Воскресенье, 16 декабря 2018
11:00

Почему власти республик Кавказа не защищают свои языки перед Москвой так яростно, как Татарстан?

В России разворачивается противостояние национальных регионов и московских чиновников
Амина Сулейманова
Почему власти республик Кавказа не защищают свои языки перед Москвой так яростно, как Татарстан?

25 мая Народное собрание Дагестана поддержало внесенный в Госдуму проект закона о переводе изучения национальных языков России на добровольную основу. Хотя параллельно с этим по стране поднимается волна протеста против данной инициативы.

Напомним, что конфликт разгорается вокруг требования Кремля исключить практику обязательного изучения в национальных республиках России родных языков. Поскольку при обязательном характере их изучения, их вынуждены учить и сдавать по ним аттестационные экзамены и представители других народов. Как русские в Татарстане.

Владимир Путин, напомним, 20 июля 2017 года на заседании Совета по межнациональным отношениям заявил: "Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов Российской Федерации".

После заявления Путина федеральные власти начали требовать от национальных республик отказаться от практики обязательного изучения родных языков в школах. В ответ в регионах начало нарастать сопротивление языковедов, активистов национальных организаций. А в Татарстане против инициативы Москвы даже встал Госсовет.

Тем не менее, Москва планомерно продавливает принятие закона о переводе изучения родных языков на добровольную основу. И даже инициативная группа, инициировавшая принятие закона составлен депутатов Госдумы, представляющих Москву, Московскую область, Омскую область, Чечню и Чувашию. Национальные регионы в этом составе должны снизить конфликтность продвигаемой инициативы.

При этом четко ощущается в разнице отношения к этому закону на Кавказе и в Татарстане. В Татарстане против принятия закона встали и общественники, и депутаты Госсовета. Которые даже обвинили президента Минниханова в отсутствии жесткой позиции против данного закона о языках. На Кавказе же ситуация обратная.

 

 

Поскольку против закона протестуют только общественники. А депутаты и власти его с готовностью поддерживают. Свидетельством чему является позиция дагестанского Народного собрания, поддержавшего инициативу Москвы. Причем даже те депутаты Госдумы с Кавказа, которые обещали выступить против данного закона, уже не подают никаких признаков политической жизни.

С чем связана такая разница отношений властей Татарстана и кавказских республик к закону о языках? И насколько он, действительно, угрожает сохранению народов России? На вопросы отвечают Амиль Саркаров, заместитель главного редактора РИА «Дербент» и Руслан Айсин, главред портала «Поистине».

Несмотря на то, что в Татарстане депутаты Госсовета выступили против закона о добровольном изучении родных языков, Комитеты Народного собрания Дагестана поддержали этот законопроект.

Дагестанские депутаты уверены, что "принятие данного законопроекта не отменяет существующего статуса родных языков", поскольку "они продолжают входить в обязательную часть базисного учебного плана".

При этом, одним в инициативную группу депутатов Госдумы, продвигающих этот закон, входят депутаты от Чечни и Чувашии. Выходит, что кавказские депутаты не боятся исчезновения своих языков в случае отмены обязательного их изучения в школах. А татарстанские депутаты боятся. С чем это связано, на ваш взгляд?

Амиль Саркаров

В первую очередь это связано с разной функциональностью государственных языков в этих республиках. В Татарстане на татарском языке велось обучение с 1-го по 11-й класс и даже в вузах. Кроме того, в Татарстане имеется острое противостояние из-за нежелания части русского населения учить татарский язык и употреблять его в качестве официального языка наряду с русским.

На Кавказе не совсем осознают, что такое госязык. В Дагестане проблема усугубляется многоязычием, фактическим отсутствием госязыков кроме русского. А также, по сути, нежеланием и неготовностью придавать языкам народов Дагестана такой статус. Это вызвано отсутствием понимания того, как осуществить данную возможность, предусмотренную Конституцией России.

В моноэтничной Чечне проблема сохранения и функционирования местного языка в качестве государственного действительно стоит не так остро, как и в Ингушетии. Формальный в данном случае переход на добровольную основу ничего не поменяет, даже если совсем немногочисленное нетитульное население откажется от изучения чеченского языка.

