Понедельник, 16 июля 2018
22:25

Сицилийский разгром кланов Дагестана. Москва готовит ограничение национального суверенитета Кавказа?

Происходящее сегодня в Дагестане – это самая крупная трансформация Кавказа после двух чеченских войн
Марианна Свиридова
Сицилийский разгром кланов Дагестана. Москва готовит ограничение национального суверенитета Кавказа?
Абдусамад Гамидов в Басманном суде Москвы

То, что сегодня происходит в Дагестане – это самое главное, что случалось с Кавказом после двух чеченских войн. Москва ломает через колено национально-клановую систему постсоветского Кавказа. Каким будет Кавказ завтра – решается сегодня в Дагестане.

Как пишет РБК, в Дагестане после задержания 4 ключевых руководителей республики, силовики сегодня устроили обыски почти во всех министерствах. Масштабные выемки документов прошли почти во всех структурах республики. Вместо личного состава на постах ДПС в Дагестане выставлены сводные группы полиции и Росгвардии.

Весьма интересно, как происходящее в Дагестане оценивают федеральные СМИ. «Задержание целого ряда высокопоставленных дагестанских чиновников стало, возможно, самой масштабной антикоррупционной операцией за всю историю России. И похоже, что это лишь один из эпизодов новой антикоррупционной войны в Дагестане», - пишет Rambler. 

«От нового главы Дагестана ожидали решительного усиления борьбы с коррупцией — но действий такого масштаба, которые происходят сейчас в республике, не мог предсказать никто. Сотни представителей спецслужб высадились в Махачкале, сняты с должностей и арестованы важнейшие в регионе чиновники. Происходящее разительно напоминает методы, которыми Италия борется с сицилийской мафией», - отмечает издание.

События в Дагестане — это начало работы по замене всей крайне неэффективной системы внутриполитического устройства страны, доставшейся нам от СССР. Причина одна: у федерального центра нет больше доверия к кланам, которые доводят регионы до дефолта и при этом еще воруют федеральные деньги, - пишет Рravda.ru.

Параллели между Дагестаном и Сицилией обоснованы: и в том, и в другом случае речь идет о регионах, где местные кланы сформировали параллельную систему власти. И детали этого процесса поразительно схожи: и в Дагестане, и на Сицилии основная точка приложения активности коррупционеров — распределение земель и строительных подрядов.

Социологический срез в обоих случаях примерно одинаков: бедная аграрная периферия, переживающая ускоренную урбанизацию и по-прежнему живущая по «законам гор». Золотой пистолет ТТ, обнаруженный в доме у Абдусамада Гамидова, — колоритная деталь, многое говорящая о нравах его владельца, - пишет издание.

«По словам профессора Сергея Дохоляна «республика Дагестан фактически превратилась во «внутреннее зарубежье», которое, формально находясь в составе Российской Федерации и используя ее финансовые ресурсы, давно живет по своим собственным установкам и реализует свои интересы».

Ситуацию до прихода Васильева не могли переломить и присланные из Москвы назначенцы, так как местная элита успешно применяла к ним тактику «удушения в объятиях». И если в Чечне и в Ингушетии ставка на «местных» оправдала себя, то назначение на пост главы республики выходца из Дагестана Рамазана Абдулатипова не дало того эффекта, на который рассчитывал центр.

Поэтому решено было послать «варяга», равноудаленного от всех дагестанских кланов. Он, в свою очередь, тоже делает ставку на варягов. Так, новым прокурором республики стал бывший следователь одной из районных прокуратур Москвы Денис Попов. Сегодня Владимир Васильев внес в Народное собрание Дагестана кандидатуру министра экономики Татарстана Артема Здунова на пост премьер-министра республики.

Москва действует решительно, но все же достаточно аккуратно. Понятно, что не так страшны арестованные чиновники, как те, кто за ними стоит. Удастся ли Васильеву переломить систему, или дело ограничится «косметическим ремонтом», покажет ближайшее время», - пишет российское издание МК.

