Четверг, 27 апреля 2017
Сделать стартовой


КОНСТАНТИН КАЗЕНИН: Тотальные политические зачистки на Кавказе невозможны. Но Москва боится

On Kavkaz представляет видео-интервью известного специалиста по Кавказу и писателя
КОНСТАНТИН КАЗЕНИН: Тотальные политические зачистки на Кавказе невозможны. Но Москва боится

On Kavkaz продолжает серию видео-интервью со знаковыми общественными и политическими фигурами, чья работа имеет непосредственное отношение к Кавказу и кавказскому пространству в России и за ее пределами.

Сегодняшнее видео-интервью в рамках данного цикла – это беседа с известным кавказоведом, писателем, старшим научный сотрудником Института экономической политики имени Егора Гайдара Константином Казениным.

Автором данного цикла является известный режиссер, кинодокументалист, директор Северокавказского открытого фестиваля кино и телевидения «Кунаки» Ильяс Богатырев.

Вниманию наших читателей и, теперь уже, зрителей мы будем представлять и видео-версию интервью с приглашенным к беседе экспертом, и текстовую версию ключевых тезисов и идей, озвученных им в ходе беседы.

Константин Казенин:

Объединять события, происходящие на Северном Кавказе, и, допустим, в Москве, это слишком поверхностно.

Я бы тесно не связывал акцию дальнобойщиков в Дагестане с  последними политическими процессами в стране. Это экономический протест, прежде всего. И таких экономических процессов в Дагестане было всегда предостаточно.

Дальнобойщиков волнует не представительство в Госдуме. Прозрачность проведения выборов не решает экономические проблемы. В Дагестане акция получила такой масштаб, потому население непосредственно работает в сфере перевозок, либо тесно связано с ней. В Дагестане от системы сборов зависят многие. К последствиям таких решений надо относиться с особой серьезностью.

В Дагестане есть села, которые специализируются по перевозкам. Они даже существовали в позднесоветские годы. Там большой рынок перевозок. Это связано с местными фермерами, с транзитом из Азербайджана, из Ирана ввозится в Россию много ширпотреба, который попадает и на рынки Хасавюрта, Минвод. В силу своего расположения, Дагестан – транзитный регион.

Рынок перевозок в Дагестане остается не полностью прозрачным. Обеление любого рынка легче проходит в ситуации подъема.

В последние годы Кавказ отличался относительно высокой, чем в других регионах культурой гражданских протестов. На площади в Махачкале люди выходили с конкретными требованиями. И часто чиновникам приходилось реагировать. Дагестан не тот регион, где политикам можно просто отмахнуться от людей, вышедших на площадь. И я заметил, что фаза диалога все-таки наступала.

Результатом миграции в города является восстановление тех же сельских, родовых связей. Весь Северный Кавказ пережил массовую миграцию в города позже, чем центральная Россия.

Любой бизнес в городах Дагестана в период обвальной миграции из сел основан на партнерстве односельчан. Основные политики позиционировали себя, как защитники определенной национальности. Но потом многое стало меняться.

Поколение горожан второго поколения гораздо свободнее от тех связей, которые были заданы их рождением. Расширение горизонтов человек расценивается позитивно. … Но при этом есть и конфликт поколений, потому что опыт отцов и нового поколения отличается.

Большинство земельных споров приводили к диалогу. КЧР отличается тем, что сельхоз земля – серьезный актив. КЧР в отличие от всех республик Северного Кавказа провела полноценную земельную реформу с выделением паевых земель, правда, это произошло не во всех районах. Основной способ избежать земельных конфликтов – прозрачность земельных отношений.

Даже те ребята, которые хотели бы остаться в регионе и быть востребованными, сталкиваются с пресловутой клановостью. Я часто слышу от них, что их перспективы в меньшей степени зависят от их способностей.

Нужно пытаться поднять регион не с помощью внешний инъекций, а надо помогать реальному бизнесу, экономике которые есть.

Недоверие к судебной системе – проблема, характерная всей России, а на Кавказе, она еще и усугублена.

Самое неразумное представление о Северном Кавказе, как об архаичном регионе.

Некоторые эксперты считают, что надо делать ставку на авторитет, традиции, что это позволит наладить ситуацию, но не будет этого, общество там разнообразное, менее традиционное, более городское.

В каких-то случаях этническая солидарность оказывалась предрассудком, реально мешала развитию. Например, директор фирмы считал возможным принимать на работу людей только своей национальности. Сейчас это меняется.

На Кавказе ставка на региональную элиту дискредитирует себя. Ставка на молодежь тоже необходима. Надо сделать так, чтобы местные князья не могли отсекать от участия в выборах молодежь, надо показать ей, что у нее есть возможность влиять на ситуацию в регионе в рамках закона. 

1211
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...