w В похищении министра обвинили "абдулатиповских" по примеру с "амировскими". Москва сливает улики - новости онлайн на On Kavkaz
Воскресенье, 20 августа 2017
Сделать стартовой


В похищении министра обвинили "абдулатиповских" по примеру с "амировскими". Москва сливает улики

В какой степени глава Дагестана информирован о преступлениях в своем окружении?
В похищении министра обвинили
Коллаж: On Kavkaz

При полном молчании федеральных СМИ в Дагестане раскрываются все более интригующие подробности скандального похищения министра Ибрагима Казибекова. В какой степени это дело может ударить по позициям главы республики?

Напомним, что речь идет о похищении группой лиц дагестанского министра строительства Ибрагима Казибекова, у которого похитители требовали выкуп в 100 миллионов рублей. Затем они согласились снизить сумму выкупа до 70 миллионов рублей. В момент передачи им части суммы в 30 миллионов рублей похитители были задержаны силовиками.

И вот на неделе следственные органы выдвинули обвинение непосредственному организатору преступления, которым признан начальник службы охраны правительственных зданий Дагестана, полковник Магомед Омаров, являющийся выходцем из того Тляратинского района, что и Рамазан Абдулатипов.

«По данным следствия, Омаров запланировал похищение еще в феврале. Сначала он привлек к делу ранее судимого Залкипа Алискантова. Потом, за несколько дней до похищения, Залкип обратился к своему брату Яхье. В итоге именно братья Алискантовы 20 июня вывезли министра на квартиру в Махачкале, где удерживали в течение суток.

В момент передачи выкупа браться были арестованы. Освобождение министра зафиксировали на камеру оперативники из Пятигорска и Нальчика. Их дагестанские коллеги не принимали участия в операции», - сообщает подробности дела информационный портал «Кавказ.Реалии».

«Биография Омарова заслуживает отдельного внимания: полковник полиции, он является начальником Управления охраны административного здания правительства РД. Также сообщалось, что ранее он был уволен из Ленинского РОВД из-за коррупционных махинаций, но вскоре восстановлен в должности благодаря родственникам.

По некоторым данным, уроженец Тляратинского района Омаров является троюродным братом Рамазана Абдулатипова. Пресс-служба главы РД уже выступила с опровержением этой информации. Однако это не значит, что связи между ним и главой республики нет», - продолжает раскрывать детали скандального дела издание.

По поводу самого похищения источники приводят разные версии. "Есть версия, что это была спланированная операция для того, чтобы ныне обвиняемые люди «проявили себя», и их можно было закрыть. Поэтому и бойцы, освобождавшие министра, были из Нальчика", - рассказал "Кавказ.Реалии" информированный источник.

"По другой версии, министра похитили, чтобы забрать обещанные откаты. Все эти люди – мафия. И братья, которые его похищали, и арестованный Омаров и Алискантов. Оба они – «черные полковники»", - говорит собеседник.

Версию, что Ибрагим Казибеков должен был неким людям из правоохранительных органов большую сумму денег, которую с него и пытались взыскать, озвучили и другие собеседники "Кавказ.Реалии".

За более подробными ответами о том, насколько высоко могут идти нити этого преступления и почему молчит по поводу этого скандала Москва, On Kavkaz обратился к Эдуарду Уразаеву, политическому обозревателю радио «Эхо Москвы. Махачкала» и Магомеду Магомедову, специальному корреспонденту газеты «Черновик».

Чем больше мы узнаем деталей о деле похищения министра строительства Дагестана, тем больше выявляется вовлеченность в это дело людей из ближнего круга Рамазана Абдулатипова. Возможно ли, что Абдулатипов пребывал в полном неведении относительно того, что творится под его боком?

Эдуард Уразаев

Теоретически и формально-юридически это возможно, исходя из поговорки "чужая душа - потёмки". Но практически это невозможно. Во-первых, даже если предположить, что Абдулатипова обманывали одни чиновники, то, поскольку в дагестанском Белом доме сложилась атмосфера закладывания друг друга и утечек, другие эту информацию до него бы довели.

Например, один из бывших начальников управлений Администрации главы и правительства Дагестана был уволен после доведения до Абдулатипова информации о нелицеприятных высказываниях о его решениях.

Ну а об утечке в интернет аудиозаписи с совещания под руководством первого заместителя руководителя Администрации главы и правительства республики Алексея Гасанова, на котором обсуждался ход исполнения негласного поручения руководства о массовом добровольно-принудительном снятии кандидатов в депутаты Госдумы России и Народного собрания Дагестана, и говорить не приходится.

