохранении. Но про Кавказ вопросы в эфир так и не попали. Оттого сегодня мы пытаемся вместе с нашими экспертами – Почему? И согласны ли они с утверждениями некоторых экспертов, что формат прямой линии все больше подменяет собой неработающие институты власти на местах?

Хаджимурад Сагитов, главный редактор газеты «Новое дело», Дагестан

В целом эта линия, как мне кажется, не ставит перед собой задачу решения системных проблем, будь-то Северного Кавказа или Дальнего Востока. Это придумано для того, чтобы мониторить градус напряжения в обществе, узнавать, какие проблемы существуют в различных отраслях.

Серьезные проблемы не поднимаются. Но Москву, конечно, нельзя обходить стороной. Если бы в Москве были серьезные проблемы, они решались бы и без прямой линии.

Заур Фарниев, главный редактор портала «Абон», Северная Осетия

Я не думаю, что это тайный заговор. С другой стороны, не думаю, что проблемы Северного Кавказа сильно отличаются от проблем во всей стране. Северный Кавказ не анклав, а такая же часть России, как и Дальний Восток.

Руководители регионов Северного Кавказа пытаются Кавказ обособить, сделать непохожим на всю страну. Это выгодно им самим, показать, что мы такие особенные, поэтому к нам нужно особое отношение. Не буду называть имена, мы все их знаем. Проблемы в стране одинаковые: коррупция, клановость, безработица, бедность.

Я согласен с тем, что институты власти в регионах не работают. Но не соглашусь, что во время прямой линии  можно решить какие-либо проблемы. Несколько лет назад я понимал, зачем нужна прямая линия, сейчас я этого не могу понять.

Прямая линия не решает вопросы, а превращается в раболепие. Может ее организовывают, чтобы отчитаться перед президентом, что в стране все нормально и вопросов у людей нет. Нынешняя прямая линия менее острая, чем несколько лет назад. Складывается ощущение, что люди стали жить лучше, чем в так называемые тучные годы и главная проблема бензин.

Поднимался вопрос о землях, пенсиях, минимальных зарплатах, может, я не услышал?! Но были восторженные выкрики. Прямая линия сводилась к вопросу: Владимир Владимирович, почему вы такой классный? Прямая линия не заменяет институты власти, она тоже не работает.

Аскер Сохт, общественный деятель, Краснодарский край

На прямой линии с президентом России в основном доминирует социальная тематика. Кризис нарастает, уровень жизни населения  падает, в стране растет социальное недовольство. Идеи повышения пенсионного возраста на фоне колоссального сужения экономики также вызывает обеспокоенность у людей.

На фоне столь стремительного роста социальных проблем национальная тематика просто не может быть актуализирована. Тем более, что люди страдают в равной степени по всей стране и Северный Кавказ не самая социально неблагополучная зона страны. Есть регионы с куда более бедственным, ужасающим положением.

Формат пресс-конференции, очевидно, демонстрирует дезорганизацию государственного управления. Тотальное неисполнение законов, указов президента РФ и его поручений. Системный кризис налицо.

Очевидно, "ручное управление" дошло до абсурда. Пресс-конференция как форма управления страной и решения сложных системных проблем страны лишний раз продемонстрировала свою несостоятельность.

Руслан Камбиев, председатель организации «Открытый Кавказ», КЧР

Реальные проблемы Северного Кавказа не поднимаются на «прямых линиях» так же,  как не поднимаются настоящие проблемы, которые существуют в стране. Вот, например, что волнует жителя из Карачаево-Черкесии, который задал вопрос на "Прямую линию" с В.В. Путиным:

"Обращаюсь к вам, как к Верховному Главнокомандующему, когда будет полностью выведен российский контингент Вооруженных Сил РФ из Сирии?" Обратите внимание, его волнует не уровень благосостояния граждан, ни пенсии, ни коррупция в стране, а месторасположение военного контингента за границей.

Северный Кавказ приумножил и увеличил, словно под лупой, перенял и довел до абсурда все традиционные российские проблемы, это коррупция и клановость, произвол силовиков и некомпетентность чиновников. Если найдутся люди, способные решить эти проблемы в России, то кавказские проблемы решатся сами собой, по инерции.

Несмотря на то, что, с одной стороны, подобные прямые эфиры придуманы политтехнологами для психологической релаксации населения: показать, что избирателя слышат и с ним разговаривают о насущных проблемах, с другой стороны, они доказывают неспособность властной структуры наладить нормальную работу, при которой людям не требуется личного вмешательства президента страны для решения всех проблем.

Хаджимурад Хакуашев, председатель совета Общественной организации «Республика - общее дело», КБР

Сожалею, но всю прямую линию послушать не удалось, но на момент, который я посмотрел, речь шла о дорогах в Моздоке и прорывах.  Да. Нельзя категорично говорить о полностью не работающих институтах власти на местах.

Но бывает выстроенная система вертикали для поиска простых логичных социальных решений, отсылает людей лично к главе государства. На мой взгляд, России, на местах, не хватает прозрачности принимаемых решений и реального народного самоуправления.

Руслан Муцольгов, председатель ингушского регионального отделения партии "ЯБЛОКО", Ингушетия

Во-первых, прямая линия показывает, что вся существующая сегодня система власти и управления не работает, либо работает таким образом, что чиновничий аппарат решает свои вопросы, а не проблемы населения страны. И это видно по количеству обращений.

Во-вторых, прямая линия это не институт власти, не часть системы управления страной, она бессмысленна и бесполезна. Может быть, через нее и получится решить несколько частных вопросов, которыми президент страны не должен заниматься априори, но предотвратить появление аналогичных проблем в будущем, никогда.

В адрес президента страны ежегодно поступают сотни тысяч обращений от населения страны, и это стало возможным исключительно по той причине, что неработающая система власти на местах не способна решить самые элементарные вопросы и проблемы. А это следствие безграмотной политики руководства страны и высших эшелонов власти.

Когда региональная и муниципальная власть не избирается населением, а назначается «сверху», когда на должности в регионы и органы местного самоуправления назначаются различного рода варяги, которых ничего не связывает с регионом и местом их назначения, количество проблем населения будет только увеличиваться, и их решение не будет приоритетом для назначенцев.

Избранный народом чиновник будет вынужден отчитаться перед населением, а назначенный «сверху» или кучкой карманных депутатов, будет выслуживаться перед руководством.

Сайпудин Гучигов, руководитель организации «Наш дом – город Грозный», Чечня

Когда Владимир Путин приезжал на форум в Ставрополь, мы задавали вопрос, почему умалчивается ситуация на Кавказе. Обозначили одним словом, что на Кавказе все нормально.

Позавчера несколько десятков общественных организаций в Пятигорске вынесли резолюцию о том, чтобы обратиться к правительству и к президенту РФ о ситуации на Кавказе после трагических событий в Грозном, нападении на храм.

На мой взгляд, умалчивается потому, что сейчас решаются большие международные проблемы. Наверное, придет время, доберутся и до решения проблем Кавказа.

Я был в Саратовской, Волгоградской, Рязанской областях. Посмотрите, какая там экономика. И дело не в том, что там неблагоприятные климатические условия. Сплошной упадок, страшная разруха. По сравнению с российской глубинкой на Кавказе институты власти работают идеально.

О Чечне многие говорят с раздражением. Да, может, есть какие-то углы, которые не нравятся людям, мне, которые на первый взгляд не понятны. Но я вижу, что происходит в ЧР, Ингушетии, КБР, Ставропольском крае. У нас лучше.

20:35
2311