Понедельник, 16 июля 2018
11:45

Васильев так увлекся Татарстаном, что оставил за бортом много честных дагестанских специалистов

Долго ли продлится показательный бойкот дагестанской верхушке со стороны варягов?
Рамазан Шахбанов
Васильев так увлекся Татарстаном, что оставил за бортом много честных дагестанских специалистов
Владимир Васильев, Артем Здунов и Камиль Исхаков. Фото: РИА Дагестан

В минувшую пятницу, 2 марта, новый руководитель Дагестана Владимир Васильев встретился с тяжеловесом татарской и российской политики Камилем Исхаковым. В прежние годы Исхаков был мэром Казани, полпредом президента России на Дальнем Востоке.

Успел он поработать и в должности постоянного представителя России при Организации Исламская конференция в саудовской Джидде. Сегодня он является президентом Булгарской исламской академии в Татарстане, которая призвана стать самым крупным и статусным исламским учебным заведением в России.

Кроме того, Камиль Исхаков является советником первого заместителя руководителя Администрации президента Российской Федерации, а также помощником президента Татарстана. Фигура, надо признать, более чем значимая не только для Татарстана, но и для Северного Кавказа.

Оттого у многих дагестанских журналистов и экспертов родились догадки о том, не присматривается ли Владимир Васильев к приглашению Камиля Исхакова на какой-нибудь значимый пост в обновленной системе власти Дагестана? Ведь приглашение в Дагестан на пост премьера Артема Здунова тоже начиналось с взаимных встреч.

И какой пост внутри дагестанской политической системы мог бы оказаться под стать такого опытного татарстанского политика, как Камиль Исхаков? И если, Исхаков все-таки хоть в каких-то приблизительных расчетах Владимира Васильева мог бы рассматриваться на сколь-нибудь значимый пост в Дагестане, не является ли это перебором с приглашением в нашу республику варягов?

Причем этими вопросами задаются не только журналисты. Но и многие опытные дагестанские чиновники и специалисты, успевшие в разные годы поработать в дагестанском правительстве, и сумевшие не запятнать себя расхищением бюджетных и народных средств.

Все-таки, нельзя забывать о том, что у нашей республики большое количество честных и искренних сыновей. Причем у Дагестана есть свои академики, огромная когорта докторов наук, руководителей институтов, опытных чиновников и управленцев, в том числе и регионах Центральной России.

Оттого многие из них в обсуждении друг с другом и задают этот вопрос – не слишком ли команда Владимира Васильева увлекается приглашением в республику и встречами с татарстанскими политиками в ущерб большой когорте честных дагестанских специалистов, гораздо лучше знающих свою республику?

Почему Владимир Васильев никак не использует потенциал этого класса дагестанских управленцев? Почему они вместе с проворовавшимися чиновниками оказались выброшенными за борт новыми властями? На эти вопросы отвечают Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала» и Милрад Фатуллаев, главред РИА «Дербент»

Новый руководитель активно проводит встречи с представителями политической элиты Татарстана. На днях он встречался с бывшим мэром Казани и бывшим представителем России в ОИК Камилем Исхаковым. Как вы думаете, это снова взаимные смотрины?

Может ли так оказаться, что Камилю Исхакову по итогам этих политических смотрин может быть предложен пост в Дагестане? Какой пост он мог бы занять в нашей республике, получи он такое приглашение от Васильева?

Эдуард Уразаев

У меня, из сообщений о визите Камиля Исхакова и его интервью, которые он осенью прошлого года давал СМИ Татарстана, сложилось впечатление, что он весьма ответственно и увлечённо взялся за выстраивание Булгарской исламской академии, президентом которой он является. И в сообщении сайта "ИсламДаг" сказано, что целью его визита является налаживание сотрудничества с дагестанскими исламскими вузами.

Это связано, как следует из его интервью, с пониманием места Дагестана в истории ислама в России, а также вменением ему вопросов развития исламского образования по России в целом в качестве советника первого заместителя руководителя Администрации президента России Сергея Кириенко и помощника президента Татарстана Рустама Минниханова.

Кроме того, вероятно, его приезд связан с тем, что в первом наборе магистрантов и докторантов в Болгарскую исламскую академию оказалось 10 дагестанцев. Вместе с тем, в интервью татарским СМИ в октябре 2017 года Камиль Исхаков заявлял о том, что хорошо знаком с Владимиром Васильевым в период его пребывания на должности замглавы МВД России.

И выразил уверенность в том, что Васильев справится, поскольку у него системный подход к решению проблем. Он также отметил, что для Татарстана назначение варяга было бы неподходяще, а в Дагестане это возможно, поскольку там совсем другая ситуация в политическом, экономическом и социальном планах, а потому и в кадровом вопросе. Так что полностью исключить вариант обсуждения его кандидатуры, например, на должность мэра Махачкалы нельзя.

Но, учитывая его возраст - 69 лет, и, как он сам говорит, одновременно хорошие отношения с председателем Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином, председателем Центрального духовного управления мусульман Талгатом Таджуддином и муфтием Татарстана Камилём Самигуллиным, что является редкостью для взаимоотношений духовенства и власти, то вряд ли его отпустят в Дагестан.