Во-вторых, почему на должности начальника охраны здания Дома правительства оказался выходец именно из Тляратинского района, пусть и не троюродный брат как утверждалось сначала?

Открестился от родства и ведомственной подчинённости Магомеда Омарова и думает, что все должны решить, что Абдулатипов ни при чем? Напомню, что в Дагестане 41 муниципальный район и 10 городов, но почему-то на ответственной должности, да ещё и характеризующейся "близостью к телу", оказался земляк главы республики.

Тем более, это важнейший объект обеспечения безопасности Абдулатипова. А о том, какое этому придаётся значение, мы видим при проездах его кортежа и мерах, принимаемых на мероприятиях с его участием. И это несмотря на победные реляции о победе над террористами и низком уровне преступности!

Привычка Абдулатипова говорить одно, а делать другое, исходя из принципа "друзьям всё, а остальным - закон", при покровительстве на самом верху федеральной власти, позволяла долгое время создавать видимость главного борца с коррупцией, а членам его команды - оставаться долгое время безнаказанным. Но сколько верёвочке ни виться...

Магомед Магомедов

В этом скандальном деле, где основными фигурантами проходят земляки Абдулатипова – уроженцы Тляратинского района Дагестана, возможно, у кого-то возникает огромное желание назвать главу республики заказчиком этого преступления. Но в этом случае давайте исходить из возможных мотивов, для чего Абдулатипову похищать министра и требовать с него деньги?

Для этого не надо похищать человека. Достаточно просто поднять материалы на аффилированную с министром фирму «Гранит», назначить строительную экспертизу на дома, возведённые в рамках программы переселения из ветхого жилья, да и массу других действий.

Этого вполне было бы достаточно для того, чтобы министр понял, что с главой шутки плохи. Поэтому, оценивая произошедшее с министром строительства, уверен, что здесь мы наблюдаем эксцесс близких к руководству людей. Другими словами, это чреватая для имиджа главы Дагестана самодеятельность его сторонников.

Газета «Черновик» уже сравнила действия команды Абдулатипова с таким явлением, как «амировские». То есть был Саид Амиров, и были «амировские»: племянники, дальние родственники, земляки, начальники и члены охраны…

И не всегда то, что делали «амировские» было санкционировано и служило интересам Амирова. Здесь аналогичная ситуация: Рамазану Абдулатипову, чтобы твёрдо стоять на ногах в Дагестане, нужны сторонники, своя, грубо говоря, армия.

Ещё в 2013 году, когда он только приходил, очень много молодых тляратинских ребят, не обязательно родственников, было включено в его охрану, устроено на третьестепенные должности в различные структуры.

Основная их задача была: обеспечивать не только безопасность главы Дагестана и его близких, но и продемонстрировать всем желающим оспаривать власть Абдулатипова, что у него есть люди, готовые буквально биться за него.

Зачастую в таких приближенных к руководству неформальных группировках формируются свои команды, осознающие, что в случае чего они находятся под серьезным прикрытием и, следовательно, могут «чуть-чуть на себя тоже работать».

То, что можно прикрываться именем Абдулатипова и вести свою политику, общественность видела, когда группы молодых ребят ловили различных блогеров, высказывавшихся в адрес главы Дагестана и бивших их, когда на антикоррупционных митингах появлялись «титушки», провоцировавшие конфликты и угрожавшие журналистам, но которых боялась трогать полиция. Примеров можно приводить много.

Уверен, что в случае с Казибековым, именно это и произошло: свои интересы были реализованы группой Омарова и Алискантовых с полной уверенностью в том, что им за это ничего не будет. Их подвела вера во всемогущество Абдулатипова, а они сами подвели главу республики. Теперь убедить общественность, что глава республики не приемлет методов 90-х, о чем он неоднократно заявлял, будет очень трудно.

Почему к спецоперации по задержанию похитителей министра были привлечены сотрудники Росгвардии из Кабардино-Балкарии? Неужели внутри дагестанской политической и силовой вертикали настолько все коррумпировано и связано круговой порукой, что дагестанским спецам уже не доверяют при охоте на крупную дичь? И как это вяжется с заявлениями Абдулатипова о полном очищении Дагестана от криминала?

Эдуард Уразаев

Очевидно, что привлечение сотрудников из региона, где раньше служил нынешний начальник УФСБ по Дагестану, а также Главного управления МВД РФ по СКФО, говорит о недоверии к местным коллегам, которые включены если не в круговую поруку, то в коррупционные схемы точно.