Однако несколько ключевых нюансов происходящего в Дагестане остается вне фокуса федеральных СМИ. Для российских издание самое главное – это разгром московскими силовиками кавказских кланов. А для Дагестана главное – это кардинальный слом сложившейся в постсоветские годы системы квотирования национальных кадров.

То есть системы распределения трех ключевых постов в Дагестане – главы, премьер-министра и спикера парламента – между тремя ключевыми народностями – аварцами, даргинцами и кумыками, которая считалась все последние четверть века незыблемым фундаментом политической системы республики.

Сегодня эта система уничтожена полностью. Причем уничтожена под радостные крики одобрения самих жителей Дагестана. А ведь правящие кланы все эти четверть века существования системы национального квотирования убеждали Москву, что именно народы Дагестана требуют сохранения подобного распределения постов в регионе.

Еще один ключевой нюанс происходящего в Дагестане – это введение внешнего управления в кавказской республике через назначение политика федерального уровня не только руководителем региона. Но и с заменой всей правящей верхушки республики за счет кадров, привлеченных из других регионов.

В других национальных республиках Кавказа и остальной России с опаской наблюдают за этим экспериментом Москвы в Дагестане. Поскольку понимают, что после завершения реализации этой спецоперации в Дагестане, подобная же модель внешнего управления с полной заменой правящей верхушки за счет варягов может быть реализована и у них.

И еще один ключевой аспект происходящего в Дагестане – это, что через введение внешнего управления в национальной республике Москва идет на значительное усечение национальной автономии и суверенитета республики в составе России. Поскольку заметно ограничивает участие национальных кадров в управлении регионом.

Грозит ли это народам Дагестана и остального Северного Кавказа ограничением прав на самобытное национальное политическое, социальное и культурное развитие – еще предстоит оценить. Однако многие на Кавказе уже начинают высказывать опасения. Поскольку этот процесс идет параллельно с ограничением на изучение родных языков в школах.

Своим мнением относительно того, как в их республиках оценивают происходящую в Дагестане управленческую революцию сверху, с нашим порталом On Kavkaz делятся представители регионов Северного Кавказа.

Как в вашей республике оценивают приход московского генерала главой Дагестана и назначение на все ключевые посты - премьер министра, прокурора, главы администрации - чиновников из других регионов?

Руслан Камбиев, председатель организации «Открытый Кавказ», правозащитник, КЧР

Последние события в Дагестане большинством жителей Карачаево-Черкессии, как и всего Северного Кавказа, были восприняты с воодушевлением. Уверен, что подобные мероприятия необходимо проводить в каждой республике, причём регулярно.

Население надеется, что это не показательная порка перед выборами, а начало системной борьбы с коррупцией во всех субъектах СКФО. Народ устал от беспредела чиновников и узурпации власти различными кланами, паразитирующих на «осваивании» государственных средств.

Крики об обязательном присутствии на некоторых должностях представителей определенных национальностей не имеет никакого отношения к благосостоянию данных народов и озвучиваются либо матёрыми националистами, либо ближайшими приспешниками данных чиновников.

Багаудин Хаутиев, председатель Координационного совета молодежных организаций, Ингушетия

Назначение в качестве руководителя Дагестана Владимира Васильева, человека, который не имел особого отношения к республике, на самом деле серьезный посыл Кремля. Поскольку политика, генеральная линия, по которой все эти годы действовала федеральная власть по отношению к народам Северного Кавказа, резко в один день сменилась.

Раньше открыто говорили, что квотирование и распределение должностей в Дагестане это правило, закон, табу, нарушив которое, можно столкнуться с дестабилизацией. Другими словами, это была обыкновенная поддержка лояльных дагестанских элит и кланов. И если Москва ставит человека, который не относится ни к кому, ни к элитам, ни к кланам, ни к республике, то это серьезное решение.

