Вторник, 23 января 2018

Не получалось распилить втихую. Почему пострадавшим Храх-Убы и Мокока власти не помогали годами?

Цинизм чиновников, пытающихся нажиться на горе сотен своих земляков, не поддается пониманию
Амина Сулейманова
Не получалось распилить втихую. Почему пострадавшим Храх-Убы и Мокока власти не помогали годами?
Коллаж: On Kavkaz

В последний месяц пришли новости о том, что в Дагестане сдвинулось с мертвой точки решение по выделению помощи погорельцам Мокока и вынужденным переселенцам из Храх-Уба и Урьян Уба на территории Азербайджана.

Ранее сообщалось, что более 100 семей из села Мокок Цунтинского района Дагестана, чьи дома полностью сгорели в прошлом году, получат материальную помощь в размере от 100 до 300 тысяч рублей. Общая сумма выделенных на эти цели средств федерального бюджета составляет 23 млн рублей.

Что касается уроженцев российских анклавных сел Храх-Уба и Урьян-Уба на территории Азербайджана, которых в 2010 году выставили из своих домов и выдавили на территорию России, в конце ноября правительство Дагестана приняло решение обеспечить их жилищными сертификатами.

Руководство дагестанского правительства устами премьер-министра и вице-премьеров каждый год обещало переселенцам решить вопрос их обустройства на территории республики в скорейшее время. Но каждый раз выяснялось, что в бюджете на текущий год средств для помощи переселенцам не оказывалось.

На совещании в Минкавказа, состоявшемся в конце лета этого года, было озвучено решение о выделении в 2018 году переселенцам из сел-анклавов Храх-Уба и Урьян-Уба компенсаций объемом 200 млн рублей. Разобраться в эти регулярных решениях властей и причинах отсутствия реальной помощи сложно даже специалистам.

Почему власти годами затягивают оказание помощи погорельцам Мокока и переселенцам из Храх-Уба и Урьян-Уба? Когда, наконец, это произойдет? И будут ли после новых обещаний властей проблемы решены окончательно или все в очередной раз так и останется на бумаге?

На вопросы OnKavkaz отвечает Милрад Фатуллаев, главный редактор РИА «Дербент».

Являеются ли последние новости о продвижении в вопросах оказания помощи пострадавшим жителям Мокока, Храх-Уба и Урьян-Уба заслугой нового руководителя Дагестана Владимира Васильева? Или эти решения готовились задолго до него?

По проблемам с погорельцами есть некоторые решения, но они пока не закрыты. Напомню, что старая проблема по компенсации имущества и земли жителям Храх Уба и Урьян Уба длится с момента подписания межгосударственного соглашения между тогдашним президентом России Дмитрием Медведевым и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым от 3 сентября 2010 года.

Российская Федерация должна была озаботиться, чтобы заранее решить проблемы тех людей, которые захотят сохранить российское гражданство и будут вынуждены покинуть эти анклавные села на территории Азербайджана. Тем не менее, правительство России эти проблемы не решило.

Сегодня принято очередное решение по этой проблеме, каких уже было несколько. Сумеют ли закрыть проблему к 2018 году – большой вопрос. Я не связываю решение проблемы с приходом Владимира Васильева. Это последнее решение, которое принято по Храх-Уба.

По Мококу принято уже запоздалое решение, потому что мококцы успели перезимовать одну зиму без крыши над головой. И принятие решения по Мококу – очередной шаг в этой проблеме. Неизвестно, как будет воплощаться в жизнь.

Судя по тому, как проблема решалась раньше, особого оптимизма на скорый исход так же нет. Надежда на то, что в предстоящий год многие социальные проблемы избирателей все-таки будут решаться. Оттого будем надеяться, что очередные решения будут реализованы, а не останутся на бумаге.

Сколько времени может пройти между решением о выделении помощи и ее получением конкретными адресатами? Почему решения о выделении помощи пострадавшим нельзя принимать в экстренном порядке? Зачем годами мучить людей, потерявших кров?

Потому что они связаны с форсмажорными обстоятельствами, либо с причинами, зависящими не от людей, а в большей степени от власти. Власть должна была принять оперативные решения, чтобы компенсировать людям неудобства и потери. Почему это не происходит? Это большой вопрос, и его задает огромное количество людей.

В случае с Мококом у людей не хватало документов. Но это не оправдание. Эта проблема возникает два раза в год. Надо принимать комплексное решение. Оформлять документы, принимать другие процедурные решения в отношении пострадавших и т.д.

Еще одна причина, почему вопрос не решен – широкая огласка и общественное внимание к этим проблемам. Наши чиновники любят реализовывать в тиши большие проекты, связанные с большими финансовыми средствами. Эти две причины не позволяют решить проблему по-тихому. 

А это означает возможность отпилить энную сумму от выделяемых средств. Это было сложно. Поэтому серьезный интерес к этим проблемам у чиновников не имелся. Они предпочитали направлять бюджетные средства на другие статьи расходов, где они могли не забывать о себе любимых в более комфортных условиях.

Можно ли надеяться, что проблема выходцев из Мокока и Храх-Уба решена окончательно? Или их впереди еще ждут некоторые препятствия, осложнения и неприятные сюрпризы?

Учитывая президентские выборы в марте будущего года, можно надеяться на то, что проблема будет оперативно решена. Но это только в том случае, если не будет саботажа на местах. И если здравый смысл и логика у чиновников-исполнителей возобладает.

Большая надежда, что проблемы будут решены в первые два месяца следующего года, как только поступят средства из федерального бюджета. Эту проблему не целесообразно переносить за март 2018. Если этого не произойдет, то вероятно, что наша республика и страна будут испытывать больший дефицит денежных средств.

Потому что на выполнение предвыборных обещаний, подготовку к выборам, реализацию проектов уйдут большие средства. После выборов обнаружится, что много средств израсходовано и начнется жесткая экономия. Если до марта 2018 года эти проблемы не решат, то перспектива, что их окончательно снимут в будущем году, будет таять, как снег весной.

03:51
1195