Пятница, 27 апреля 2018
23:15

В Осетии угрожающая ситуация. Общественный суд начнет возрождать мораль по кодексу "Ирон агъдау"

Не оттолкнет ли от себя современных осетин практика закрытого традиционного общества?
Фатима Плиева
В Осетии угрожающая ситуация. Общественный суд начнет возрождать мораль по кодексу "Ирон агъдау"

Порицанием людей, совершивших аморальные поступки, и примирением кровных врагов займется общественная структура «Тæрхон», которую создает «Высший Совет осетин», об этом стало известно во время первого заседания координационного совета.

Портал «Кавказ.Реалии» приводит комментарий председателя «Высшего Совета осетин» Руслана Кучиева, который назвал эту практику общественного порицания "Общественный суд": "Он не подменяет и не дублирует государственные суды. Он работает так же, как работали суды до появления в Осетии светских судов».

Со слов Кучиева, этот «общественный суд» «похож на товарищеские суды в советских трудовых коллективах»: «"Общественный суд" будет реагировать на проступки, противоречащие духовно-нравственному кодексу осетин "Ирон агъдау". Сейчас "Высший совет осетин" разрабатывает специальное положение.

В котором будет прописано, каким образом и из кого будет комплектоваться данная структура. Скорее всего, в нее войдут представители фамилий. Этими вопросами займутся в ближайшей перспективе, но идея нового органа заключается в общественном воздействии на определенные негативные явления».

«Это не мое изобретение, такое всегда было во времена наших дедов и прадедов. Общество никогда не оставалось равнодушным к происходящему и выносило свое решение вплоть до того, чтобы перестать общаться с теми, кто позволяет себе аморальные поступки <…>

Если есть явления, которые надо осудить, люди, которые позорят общество, то это нужно выносить на обсуждение. «Тæрхон» может выносить решение по общественному порицанию человека, сделавшего позорный поступок или делать предупреждения, чтобы ошибки больше не повторялись», - сказал он.

Кроме того, «Тæрхон» будут ставить перед собой задачи и по примирению кровных врагов, которые, по словам Кучиева, в Осетии есть до сих пор. «Будут применяться меры для того, чтобы вражды больше не было. Старейшин обеих сторон будут собирать, и обсуждать с ними ситуацию, - отметил председатель «Стыр Ныхас».

Координационным советом также был поднят вопрос создания Совета осетинских фамилий, которая будет заниматься укреплением морально-нравственных устоев и сохранению традиций. Особое внимание Совет будет уделять вопросам воспитания молодежи, в частности ее поведению и манере одеваться.

«Совет будет решать вопросы общие для всех фамилий, в том числе состояние нравственности в молодежной среде. Искать ответы на то, как найти взаимопонимание с молодыми людьми. Не пытаться подгонять ее под требования 19 века, а с точки зрения сегодняшнего дня рассмотреть, что считать правильным поведением.

То же самое касается манеры одеваться, потому что законодательство никак не ограничивает людей в этом вопросе, можно полуголым выйти на улицу и ничего за это не будет. Большим полем для деятельности Совета фамилий станет тема сохранения осетинских традиций, которые сегодня подвергаются изменениям.», - сказал Кучиев.

Кучиев рассчитывает, что орган будет «высоко котироваться» в обществе, что к его мнению также будут прислушиваться и в государственных структурах. В Совете будет представлено по одному делегату из каждой фамилии, но проблема в том, что из 1000 осетинских фамилий, только порядка 60 смогли определиться с кандидатами.

«Очень сложно сегодня объединить фамилии, потому что их очень много, больше 1000. Проблема в том, что многие из них просто не осознают необходимости организоваться. Из всех фамилий только чуть более 60-ти провели собрания и выбрали тех, кто может представлять их интересы в Совете», - цитирует его газета «Слово».

Насколько востребована данная инициатива самим осетинским обществом и будет ли готова молодежь следовать традициям предков, нашему порталу On Kavkazпояснил сам Руслан Кучиев, председатель «Высшего совета осетин», а также Хаджмурад Гацалов, муфтий Северной Осетии.

Традиция общественного порицания работала в древности, в условиях закрытого традиционного общества. Вы уверены, что она сработает в случае осетинского общества в наши дни?

Руслан Кучиев

Есть преходящие и вековые ценности. Последние нам нельзя терять. Когда мы говорим о традиционных осетинских ценностях, они перекликаются с общечеловеческими. Мы не можем жить в обществе, не ограничивая себя ничем. Для этого создаются законы. Кроме этого, есть нормы приличия, нравственности, которые не регулируются законом.

В таком случае общество должно иметь право делать замечания. Я не раз останавливал молодых людей, которые неподобающие себя вели. Они не нарушали закон, но нарушали этические нормы. Если человек в Аллее славы ведет себя вульгарно, то это оскверняет память похороненных там людей.

