Понедельник, 18 июня 2018
22:55

Не вмешиваться с шиитским уставом в суннитский мир России. Салах Межиев вновь жестко одернул Иран

Муфтии все чаще начали выражать открытое недовольство вмешательством Тегерана в жизнь мусульман России
Даниял Исаев
Не вмешиваться с шиитским уставом в суннитский мир России. Салах Межиев вновь жестко одернул Иран
Муфтий Чечни Салах Межиев

Чеченский муфтий Салах Межиев резко высказался в адрес Саудовской Аравии и Ирана. Как пишет портал «Кавказ.Реалии», в интервью египетской газете "Мыср Арабия" он призвал их воздержаться от влияния на мусульман России.

"Мы в Чечне уважаем все страны, и нельзя вредить международным отношениям. Однако Саудовской Аравии и Ирану не следует вмешиваться со своими шиитским и ваххабитским мазхабами (правовыми школами в исламе) в нашу мусульманскую общину в России", - цитирует Межиева информационный ресурс.

В прошлом году муфтий Чечни Салах Межиев также обрушивался с критикой на Иран. Так, он выступил с видеообращением, где сказал, что под видом своей культуры Иран распространяет на Кавказе, и в частности в Чечне, шиитскую литературу, тем самым искажая истинный путь ислама.

«Существуют и переводы на русский язык, выпущенные шиитами, нельзя их читать и руководствоваться ими! Со всей уверенностью заявляю, что в Чеченской Республике не пройдет ни шиизм, ни ваххабизм!» – заявлял он. А глава Чечни Рамзан Кадыров по поводу распространения шиизма в Чечне заявлял: "Я не хочу хоронить людей, не хочу, чтобы в Чечне была Сирия».

Несколькими годами ранее критика в адрес шиитского проникновения в российские регионы звучала и из уст татарских муфтиев. Кроме того, весьма критично вплоть до полного бойкота представители Совета муфтиев России отнеслись к инициативе создания Консультативного совета мусульман СНГ во главе с шиитским муфтием Пашазаде.

При этом сам Пашазаде, являющийся муфтием Азербайджана, также неоднократно жестко выступал против идеологической экспансии Ирана на территории своей страны. В чем именно мусульмане России видят угрозу со стороны Ирана и шиитского духовенства, отвечают Умар Бутаев теолог, публицист и Руслан Айсин, главред портала «Поистине».

Критические высказывания в адрес Саудовской Аравии мы много раз слышали из уст не только муфтия Чечни, но и муфтиев других республик Северного Кавказа и даже Поволжья и других регионов России.

Однако обвинения в адрес Ирана начали звучать только в последнее время. Какое вмешательство со стороны Ирана в жизнь мусульманской общины России имеют в виду российские муфтии, когда выражают свое недовольство?

Руслан Айсин

Недовольство Ираном в клерикальной мусульманской российской среде росло, но не выплескивалось наружу. По той причине, что Иран находился в плотной геополитической сцепке с Россией. Поэтому критика Ирана не приветствовалась, а всячески подчеркивалось, что Тегеран наш друг и партнер  в борьбе против ИГ и США.

Но Иран имеет собственную повестку. При всех его раскланиваниях перед Москвой, Тегеран всегда считал себя ведущей силой на Ближнем и Среднем Востоке. Иран всегда имел в виду, что он будет использовать Россию. А Россия пыталась использовать Иран в своих геополитических планах.

Иран ведет тонкую сублимированную политику внутри России. Иранское влияние было оказано не только на средиземноморское пространство, но и на европейский континент. Поэтому он считает, что имеет историческое и ментальное право поучать всех. Среди исламских стран, будучи шиистким государством, Иран не может действовать открыто.

Поэтому работает тонким инструментарием. Открывает культурные центры, проводит научные конференции, воплощает образовательные проекты. И потихоньку входит в поле российского суннитского ислама, который находится под патронажем духовных управлений. Нашим муфтиям это не нравится.

Умар Бутаев

Вмешательство Ирана или Саудовской Аравии, о котором говорилось в интервью муфтия Чечни Салаха Межиева, в основном финансовое. Потому что отправлять в Россию эмиссаров они сейчас не могут, их деятельность часто пресекается.

Финансовая подпитка из Ирана идет на деятельность религиозных общин, из Саудовской Аравии она практически пресечена. Это особенно заметно на юге Дагестана, где распространен шиизм. В Чечне, Центральном и Северном Дагестане шиизм распространен слабо.

Можете ли вы привести наиболее показательные примеры усиления культурного и религиозного влияния Ирана в вашей республике? В чем это проявляется?