Что касается заявлений о полном очищении Дагестана от криминала при Абдулатипове, то, скорее, надо говорить о его умелом использовании поручения Владимира Путина правоохранительным органам обеспечить безопасность к Олимпийским играм в Сочи.

Ведь он под это поручение подверстал борьбу с кланами и неугодными политическими оппонентами и стал приписывать заслуги себе.

Впрочем, в нужный момент, когда надо объяснить какие-то проблемы и их нерешённость он опять повторяет, что ему мешают старые кадры, которые он перевоспитывает и никак не перевоспитает.

Потом награждает их орденами и медалями. Но одно дело для чиновников обманывать в личной жизни, а другое - обманывать в рамках государственной политики, когда это приводит к нарушению законов и затрагивает интересы всего общества.

Магомед Магомедов

Начнем с того, что операция по похищению министра и по его освобождению проходила под плотным контролем силовиков из ГУ МВД по СКФО и УФСБ. Есть версия, что именно они предупредили министра, что его собираются похитить.

Любая операция по освобождению заложника тщательно планируется и, соответственно, решается, кто возьмет на себя часть силовой поддержки операции, кто непосредственно будет освобождать заложников.

Так как это дело не связано с терроризмом, то спецназ ФСБ не привлекался. Решили ограничиться СОБРом. Исходя из того, что один из близких родственников Алискантовых – Запир Алискантов, замкомандира СОБР Росгвардии Дагестана, то, как понимаем, была опасность утечки информации…

Преступники могли быть предупреждены, а со стороны дагестанского СОБР мог наблюдаться саботаж. Видимо, чтобы не рисковать, решили привлечь коллег из КБР.

Что касается круговой поруки, то можно понять, почему этим делом занимались полицейские из СКФО, а не местное МВД: много родственников, много тех, от кого может утечь информация.

Что касается заявлений Абдулатипова о полном очищении Дагестана от криминала, то он среднестатистический российский политик. Он может говорить всё что угодно. Российское общество уже привыкло к тому, что наши политики любого уровня за свои слова не отвечают.

Чем данное скандальное дело может грозить Абдулатипову? Будут ли вскрыты новые чудовищные факты в высшем руководстве Дагестана? Будут ли громкие отставки? Или же Москва предпочтет закрыть глаза на продолжающиеся преступления в дагестанской власти?

Эдуард Уразаев

Рамазан Абдулатипов и его команда подвергаются обоснованной критике все 4,5 года его правления, причем по ряду направлений это было достойно вопроса об уголовных делах и отставке.

Однако у него оказались такие богатые покровители и высокопоставленные защитники, что он сохранял и приумножал свои политические позиции. Игнорируются даже данные социологических опросов, которые показали самый низкий по сравнению с другими регионами страны уровень поддержки его деятельности жителями Дагестана, тогда как сам Владимир Путин неоднократно говорил о важности именно этого показателя.

По всей видимости, что-то стало меняться в связи с предстоящими выборами президента России в марте 2018 года и началась разработка названных фигурантов по заявлению Ибрагима Казибекова.

В то же время утечка видеокадров задержания подозреваемых и сброс информации в публичное пространство говорит о том, что сотрудники правоохранительных органов опасаются того, что дело может быть замято под политическим давлением.

А оглашение информации о задержании на публику снижают возможности теневых лоббистов оказать давление на следственные органы. Эта своего рода защитная мера стала применяться в нашей стране в последнее время всё чаще и чаще.

Если же судить по привычному информационному потоку, то задержание по подозрению в похищении министра полковника полиции и начальника охраны Дома правительства такого важного региона как Дагестан, должно было попасть в топ новостей. Однако оно не попало на федеральные телеканалы, что говорит о силе защитников Абдулатипова.

Поэтому, к сожалению, говорить с полной уверенностью, что дело будет доведено до логического адекватного конца, не могу. И убедить меня смогут только те действия федеральной власти, которые будут действительно направлены на исправление ситуации, а не на её ретуширование.

Магомед Магомедов

Москва привыкла и к более чудовищным событиям в своих провинциях. Это не самое страшное, что могло бы произойти. Что касается громких отставок, каких-то новых фактов, то в зависимости от политической ситуации, от количества сторонников и противников Абдулатипова в Администрации президента РФ, близких к принимающим решения группам, Москва решит: либо закрыть на это глаза, либо активно развивать ситуацию.

И если сторонников у Абдулатипова в Москве окажется мало, то мы увидим, как в деле о похищении министра, никак не связанном с активностью главы Дагестана, появятся связи, ведущие от исполнителей наверх. Так же было в деле с Саидом Амировым. В этом плане ничего нового тут нет.

4305
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...