Хотя неуместно сравнивать Дагестан и Ингушетию, поскольку в Дагестане представлено более 30 народностей, когда Ингушетия считается мононациональной, безусловно, это вызывает определённые опасения и подозрения, что в Ингушетию тоже могут назначить человека, не имеющего отношения к республике.

Я уверен, что большинство ингушей хотят видеть главой республики – ингуша, поскольку здесь не такая ситуация как в Дагестане, где много народностей и множество серьезных политических кланов и элит, которые имеют финансы и сильное лобби.

Эксперт, попросивший не называть его имени, Северная Осетия

Если говорить об истеблишменте, то они очень неоднозначно восприняли эти новости. Считают, что в республике не все так плохо как в Дагестане. Если говорить о простых людях, то они с интересом наблюдают за происходящими процессами.

И, конечно же, хотели бы повторения подобного разгрома коррупционеров во власти и у нас. Впрочем, это не только у вас и у нас, такое мнение бытует и в других республиках Северного Кавказа.

Хаджимурад Хакуашев, председатель совета общественной организации «Республика – общее дело», КБР

С большим сожалением нужно отметить неспособность местных элит самостоятельно отказаться от темных схем освоения бюджета и как вариант введение внешнего управления в лице Васильева и выходцев из других регионов. Рано давать оценки их деятельности, нужно время.

Тимур Жужуев, общественный деятель, КЧР

Все оценивают по-разному. Одни считают, что главой республики должен быть тот, кто хорошо знает ее, то есть местный. Другие считают, что национальность или прежнее место жительства особого значения не имеет, важен честный управленец, патриот страны, который будет развивать субъект.

Так как чиновники, которые были в Дагестане, не проявили себя с лучшей стороны, поэтому это не показатель. Лично я отношусь к этому вопросу положительно. Потому что в Дагестане было много проблем, скандалов. От Васильева жители Дагестана ждали, наверное, именно такой работы. Конечно, некоторые говорят, что это уже ни в какие рамки не вписывается. Но всем не угодишь.

Ожидаете ли вы повторения подобного же сценария в вашей республике?

Руслан Камбиев, председатель организации «Открытый Кавказ», правозащитник, КЧР

Граждане согласны на ротацию чиновников, в том числе и из других регионов страны, главное, чтобы народ ощутил результат. И вернулось доверие к власти. В данный момент, жители Северного Кавказа воспринимают федеральную власть через призму местных чиновников.

Которые оторвались от реальной жизни простых людей и абсолютно потеряли доверие населения. И чтобы его восстановить, обязательно нужно вернуть народу чувство справедливости, прозрачность действий власти и уверенность, что их не обворовывают.

Багаудин Хаутиев, председатель Координационного совета молодежных организаций, Ингушетия

Вполне допускаю, что такой же сценарий будет реализован и в Ингушетии, но не думаю, что жители Ингушетии поддержат назначение на ключевые должности людей со стороны, которые не связаны с республикой.

Эксперт, попросивший не называть его имени, Северная Осетия

Если и будут у нас такие перемены, то не сейчас. Скорее всего, после президентских выборов.

Хаджимурад Хакуашев, председатель совета общественной организации «Республика – общее дело», КБР

Не хотелось бы подобного сценария для нашей Республики, я сторонник превентивных мер. Необходимо наладить ранний мониторинг по расходованию бюджетных средств, не доводя до вывода многомиллиардных сумм за пределы досягаемости российских правоохранителей.

Тимур Жужуев, общественный деятель, КЧР

Не думаю, что у нас в республике возможно повторение такого сценария. В СКФО, в Дагестане это прецедент. Ситуация в КЧР другая и намного лучше. У нас нет предпосылок для развития событий по дагестанскому сценарию. По сравнению с Дагестаном Карачаево-Черкесия более стабильная. Отдельным чиновникам могут что-то предъявить, но в целом к правительству, во всяком случае, так масштабно, вряд ли.


22:25
10346