Руслан Айсин

Напомню, что в Казани находится консульство Ирана. Иран проявляет идеологическую и организационную активность, всячески подчеркивает близость татарского духовного наследия и культуры персов. Через культурное взаимодействие происходит тонкое проникновение иранских идеологических микроволн в ткань татарской идентичности.

Иранцы планомерно убеждают российскую общественность, что Тегеран последовательно выступает против террора, за культурный диалог. Упомянутое консульство Ирана в Казани проводит массу мероприятий, возит большое количество людей из числа интеллигенции, бизнес, политической и культурной элиты в Иран.

Местные шииты, в основном из числа азербайджанцев, поднимали вопрос об открытии в Казани шиитской мечети. Но им эту возможность не дали. Около 10 лет консульство Ирана вынашивало план открытия Иранского культурного комплекса, при котором была бы мечеть, библиотека и прочая инфраструктура. Иран проявляет большую активность в регионе Поволжья, что не может не вызывать определенные опасения у суннитов.

Умар Бутаев

Распространение шиитской литературы имеет место, но давно ее не встречал. Как-то видел буклеты, которые издавали в Махачкале. Шиитская мечеть в столице Дагестана функционирует, но она незаметна на фоне остальных мечетей. Деятельность шиитов ведется внутри общины. Открытого призыва я не наблюдал.

Тем не менее, шиизм хоть и медленно, но распространяется в регионе. Я думаю, идет речь о финансовой подпитке.  Сегодня, буквально, прошла новость о том, что будут запущены новые авиарейсы, которые свяжут Махачкалу и столицу Ирана Тегеран. Кроме того, идет культурная экспансия в виде распространения иранских фильмов.

Как известно, некоторое время назад на экраны вышел фильм «Мухаммад», который большинство мусульманских ученых по всему миру осудили, сказав, что картина противоречит исламу, истории о жизни пророка. В частности Салах Межиев тоже высказался против. В Чечне показ фильма отменили, а в Дагестане показ прошел.

Иран воспринимается Россией как надежный союзник на международном уровне. Оттого Москва может даже приветствовать рост иранского влияния на российскую мусульманскую общину.

Но можете ли вы спрогнозировать, к какому напряжению внутри суннитской общины России может привести подобное неуклонное возрастание влияния Ирана? Чем это грозит безопасности самой России?

Руслан Айсин

Большая часть мусульман России с настороженностью относится к Ирану. Мусульманская молодежь считает Иран соучастником преступлений сирийской армии и полувоенных шиитских и алавитских формирований против суннитского населения в Сирии. Степень критики доходит до обвинения Дамаска и Тегерана в геноцид суннитского населения.

Тем более, что в эпоху распахнутого информационного окна скрыть это невозможно. Поэтому встанет вопрос о том, что мусульмане не могут рассматривать Иран как своего союзника. Но у России, как у государства со своими интересами на мировой арене, другие виды, и она пытается использовать Иран.

Насколько мне известно, сейчас происходит небольшое размежевание позиций Ирана и России по Сирии. Поэтому, возможно, есть дозволенность «наехать» внутри России на Иран. Думаю, иранское влияние не столь страшно внутри, сколько оно наносит значительный урон международному имиджу страны в исламском мире.

Для многих исламских стран, с которыми у России налаживаются отношения, Иран является идеологическим соперником. В первую очередь, для монархий Персидского заливаю Здесь надо выбирать. Потому что диверсифицировать внешнеполитические связи тяжело, с учетом идеологической политики этих стран.

Умар Бутаев

Если влияние Ирана на российскую общину будет увеличиваться, распространяться шиизм, то возникнет почва для религиозного напряжения между суннитами и шиитами. Эта религиозная конфронтация продолжается уже больше тысячи лет. Мы видим, к каким последствиям приводило нарастание шиитского присутствия в регионах, как, например, в Ираке, и даже в Сирии.

В Сирии это особенно заметно. Потому что алавиты, считающиеся группой внутри шиитской общины, получили здесь всю полноту власти в стране, а суннитское большинство оказалось не у дел. Пользуясь этими рычагами власти, алавитская верхушка оказывает давление на суннитов, возникает конфронтация.

Есть ряд вопросов, которые остро строят между суннитами и шиитами. При нарастании влияния Ирана на Кавказе, о межконфессиональном диалоге говорить будет сложно. С кавказским темпераментом это может привести даже к кровавым последствиям. Это опасная тенденция.

Для России будет лучше, если она будет пресекать возможные пути влияния Ирана на Кавказ. Безопасность страны будет зависеть от того, насколько распространится шиизм на Кавказе. При распространении шиизма общественная безопасность России столкнется с серьезными вызовами. Конфликтов не избежать.

 

22:55
2813