Пятница, 20 апреля 2018
00:45

КОНСТАНТИН КАЛАЧЕВ: Это нормально, если лезгин проголосует за даргинца или другого. Но жизнь другая

Эксперт неоднозначно оценивает перспективу возвращения прямых выборов на Кавказе
Лейла Алиева
КОНСТАНТИН КАЛАЧЕВ: Это нормально, если лезгин проголосует за даргинца или другого. Но жизнь другая
Константин Калачев. Фото: Facebook

Накануне Кавказ обошла новость о том, что Избирком Карачаево-Черкесии в ближайшее время направит на рассмотрение в Народное собрание республики ходатайство о референдуме по возвращению прямых выборов главы региона.

Об этом сообщили в среду ТАСС в республиканской Избирательной комиссии. Журналисты напоминают, что сейчас руководитель региона избирается Народным собранием республики из числа трех кандидатур, предложенных президентом России. Эта практика действует во всех республиках Кавказа, кроме Чечни.

Последний раз прямые выборы главы Карачаево-Черкесии проводились в 2003 году, тогда президентом республики был избран Мустафа Батдыев. В 2004 году президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон, согласно которому в России начал действовать новый порядок избрания губернаторов.

Главу региона по представлению президента утверждал местный парламент. Первым главой КЧР утвержденным региональным парламентом стал в 2008 году Борис Эбзеев, занимавший должность судьи Конституционного суда России. В 2012 году вступил в силу федеральный закон, возвращающий в России прямые выборы глав регионов.

Однако уже 2 апреля 2013 года в федеральное законодательство были внесены изменения, согласно которым регионы страны могли заменить прямые выборы глав регионов процедурой избрания депутатами региональных парламентов. 26 декабря 2013 года депутаты парламента КЧР внесли изменения в конституцию республики.

Они отменили прямые выборы руководителя субъекта. Согласно утвержденным поправкам, глава Карачаево-Черкесии избирается местным парламентом из числа трех кандидатур, предложенных президентом России. Однако в последние месяцы общественники КЧР и всего Кавказа начали требовать возвращения прямых выборов глав.

Удастся ли им добиться успеха? Готова ли Москва к такому повороту? Что превыше для республик Северного Кавказа – гражданское или этническое сознание? И почему Чечня имеет право на прямые выборы, а Ингушетия нет? На вопросы On Kavkazотвечает политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

То есть, на Северном Кавказе все более настойчиво требуют возвращения прямых выборов руководителей республик. И даже предпринимают для этого процедурные шаги.

Насколько реальным представляется вам возвращение к практике избрания глав республик Кавказа? Готова ли к возвращению такой практики Москва? Или ей сейчас не до требований кавказских общественников?

Сомневаюсь, что в КЧР это произойдет. Я приветствую, когда люди выбирают напрямую. Но, думаю, память о выборах 90-х и начале 2000-х не даст ни республиканским властям, ни Федеральным центру аргументов в пользу прямых выборов.

Полагаю, референдум не состоится, инициативная группа не зарегистрируется. А если зарегистрируется, то придет отказ по разным причинам.  Сохранится процедура избрания предложенных кандидатур через республиканский парламент.

К сожалению, люди до сих пор голосуют по этническому принципу, а не по принципу профессионализма. Что хорошего из этого получится? Считаю, что Москва, полпредство и власти республики не готовы к возвращению практики прямых выборов.

Но ведь Москва согласилась с сохранением прямых выборов в одной северокавказской республике – в Чечне. Исходя из каких соображений Москва согласилась на сохранение этой практики для отдельной республики Кавказа?

Какие из северокавказских республик имеют больше шанса на возвращение практики прямых выборов глав в ближайшее время? Северная Осетия? Дагестан? Адыгея? И если это произойдет, то по каким именно критериям этих республик?

Чечня – моноэтнический регион. Русских уже меньше 1%. Представителей других народов очень мало. В таких сложных республиках как Дагестан, КЧР или КБР прямые выборы сочли нецелесообразными. Потому что национальность берет верх над гражданским.

Есть этнические элиты, которые будут выдвигать своих людей. Это может дестабилизировать ситуацию. Другие республики пока вряд ли имеют шансы на возвращение прямых выборов. Хотя у нас есть моноэтническая Ингушетия. Подход определяется внутренними раскладами, отношениями внутри.

Вообще я сторонник прямых выборов. Считаю, что гражданские чувства должны быть выше всего. Для меня нормально, если лезгин проголосует за даргинца или кого-то другого. Но жизнь другая.

Если все же Москва решится на возвращение прямых выборов в республиках Северного Кавказа, по какой именно схеме это решение будет реализовываться на практике? Москва даст сигнал Народным собраниям республик Северного Кавказа, чтобы они поддержали возврат к прямым выборам?

Я не готов предполагать то, чего нет и в принципе быть не может. Хотя КЧР одна из самых стабильных республик на Северном Кавказе. Надо отдать должное ее главе, несмотря на то, что некоторые мои коллеги его критикуют. Стабильная межнациональная ситуация, развитие есть. Но если и будут прямые выборы, то не в ближайшее время.

И кто в случае возвращения прямых выборов республикам Северного Кавказа будет отбирать кандидатов на пост главы? Не случится ли подмены прямых выборов той схемой, которая сейчас реализуется по остальным регионам России?

Где президент России отправляет в отставку действующего губернатора за несколько месяцев до истечения срока его правления. А вместо него назначает врио губернатора. И именно этот врио получает решающее административное преимущество на выборах руководителя региона и гарантированно на них побеждает?

Я свою позицию выразил и предполагать не готов.

00:45
1616