Понедельник, 26 февраля 2018

Кто вызвал комиссию МВД РФ в Дагестан? Почему из дюжины депутатов республику защищают только двое?

У Дагестана больше всего депутатов в Госдуме. Но они не подают признаков политической жизни
Амина Сулейманова
Кто вызвал комиссию МВД РФ в Дагестан? Почему из дюжины депутатов республику защищают только двое?
Ризван Курбанов и Гаджимурад Омаров. Коллаж: On Kavkaz

Тема возможного прибытия в Дагестан спецкомиссии МВД России для расследования наиболее резонансных нарушений властями республики взбудоражила наш регион. Особенно учитывая нервное ожидание дагестанскими чиновниками чисток.

Любопытно, что информация о возможном прибытии спецкомиссии в республику появилась через день после того, как министру внутренних дел России Владимиру Колокольцеву на заседании Госдумы был задан ряд неудобных вопросов дагестанскими депутатами – Гаджимурадом Омаровым и Ризваном Курбановым.

На этом фоне встает вопрос о том, почему из дюжины дагестанских депутатов Госдумы проблемы республики озвучивают только эти два депутата – и то избранные от Башкирии и Крыма, а не от Дагестана? А все остальные молчат и не подают никаких признаков политической жизни?

Почему дагестанские депутаты Госдумы и не пытаются говорить со своим избирателем и опираться на его поддержку? И что они могли бы успеть сделать для республики за оставшиеся годы? На вопросы On Kavkaz отвечают Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала» и Магомед Магомедов, спецкор газеты «Черновик».

Вчера в СМИ была озвучена информация о прибытии в Дагестан спецкомиссии МВД России. Подтверждается ли эта информация? И является ли прибытие этой комиссии ответом Владимира Колокольцева на неудобные вопросы, заданные ему депутатами Гаджимурадом Омаровым и Ризваном Курбановым?

Эдуард Уразаев

Пока официального подтверждения приезда комиссии не появилось, но и опровержения информации, да ещё с вызывающим подтекстом, нет. Дело, вероятно, в том, что работа таких комиссий обычно не афишируется, поскольку не каждое заявление или иски подтверждаются.

С другой стороны, сегодня праздник органов внутренних дел и из-за подготовки праздничных мероприятий и приезда в Дагестан экс-министра внутренних дел России, председателя Высшего совета партии "Единая России" Бориса Грызлова, руководству не до анализа и реагирования на сообщения СМИ. 

Тем не менее, я склонен считать, что это информация верная. Исхожу из того, что на круглый стол, который состоялся в Махачкале 27 октября, и где в подавляющем большинстве участвовали представители общественных организаций, неожиданно пришёл и выступил заместитель министра Ахмед Баталиев.

Он даже пытался дезавуировать заявления некоторых выступивших о недостаточной работе МВД Дагестана по борьбе с коррупцией. А депутат Госдумы Гаджимурад Омаров пообещал передать обращение общественников министру внутренних дел России, который планировал выступить в парламенте.

Кроме того, по информации газеты "Черновик", вновь стоит вопрос о смене министра внутренних дел республики, что, как правило, вызывает поток компромата друг на друга. И это отражает напряжение внутри МВД, вызванное сменой главы Дагестана, назначением экс-замминистра МВД России Владимира Васильева врио главы и необходимостью опираться в своей работе на надёжные кадры.

Ещё такая логика подтверждается словами министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, сказанными им на пленарном заседании Государственной думы России, о том, что они продолжат «комплексно и системно работать по выкорчевыванию фактов» злоупотреблений руководства республики.

Такие слова чиновника высокого уровня не могут быть случайными. И это можно сказать только после прочтения аналитической справки по Дагестану. Вполне возможно, что публично заданные вопросы Ризвана Курбанова и Гаджимурада Омарова ускорили решение о направлении комиссии.

