Вторник, 17 июля 2018
14:37

ЭДУАРД УРАЗАЕВ: Почему при Васильеве ключевые посты в Дагестане начали занимать русские назначенцы

Спасет ли республику управленческая революция дагестанцев-профессионалов из других регионов России
Амина Сулейманова
ЭДУАРД УРАЗАЕВ: Почему при Васильеве ключевые посты в Дагестане начали занимать русские назначенцы
Коллаж: On Kavkaz

На днях дагестанская газета «Черновик» обратила внимание на то, что в Дагестане на все ключевые места при Владимире Васильеве назначены или будут назначены люди, не имеющие отношения к республике.

Среди них газета перечисляет самого врио главы Дагестана Владимира Васильева, направленного в республику Владимиром Путиным. А также руководителя Администрации главы и правительства Дагестана Владимира Иванова, которого в республику пригласил уже сам Владимир Васильев.

Далее в списке идут федеральный инспектор Алексей Горлов, новый прокурор Дагестана Денис Попов, начальник Следственного управления СК России по Дагестану Сергей Дубровин, начальник УФСБ по Дагестану Николай Усов, и Сергей Карпов, который может возглавить МВД Дагестана в случае ухода с посты нынешнего министра Абдурашида Магомедова.

Почему при Васильеве в кадровой политике в Дагестане начался крен в сторону недагестанских кадров? Что сулит подобная политика Дагестану? Насколько она является безальтернативной? И возможно ли объединить дагестанских профессионалов со всех регионов России для работы во благо республики?

На вопросы OnKavkaz отвечает Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала», и бывший глава республиканского миннаца.

Можно ли считать кадровые назначения в республике стратегией Кремля по восстановлению управляемости Дагестаном? И признанием со стороны Москвы того, до какой степени беззакония и потери управляемости в последние годы дошла наша республика?

С одной стороны, в перечисленных назначениях лишь сам Васильев, Попов и Иванов отражают изменение сложившегося при Абдулатипове этнического баланса, а смена остальных лиц связана с выходом на пенсию или плановой ротацией кадров, при которой одни русскоязычные сменяли других русскоязычных.

Но назначение Васильева – это следствие дискредитации друг другом представителей дагестанских этнополитических групп. А назначение Иванова – следствие назначение руководителем Дагестана Васильева, который пожелал иметь под собой компетентного и надёжного чиновника.

Который бы обеспечивал документооборот и организацию всех ключевых мероприятий. С другой – назначение Попова и слухи о назначении новым министром внутренних дел ещё одного варяга может отражать попытку усилить федеральный контроль над республикой.

Но пока говорить о какой-то стратегии в Дагестане и по всей стране рано. Скорее это делается временно для наведения порядка в Дагестане, откуда в Москву поступает относительно много жалоб и где чаще происходят резонансные и скандальные события.

До Второй мировой войны ключевые посты в Дагестане занимали назначенные из Москвы русские чиновники. В те годы профессиональных чиновников дагестанцев было очень мало.

Но в последующие десятилетия к управлению республикой пришло уже поколение профессиональных управленцев, представителей народов Дагестана, взращенных советской властью.

Означает ли возвращение Москвой практики назначения на ключевые посты в республике русских управленцев, осознание и признание полной дискредитации и депрофессионализации дагестанской управленческой верхушки? То есть Дагестан в правление Абдулатипова вернулся на довоенный уровень?

Согласен с тем, что при Абдулатипове усилилась и до него проявившаяся проблема депрофессионализации управленческих кадров. Дело в том, что прежние руководители, хотя тоже грешили назначениями по протекции или вследствие политических компромиссов.

Тем не менее, они всячески сохраняли костяк работяг-профессионалов. Которые обеспечивали более-менее приемлемый уровень качества документов и принимаемых решений.

Во время правления Абдулатипова должности потеряли или поменяли более полусотни руководителей органов исполнительной власти и ещё около тридцати глав городов и районов. В этой кадровой чехарде появилось много лиц без соответствующего опыта и квалификации, как на руководящих должностях, так и на среднем и низовом уровне чиновников.