То же самое замечание мог сделать не я, а группа уважаемых в обществе людей, которых народ наделит полномочиями делать такие замечания. Или, к примеру, две семьи враждуют, вражда позорит фамилию в обществе. Почему старшим не помирить их?! По-русски перевод «суд» звучит слишком категорично. Я бы перевел по-другому.

Хаджимурад Гацалов

Не знаю, какую концепцию вкладывают в это понятие. Факт, что инструмент порицания был действенным в закрытом традиционном обществе. Элементы порицания всегда имели и будут иметь место в нормальном обществе. Отсутствие порицания ведет к развращению и нигилизму.

Эта традиция присутствует в исламе, в кавказских адатах, в осетинском «агъдау». Я за возрождение традиции. Общество об этом забыло. Надо выбрать аномальные примеры поведения, которые можно порицать. Это большая работа. Те, кто встали на этот путь, должны начинать с себя, быть безукоризненными. Этот принцип должен касаться всех членов общества.

Насколько угрожающая ситуация сегодня сложилась в сфере нравственного облика осетинской и остальной кавказской молодежи? Какие именно проявления вызывают наибольшее опасение национальных и духовных лидеров народа?

Руслан Кучиев

Я бы сказал, что в Осетии угрожающая ситуация. Она просто беспокоит нас, потому что молодые отходят от корней народа. Каждый народ прошел через сотни лет, создав ауру, благодать, которая питает народ. Отказаться от этого, значит сделать себя беззащитным перед внешними воздействиями.  

Я бы не хотел, чтобы мы подражали западным народам, у них своя история, культура, она может не подходить другим народам. Надо держаться за свою культуру и развивать ее и с ней идти прогрессивным путем. При таком воспитании молодежи будет патриотизм, любовь к родине, своей стране, будет легче жить и решать экономические и социальные вопросы.

Хаджимурад Гацалов

Упадок морали и нравственности наблюдается не только у молодежи, но и у всего общества. Еще 30 лет назад мы не могли думать о таких аморальных проявлениях, которые видим сегодня. Это всеобщая распущенность, неподобающее отношение к женщинам, отношение женщин к самим себе (разнузданность в поведении, форма одежды), отношение к старшим.

Нас с головой накрыл шквал пропаганды с Запада. Границы морали размываются. Те общества, которые были сильны религиозной традицией, более защищены от этого пагубного влияния. Эту тенденцию разложения надо остановить. Молодежь дезориентирована. Надо четко определить границы морали, нормы поведения. Элементы морали и нравственности должны быть доктриной любой религии на Кавказе и в России.

Религиозные сообщества, люди должны объединяться на основе догматики, чтобы объяснять людям, что не дозволено. Об упадке нравственности рассуждают в каждой семье. Но зачастую те, кто об этом говорит, себя с этим не соотносят, им кажется, что они все делают правильно. Общие границы морали размыты.

Если предположить, что практика общественного порицания не сработает в условиях современного общества, какими другими способами можно было бы привить молодежи нормы традиционного поведения и уберечь ее от нарушения норм поведения, принятых в кавказском обществе?

Каким образом можно сделать национальную культуру, кавказский кодекс поведения популярными в среде молодежи? Чтобы эту молодежь не нужно было заставлять следовать нормам национальной культуры? А чтобы молодежь сама стремилась следовать им?

Руслан Кучиев

Я против любого принуждения, если только это не касается нарушения Конституции РФ. Но когда говорим о нравственных критериях, принуждение не работает. Никого не заставишь верить в Бога, соблюдать этические нормы. Нужно это воспитывать с детства, чтобы любой ребенок с рождения впитывал свою культуру.

У любого народа на Кавказе богатейшая культура. Наша задача привить любовь к культуре, тогда не будет надобности заставлять молодежь делать то, что они не понимают. Эту работу нужно вести в самом обществе. Наша работа должна созидать будущее для молодых.

Оно должно быть связано со страной и базироваться на взаимоуважении среди кавказских народов, несмотря на проблемы между народами мы должны чувствовать себя как в семье и частью общей страны. Через любовь к своей культуре, истории, традициям приходить к уважению ко всем народам и общемировой культуре.

Хаджимурад Гацалов

Я думаю, что популяризовать национальную культуру можно личным поведением. Молодежь сама говорит, что не хочет жить так, как на Западе, хочет возвратиться к своим этичным, культурным ценностям, к тому, как жили раньше. То, о чем мы говорим, должно стать образом жизни.

Если это не станет образом жизни, то никакой пользы не принесет. Как можно порицать, если сам не соблюдаешь? Лицемерие молодежь видит. Прежде чем лечить болезнь, надо ее диагностировать, признать, что наше обществе больно, озвучить, чего делать нельзя.

23:15
1586