Магомед Магомедов

Официального подтверждения прибытия спецкомиссии МВД России нет. Но в то же время пресс-служба МВД Дагестана эту информацию не опровергает и не подтверждает. По данным газеты «Черновик», визит этой комиссии напрямую связан с неудобными вопросами, которые задал министру Ризван Курбанов. Это связано с погорельцами из селения Мокок и согласования списков пострадавших для выплат им компенсаций.

Почему при таком большом количестве депутатов от Дагестана в Госдуме, проблемы республики с ее высоких трибун озвучивают только избранный от Башкирии Гаджимурад Омаров и избранный от Крыма Ризван Курбанов?

Связано ли это с тем, что все избранные от Дагестана депутаты – единороссы? Или связано с тем, что они избирались в Госдуму не для озвучивания проблем, а для других задач?

Эдуард Уразаев

Это связано с личностными особенностями депутатов. И у Гаджимурада Омарова и у Ризвана Курбанова всё-таки другой путь во власть, чем у остальных депутатов, которые предпочитали аппаратные методы собственного продвижения на вершины власти.

А это подхалимаж, ориентация на то, чтобы держать "нос по ветру", подкуп, круговая порука и т. д. А Гаджимурад Омаров и Ризван Курбанов – относительно самостоятельные политики, умеющие выступать публично на разных площадках, учитывающих общественное мнение.

Магомед Магомедов

Это риторический вопрос. Избранные от Дагестана депутаты-единороссы – это те люди, которые находятся в зоне политического комфорта. У них нет конфликта с республиканскими властями и нет желания этот конфликт возбуждать. А Ризван Курбанов и Гаджимурад Омаров находятся вне зоны политического комфорта.

Им надо нарабатывать политические баллы, обозначать себя в публичном пространстве. Поэтому они регулярно озвучивают актуальные проблемы Дагестана на федеральном уровне. И тот факт, что они избирались в Госдуму не от Дагестана, подчеркивает их нахождение вне зоны комфорта в отношениях с властями республики.

От родной республики они не смогли избираться по понятным причинам – местное руководство на тот момент сильно ограничивало их возможности для этого. То, что они сейчас делают – это их попытка пробиться в информационное поле, показать себя как депутатов, радеющих за Дагестан больше, чем те, кто избран от Дагестана.

Если дагестанские депутаты получили свои мандаты при Абдулатипове исключительно по его решению, то ведь теперь правила игры изменились. Чего им теперь бояться? Почему никто из них и не думает о том, чтобы хотя бы завоевать симпатии и поддержку широких кругов населения Дагестана?

Что общими усилиями они могли бы успеть сделать за оставшиеся 4 года в Думе, чтобы хоть в какой-то степени помочь своей республике и снискать благодарность простого народа?

Эдуард Уразаев

Как и большинство дагестанских политиков, они заняли выжидательную позицию, которая вызвана противоречивыми сигналами от руководства страны и врио главы Дагестана. Кроме того, они не привыкли к настоящей депутатской работе и им трудно сразу перестроится.

Хотя не исключено, что они сумеют имитировать активность, так же, как и многие члены правительства республики. Ведь Владимир Васильев, особо не вмешиваясь в их деятельность, заявил, что будет смотреть на результаты их деятельности. 

Магомед Магомедов

Нельзя сказать, что с уходом Абдулатипова правила игры изменились. Сохранилась система и люди на ключевых постах. Можно наблюдать эффект домино. Если кого-то задеть своей критикой, то это отражается на других, в том числе на критикующих.

Голоса нынешних депутатов, избранных от Дагестана, напрямую зависят от министра внутренних дела Дагестана, председателя правительства и других людей. Они обладают определенным политическим ресурсом. Помимо этого есть масса вопросов, связанных с теми же выборами.

Никто не помешает поднять вопрос о нарушениях в ходе выборов, запустить процедуру расследования. Нынешние депутаты, избранные от Дагестана, не имеют желания возбуждать конфликты, потому что они знают, чем это чревато для них. Что они успеют сделать для Дагестана? Очень многое, пробить вопросы с привлечением средств, участия в федеральных госпрограммах и т.д.

14:37
6215