Понедельник, 18 июня 2018
22:55

Потомки шейха Яраги 80 лет учились в коровнике. Власти не решали вопрос, пока не вмешался сам Путин

Открытие долгожданной новой школы жители селения воспринимают как большой праздник
Алина Манафова, Амина Сулейманова
Потомки шейха Яраги 80 лет учились в коровнике. Власти не решали вопрос, пока не вмешался сам Путин
Коллаж: On Kavkaz

В селе Яраг-Казмаляр на крайнем юге Дагестана в эти дни состоится большой праздник – открытие новой долгожданной школы. Вопрос знаменателен тем, что для его решения понадобилось подключение самого Владимира Путина.

Еще один знаковый момент – селение Яраг это родина шейха Мухаммада Яраги, который был муршидом накшбандийского тариката и учителем двух имамом Дагестана и Чечни – Шамиля и Гази-Мухаммада. Самым позорным был тот факт, что в этом селении на протяжении 80 лет дети вынуждены были учиться в здании бывшего коровника.

Здание школы, в котором сегодня занимаются сельские детишки, было построено зажиточным селянином еще в 1918 году… для содержания своего скота. В 30-е годы прошлого века власти хозяина раскулачили, а в постройке открыли школу. С тех пор юные ярагцы получали знания в бывшем коровнике, - пишет ресурс Lezgi-yar.

Специальная комиссия еще в конце 80-х признала школу аварийной, эксперты объявили, что здание не подлежит капремонту. Полы, потолки, дверные блоки и перегородки прогнили, окна не открываются, внутри постоянный запах сырости. Электропроводка ветхая: трижды здесь случались пожары, к счастью, обходилось без тяжелых последствий.

Родители, учителя и сами школьники без устали писали о наболевшей проблеме в райцентр и в Махачкалу. Но от руководителей района и республики все эти годы получали только отписки. О проблемах ярагцев депутаты вспоминали лишь накануне выборов, чтобы после очередного голосования опять забыть.

В апреле 2016 года на форуме Общероссийского народного фронта в Санкт-Петербурге о тяжелом положении со школой в Яраге дагестанский журналист Алик Абдулгамидов рассказал президенту России. Владимир Путин взял вопрос на личный контроль и обещал обсудить данный вопрос главой Дагестана.

Дело именно тогда сдвинулось с мертвой точки, хоть и не без дополнительных проблем. Во-первых, прокурор Дагестана Рамазан Шахнавазов в тот же день, когда Путину был задан вопрос о судьбе школы, взял его оперативно на личный контроль и инициировал проверка изложенных журналистом сведений».

По следам этой шумной истории в Дагестане Рамазан Абдулатипов, будучи вне себя от гнева, что вопрос о проблемах со строительством школ был поднят напрямую перед президентом, снял с должности министра печати Азнаура Аджиева, а еще несколько чиновников, курирующих информационную политику, потребовал сделать выговоры.

В своем интервью нашему ресурсу Алик Абдулгамидов отмечал, что Рамазан Абдулатипов был в ярости от рассказанного журналистом Путину: «Он обвинил меня в том, что я испортил имидж Дагестана, очернил светлый лик освобожденной им от рабства республики. Он заявил, что я ввел в заблуждение президента России, сообщив непроверенную информацию».

Однако впоследствии, несмотря на то, что президент лично поручил разобраться в вопросе со строительством школ в Дагестане, республиканские власти пытались начать откровенный саботаж его решения. Однако личный контроль Москвы этого вопроса все же заставил шевелиться власти всех уровней.

В итоге, сегодня на окраине Ярага уже красуется новая школа. Современное образовательное учреждение рассчитано на 320 мест. Помимо учебных корпусов строители возвели спортивный и актовый залы, а также пищеблок. История эта, признаться, из ряда вон выходящая.

Почему вопрос строительства школ в Южном Дагестане затягивался? Как так получилось, что к решению вопроса пришлось подключаться самому президенту России? Какие вопросы остались нерешенными? На эти вопросы нашему порталу отвечает сам герой этой истории Алик Абдулгамидов. 