Милрад Фатуллаев

Васильев проводит встречи и с ключевыми политиками федерального уровня. Перед ним стоит задача, как я полагаю, навести такой порядок, который стал бы моделью для его использования в других кризисных регионах России. Необходимо разобраться, почему Дагестан оказался банкротом по всем параметрам. Это видно из доклада прокурора Попова, который иллюстрируют глубину кризиса в Дагестане.

Президент неоднократно говорил, что раньше на это не обращали внимания, потому что раньше перед страной стояли другие задачи. Сейчас необходимо запустить региональную экономику. Вопросы экономического развития страны сегодня на первом месте. Васильев, вероятно, решает федеральную задачу на региональном уровне.

С этим связана привязка дагестанского правительства к федеральным структурам России. В качестве модели для запуска отмеченных мною механизмов был взят близкий Дагестану ментально Татарстан. С этим связаны встречи Владимира Васильева с тяжеловесами федерального уровня и уровня Татарстана.

Камиль Исхаков успешно проработал на посту мэра в Казани, был инициатором строительства метрополитена в столице Татарстан. Но не думаю, что его будут сватать на должность мэра Махачкалы. Это серьезная должность. Все-таки в Махачкале сконцентрирована треть населения всего Дагестана.

По некоторым данным, чтобы привести город в надлежащее состояние необходимо около 15 млрд. долларов. Какие действия будут предпринимать для развития Махачкалы? Эти вопросы должен решать опытный человек. Возможно, им и мог бы стать Камиль Исхаков. Другая должность, которая ему может быть предложена, вице-премьер по региональному развитию в Дагестане. Эта должность близка ему по прежнему опыту работы.

Как вы можете оценить общественные и политические настроения в Дагестане после приглашения в республику такого заметного количества варягов на все ключевые посты?

Насколько серьезным вам представляется начавшее уже вызревать недовольство в дагестанской политической верхушке?

Эдуард Уразаев

В целом большинство дагестанцев положительно оценивают начавшийся процесс очищения власти и принимает варягов как общественную необходимость. Обусловлено это тем, что все представители прежней властной верхушки не смогли добиться снижения уровней клановости, коррупции и правового нигилизма во власти.

Поэтому вера жителей нашей республики в то, что необходимые меры по спасению региона сможет принять дагестанец, уже утрачена. А продолжающиеся аресты республиканских чиновников выглядят справедливым возмездием и поддерживают авторитет команды Владимира Васильева.

В то же время после переназначения Васильевым на должность первого заместителя вице-премьера Дагестана Рамазана Алиева с целью повышения налоговых доходов в бюджет, настроения дагестанцев стали меняться. Поскольку он является близким соратником Рамазана Абдулатипова, и который, судя по материалам совещания с хозяевами АЗС и докладов руководства УФНС по РД, провалил работу по сбору налогов.

Осадок у дагестанцев остался и после скандала с Екатериной Толстиковой, которая дала повод для возмущений сначала в коллективах учреждений образования, а теперь - в минимущества. При справедливых требованиях к качеству работы чиновников и преподавателей, ей видимо не хватает деликатности в отношениях с людьми, которую демонстрирует сам Васильев.

Ещё одним фактором сомнений стало внесение Васильевым в республиканский парламент в качестве кандидатуры на должность Уполномоченного по правам человека малоизвестного человека, который является сыном бывшего заместителя руководителя Администрации президента Дагестана и которого лоббирует прежний омбудсмен Уммупазиль Омарова. В ответ общественные организации выдвинули кандидатуры ряда известных правозащитников.

Дагестанский политклуб "Достоинство", отдаленный от власти, в своём заявлении отметил, что последние кадровые решения, в числе которых назначение родственника экс премьер-министра Абдусамада Гамидова министром экономики и территориального развития РД, а также сохранение в структуре Администрации главы и правительства РД на ключевых постах всех назначенцев Рамазана Абдулатипова, вызывает большие сомнения в логичности и целесообразности предпринимаемых шагов.

Представители же политической элиты в открытую против новой команды не выступают, если не считать выступления президента клуба "Анжи" Османа Кадиева, который в хороших отношениях с Рамазаном Абдулатиповым. Появилась также пара критических анонимных статей, которые размещаются в социальных сетях и передаются по WhatsApp.

Но они пока большой погоды в настроениях не делают. Пока аресты касаются в основном так называемой беловоротничковой преступности, а эта часть элиты разобщена и не имеет больших клиентелл, которые они могли бы мобилизовать на организацию общественных протестов.

Но те, кто имеет репутацию криминально-политических авторитетов, пока сохраняют свои позиции. Многое будет зависеть от того, сумеют ли они работать в условиях, когда воровать как раньше нельзя, или в случае, если против них будут возбуждены уголовные дела.