Руслан Айсин

Республика Дагестан потеряла последние остатки политической субъектности после смены старых элит на новых назначенцев. Поэтому у Дагестана нет собственной позиции по этому вопросу в отличие от Татарстана, для которого вопрос изучения языка является определяющим. У Дагестана своя специфика, где 14 титульных языков.

У татар такой проблемы нет, их в республике большинство. Около 75 % населения проживает за пределами республики. Вопрос преподавания родного языка важен и с той точки зрения, чтобы республика оставляла за собой право издания учебников татарского языка и истории Татарстана.

Сейчас это право забрала Москва, эти учебники должны проходить экспертизу стоимостью около 600 тыс. рублей. Это должны брать на себя региональные министерства, очевидно, что не всем министерствам это нужно.

Чечня тоже идет в фарватере общефедеральной повестки. Она заключается в том, чтобы продавить этот законопроект, унифицировать все, в том числе в языковой сфере. Потому что языковая сфера является частью большого идеологического вопроса.

Чечне не грозит опасность потери языка. Чеченская Республика этнически монолитна, это патриархальное общество. Татарстан – урбаническое пространство. Татары долгое время считали, что система образования помогла сохранить национальную идентичность.

Выстроенная в 90-е годы система национального образования уничтожается поэтапно. Это началось с закрытия татарского национального университета, затем изъяли из образовательной системы РФ этнорегиональный компонент, когда часть учебной программы составлялась регионом.

Потом запретили сдачу ЕГЭ на родном языке. Татарстан боролся за это. Следующий этап – отмена обязательного преподавания родных языков. Дальше вопрос встанет о ликвидации республик, перекройки административно-территориального деления страны. Это довершит демонтаж федерализма в стране.

Не секрет, что Москва продавливает этот законопроект о переводе изучения родных языков на добровольную основу. С депутатами и общественниками, которые слишком рьяно встают против принятия данного закона, проводятся беседы.

Насколько в подобных условиях общественные инициативы разных регионов по защите родных языков смогут выстоять под натиском властей и добиться отмены данного закона?

Амиль Саркаров

На мой взгляд, это именно федеральные власти не совсем осознают последствия своей языковой политики. Самое главное, она противоречит Конституции страны, которой власти должны руководствоваться. Дальнейшие действия властей могут лишь усугубить противостояние и довести его до антагонизма, особенно если усилятся репрессивные меры.

У нас и так федерализм носит декоративный характер, а в случае дискриминации национального достояния России (коим являются языки ее народов согласно федеральному закону), очень многие граждане сильно разочаруются и доверие к власти ощутимо упадет.

Уже сейчас наблюдается консолидация общественности народов России в деле защиты родных языков и государственных языков республик. Недавно состоявшийся круглый стол в Москве показал, что это уже реальность.

По мере усугубления языковой проблемы имидж нашей страны на международной арене также серьезно пострадает, а зарубежные страны начнут обращать на эту проблему более пристальное внимание.

Посыплются обвинения в несоблюдении властями России собственного законодательства, то есть в том, что она не может считаться правовым государством. В этом случае антироссийские выпады из-за рубежа не сплотят население страны, а окончательно разобьют его на два лагеря.

Мне кажется, что рано или поздно неправильный тренд языковой политики вернется в правовое русло. Мы не сможем игнорировать общемировую тенденцию выхода из тени региональных языков и повышения их статуса, особенно в связи с тем, что Россия сама в плане языкового законодательства является примером для многих стран.

Руслан Айсин

Москва всерьез намерена принять этот закон. Однако мы видим, что представители национальной и части русской общественности активно выступают против этого. В частности, 21 мая в Москве состоялся Круглый стол с участием представителей 15 республик, более 20 представителей национальностей.

В нем также принимали участие представители научной сферы, которые дали свою компетентную оценку. Сказали, закон грозит тем, что оставшиеся языки могут исчезнуть. Доцент МГУ Казакевич привела данные, согласно которым за 5 лет в России исчезло 2 языка. И это тенденция продолжается.

Национальная общественность прекрасно осознает, чем это может грозить. Борется, несмотря на давление, и Республика Татарстан в лице президента и Госсовета определила свою позицию, что сдавать родной язык нельзя. Я вижу выход в широкополосном объединении, как это и произошло на Круглом столе. На нем был создан Демократический конгресс народов РФ.

11:00
6283