Вопрос о необходимости срочного строительства нового здания взамен разрушающегося ветхого здания ярагской школы Вы поднимали перед президентом России Владимиром Путиным.

В итоге вопрос сдвинулся с мертвой точки. Почему не удавалось решить этот, казалось бы, простой вопрос без обращения напрямую к руководителю российского государства?

Наши чиновники бездушные люди. Чаще всего они заняты решением личных вопросов и своих близких. А какие-то чужие детишки пусть мучаются в коровнике. За последние 30 лет было написано около 600 писем.

Даже если в республиканский бюджет закладывали деньги на строительство школы, то у властей разного уровня были другие приоритеты. Они строили школы в своих селах. Поэтому решение вопроса затягивалось.

Хотя село находится на российско-азербайджанской границе, откуда вышло много известных людей. Это родина учителя имама Дагестана Мухаммада Яраги. Но никакое внимание селу не оказывали.

Что именно предпринял со своей стороны президент России, чтобы решить этот вопрос?

Президент дал прямое поручение властям республики решить вопрос. Там было несколько проблем. Строитель Фридун Шахпазов на свои деньги строил две школы в селениях Приморское и Билбиль-Казмаляр.

К сожалению, второй вопрос так и не решен.  А в Яраг-Казмаляре получилась современная школа, со всей инфраструктурой. Теперь дело за малым, чтобы там оказались современные учителя.

После того, как Вы задали вопрос о судьбе ярагской школы Владимиру Путину, заметное недовольство Вашим шагом высказывал прежний глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. С чем это недовольство было связано? И поступали ли в Ваш адрес какие-либо еще угрозы, кроме озвученного недовольства?

Недовольство связано с тем, что я поднял проблему на федеральный уровень. И этим показал главе государства, что в республике не решаются насущные проблемы. А что может быть важнее образования детей?

Поэтому было недовольство со стороны чиновников. Они не хотели, чтобы Владимир Путин узнал об этом. Решение вопроса затянули на год. Потом состоялась встреча с Рамазаном Абдулатиповым, обсудили. Он дал поручение министрам, после чего они зашевелились. За полгода школу построили.

Кроме того, вы поднимали перед президентом вопрос о судьбе школы в селении Билбиль-Казмаляр. Какая проблема стоит с билбильской школой? И почему она до сих пор не решается?

Я поднимал перед президентом вопрос еще о двух школах – в селении Приморское и селении Билбиль-Казмаляр. Как я уже говорил выше, эти школы строит на личные средства предприниматель Фридун Шахпазов. Человек проявил инициативу, его на руках надо носить.

Но как только он начал строительство, начались проверки, парализовавшие работу его строительной организации. Не без труда он закончил строительство приморской школы. Но и после этого чиновники не принимали школу, чтобы не было таких примеров. Потому что строительство за личный счет означает, что чиновники не получают откат.

К решению вопроса подключил вице-премьера Екатерину Толстикову. Она заставила чиновников принять готовую школу в Приморском. Сейчас там учатся дети. В Билбиль-Казмаляре 3-этажное здание школы подведено под крышу. Но у строителя личные средства закончились.

Поэтому мы обратились к властям. По непроверенной информации, на этот год в бюджет республики заложены средства для продолжения строительства. Подчеркну, что не полностью завершить и сдать, а продолжить. Не достает около 100 млн. рублей.

Многие эксперты утверждали, что при Рамазане Абдулатипове власти Дагестана намеренно саботировали вопрос возведения новых школ и иной детской и образовательной инфраструктуры в Южном Дагестане. 

Насколько большие масштабы имела данная проблема саботажа и игнорирования дагестанскими чиновниками насущных проблем Южного Дагестана? И исправляется ли ситуация при Владимире Васильеве?

Это, прежде всего, вина руководителей и депутатов районов Южного Дагестана, которые не поднимали и не отстаивали эти вопросы перед руководством республики. Думаю, что при Васильеве потихоньку ситуация изменится к лучшему. Есть надежда, что чиновники будут меньше воровать и бюджетные средства дойдут по назначению.

22:55
2813