Изменение настроений широкой дагестанской общественности также возможно из-за ошибок нового руководства Дагестана, при которых явно проявится высокомерие и несправедливость со стороны новой политической верхушки по отношению к жителям республики. Но пока таких ошибок почти нет.

Милрад Фатуллаев

Что из себя представляла дагестанская политическая верхушка до прихода в республику Васильева видно из справки упомянутого прокурора Попова. Это представители одних и тех же фамилий на протяжении 30 лет полностью дискредитировавшие себя.

Они уже не будут рассматриваться в качестве ключевых руководителей. За исключением нескольких лиц, не замешанных в коррупционных схемах – таких, как вице-премьеры дагестанского правительства Анатолий Карибов, Рамазан Джафаров. Остальные со временем будут уходить с политического олимпа.

Недовольство происходящим у дагестанской верхушки есть, но оно ни во что не выльется. Потому что они понимают, почему в Дагестан пришли кризис-менеджеры в таком большом количестве. Они прекрасно осознают гигантское недовольство на грани социальных протестов, но помноженное на дагестанское терпение.

Запрос у жителей Дагестана на справедливое наказание годами обворывавших республику чиновников очень глубокий. И никакого сочувствия или поддержки со стороны простых дагестанцев эта обанкротившаяся политическая верхушка нашей республики не получит.

Почему, на ваш взгляд, Васильев не встретился почти за полгода своего назначения в Дагестан ни с одним бывшим руководителем республики? Ни с одним бывшим премьер-министром республики? Ни с одним депутатом Госдумы или сенатором? Ни с одним дагестанским академиком?

Почему новый руководитель Дагестана, назначенный в республику со стороны, не консультируется по тонкостям работы в Дагестане с самыми искушенными в этих проблемах людьми? И чем чревата такая стратегия работы в нашей республике?

Эдуард Уразаев

Нет, Владимир Васильев встречался осенью с первым президентом Дагестана Муху Алиевым. А на совещании с представителями НКО 2 марта он сообщил, что недавно обсуждал с ним проблемы сбора налогов и вывода экономики из тени.

Что касается большинства остальных руководителей и депутатов, то после получения информации от правоохранительных и контролирующих органов у Васильева скорее разочарование от их методов и стиля управления регионом и выполнения депутатских обязанностей.

Так Владимир Васильев недавно заявил, что в Дагестане в прежние годы чиновники хорошо научились припудривать ситуацию, то есть фальсифицировать или имитировать работу, а также прятать или замазывать существующие политические и экономические проблемы.

Зато он по отдельности встретился с представителями политических партий, СМИ и общественных организаций. Правда, с экспертным сообществом пока встречи не было. Проблема в том, что на встречах зачастую звучат либо жалобы, либо поднимают слишком общие темы, либо пытаются решить шкурные вопросы.

Поэтому участников этих встреч просят говорить о своих конкретных предложениях по решению наболевших проблем дагестанского общества. Тем более, что Владимиру Васильеву и Артёму Здунову сейчас не до стратегических решений и они поглощены ворохом текущих проблем.

В этом есть свои плюсы и минусы. Ты вроде занят конкретными проблемами, часть из которых шаг за шагом решаются, наводишь элементарный порядок и это создаёт позитивное впечатление. Минус в том, что за деревьями не видишь леса и начинаешь делать ошибки.

Многие из которых связаны с тем, что  рядом продолжают работать члены команды Рамазана Абдулатипова, которые подсовывают новым властям выгодные им решения. А тех, кто мог бы предлагать более выверенные предложения, к власти либо не подпускают, либо дискредитируют.

Тогда как последствия получения односторонней информации и непрозрачности принимаемых решений будут негативно сказываться на качестве управления и эффективности власти.  

Милрад Фатуллаев

Васильев не встречается со всеми перечисленными в вопросе лицами, потому что так или иначе с этими лицами дагестанская общественность связывает катастрофическую ситуацию, которая сложилась к сегодняшний момент.

Более того, Федеральный центр не раз оказывался в ситуации, когда он становился жертвой манипуляции прежней чиновничьей верхушкой Дагестана, которая спекулировала перед Москвой религиозными и национальными особенностями, добиваясь финансовых средств, льгот, закрытия глаз на определенные нарушения.

Сегодня новым властям Дагестана поставлена другая задача. Изучить ситуация как есть на самом деле. Применить апробированные успешные методы таких регионов как Татарстан. Привести в Дагестан закон. Сделать все процессы в Дагестане прозрачными, насколько это возможно.

Работающие не по принципам, которые культивировали предыдущие руководители Дагестана. Даже такие представители дагестанской верхушки, как депутаты Госдумы, сенаторы получили такой статус по непрозрачным, известным всем дагестанцам способам. Порой, это была обычная покупка мест.

Поэтому и решение всех этих проблем такое – привести людей со стороны, специалистов из Москвы, менеджеров из Татарстана. Выстроить новую дагестанскую модель, основанную на российском законе. Потом эту модель апробировать на субъектах России, там, где это необходимо. Таким образом, будет решаться задача запуска успешной региональной экономики.

11:45
3369