При этом Абдулатипов требовал от всех высоких достижений без должного обеспечения ресурсами и проработки организационных вопросов. Это привело к нервной обстановке в среде чиновников и многие квалифицированные люди ушли в другие структуры. Несмотря на это, не думаю, что мы вернулись в ситуацию 30-х годов.

В Дагестане ещё есть достаточно кадров как для руководящего слоя, так и для среднего и низшего уровней государственных служащих. Достаточно будет усилить требования к качеству документов и результатам работы на всех уровнях.

И тогда начальство будет вынуждено ценить квалифицированных чиновников, а не относиться к обязанностям на государственной службе как к второстепенной задаче по отношению к первостепенным целям нажиться и трудоустроить своих земляков и родственников.

В Чечне Рамзан Кадыров реализует стратегию по подготовке нового поколения чеченских управленцев. И даже продвигает чеченцев на значимые посты на федеральном уровне. В Дагестане подобной стратегии нет.

Как Вы думаете, кто должен взяться за разработку, реализацию и продвижение подобной стратегии по взращиванию управленческой элиты в Дагестане? Руководитель республики? Дагестанские олигархи? Федеральные власти?

Подготовка управленческих кадров – обязанность руководства республики, которую они формально успешно исполняли, проводя конкурсы на резервы кадров, организуя повышение квалификации в Махачкале и направляя части чиновников в вузы Москвы и Ростова. Но реальные назначения на должности зачастую не связаны с повышением квалификации и сказываются внеслужебные интересы.

И среди них довлеют интересы политической элиты и олигархов в подготовке управленческих кадров из числа своих детей, чтобы затем провести их в органы власти. И они это успешно делают, так что за отсутствие подготовки нового поколения управленцев формально можно не беспокоиться.

Другое дело, что качество подготовки детей представителей элиты невысокое. И их продвижение во власти возможно только потому, что нет должной требовательности к качеству работы руководящих чиновников. Роль же федеральных органов – в фильтрации кадров, которую они, на мой взгляд, пока исполняют плохо.

В городах Центральной России работает и делает карьеру огромное количество дагестанцев-профессионалов самых разных специальностей. Что должно произойти, чтобы они начали объединять своей потенциал для возрождения родной республики?

Для этого нужна политическая воля Москвы и Махачкалы? Или достаточно инициативы гражданских активистов Дагестана? Какие политические фигуры могли бы выступить моральными авторитетами и консолидирующей силой в таком масштабном начинании?

В вашем вопросе содержится такое представление, что республику могут спасти лишь патриотично настроенные дагестанцы, которые объединятся по чьёму-то призыву. В это трудно поверить, учитывая преобладание индивидуальных и семейных интересов над общественными. И никакой моральный авторитет тут не поможет.

Пока нет войны или приближающейся катастрофы более действенны механизмы договорённостей и стимулов. Но договорённостей легче достигнуть, если руководитель имеет моральный авторитет. А ещё лучше, если у него есть деньги.

Насколько я слышал, под благообразными предлогами в Москве не раз собирались политизированные группы, но у них это почему-то выливалось в делёж высоких должностей. Поэтому революция силами условных эмигрантов меня что-то не греет.

В то же время согласен, что определённый потенциал для подбора управленческих кадров из числа дагестанцев, добившихся успехов в других регионах, есть, и проблема привлечения их для работы в Дагестане только в политической воле руководства республики. Что касается успешных дагестанцев других специальностей, то их затянуть в Дагестан будет труднее.

Поскольку зарплаты в других регионах выше, и условия во многом лучше, чем в нашей республике. Сначала должны быть проекты для Дагестана, потом ресурсы, и лишь затем можно ставить вопросы о привлечении кадров под каждый из проектов. Но происходить всё это должно не под размахивание флагов и пламенные речи, а путём использования экономических механизмов и соблюдения прав и правил.

14:37
5736