Четверг, 27 апреля 2017
Сделать стартовой


Стойкость дальнобойщиков Дагестана запустила дагестанизацию России. Это сильно пугает Москву

Впервые после краха СССР дагестанцы становятся причиной глубинных изменений в сознании россиян
Стойкость дальнобойщиков Дагестана запустила дагестанизацию России. Это сильно пугает Москву
Коллаж On Kavkaz

Дальнобойщики Дагестана продолжают выступать против системы «Платон», согласно которой взимается плата за проезд грузовиков по трассам федерального значения. О претворении этого решения в жизнь власти объявили еще 15 ноября прошлого года.

В Дагестане большой процент людей работает в данной сфере. Естественно, что они заняли довольно жесткую позицию, требуя отменить систему «Платон». Дальнобойщики Дагестана намерены стоять до конца. Именно эта стойкость дагестанцев удивляет всю остальную Россию – и чиновников, и силовиков, и водителей из других регионов.

За стойкость и принципиальность дагестанских дальнобойщиков водители из других областей прозвали Дагестан – Дальнобойной народной республикой. Что, в принципе, справедливо, учитывая, что в республике на душу населения дальнобойщиков в разы больше, чем в других регионах. То есть, Дагестан на сегодня самый дальнобойный регион России.

Оттого, именно Дагестан оказался на передовой борьбы простых трудящихся россиян против роста несправедливых поборов и налогов. Это не совсем привычная для Дагестана позиция. Поскольку до сих пор с момента развала СССР Дагестан ассоциировался в СМИ только с криминалом и терроризмом.

Теперь же сотни тысяч россиян с напряжением следят за ходом протеста дальнобойщиков Дагестана, ловят каждое новое видео их противостояния силовикам, пишут тысячи комментариев, делятся аудиосообщениями простых водителей в социальных мессенджерах и делятся своим восхищением с остальной Россией.

Стойкость дальнобойщиков Дагестана запустила дагестанизацию России. Это сильно пугает Москву

Теперь самое интересное не только то, уступит ли Москва требованиям протестующих дальнобойщиков. Но и то, как протест и стойкость дагестанских водителей меняют отношение всей остальной России к жителям Кавказа. И сможет ли протест Дагестана превратиться в более широкое политическое движение в остальной России.

То есть, речь идет о том, хватит ли гражданского сознания и политической зрелости у протестующих ребят сделать так, чтобы их протесты и жертвы не обернулись поражением. Но привели к рождению более широкого и зрелого движения за политические и экономические реформы в масштабах всей России.

Проще говоря, сможет ли Дагестан начать процесс преображения остальной России? О возможных сценариях развития этой протестной истории с нами поделились наши эксперты – журналисты Максим Шевченко и Орхан Джемаль, а также старший научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и госслужбы Константин Казенин.

Протестный накал дальнобойщиков Дагестана не снижается уже которую неделю. Водители говорят, что готовы стоять до конца, пока власти не отменят систему «Платон». Насколько велики шансы, что Москва уступит протестующим?

Максим Шевченко

Проблема в общей социально-экономической эксплуатации и давления на дальнобойщиков. Если бы был только «Платон», это было бы предметом для обсуждения. Но мы знаем, что все, кто едет по Кавказу на машинах, сталкиваются с поборами, грабежом на федеральных КПП, с коррупцией, связанной с так называемой КПП дорожной полиции.

Дальнобойщику, чтобы довести груз, условно говоря, от Ростова до Самура, надо иметь наличными десятки тысяч рублей. К системе «Платон» надо добавить еще и эти огромные деньги. Практически за каждую поездку надо отстегивать, тратить часы на этих блокпостах, где тебе говорят, либо ты пропускаешь весь груз через рентген, либо можешь проехать за взятку.

Поэтому делать вид, что речь идет о каких-то европейских дорогах, по которым ездят тяжелогруженые машины и за которые они не хотят платить, это, честно говоря, ложь. Транспортный налог в Дагестане самый большой на всем Кавказе. И люди справедливо говорят, за что мы будем платить налог, если дороги у нас похожи на разбитые танками проселки.

Поэтому нельзя рассматривать систему «Платон» отдельно от той системы поборов, коррупции и грабежа, которым подвергаются дальнобойщики, да и все люди труда в Дагестане со стороны силовиков и криминальной власти. Это связанные вещи.

Если будут ликвидированы эти системы рэкета и грабежа, я уверен, что вменяемые люди будут рассматривать и «Платон», и другие системы, которые рационально действуют в таких странах, как Австрия, Германия и других европейских странах. Там другая ответственность власти перед народом.

Там другая система контроля народа за тем, как эти средства расходуются. Там народные представители реально представляют народ, а не группы криминальных элит, договорившихся с властями, что они будут сидеть в Народном собрании, либо в Госдуме. Кто-нибудь из депутатов, которые вроде как представляют народ, пришел к дальнобойщикам?!

Никто об этом не слышал. Поэтому для начала надо ликвидировать систему криминального произвола, а потом обсуждать нормальную европейскую систему оплаты за проезд тяжелогруженых машин по дорогам России.

Орхан Джемаль

Не знаю, насколько велики шансы. Но есть какие-то сигналы, показывающие, что Москва готова маневрировать. По большому счету после всей предыстории с «Платоном» и уже не первой массовой акции протеста, уступка Москвы будет выглядеть, как услуга под нажимом. Москве бы этого не хотелось, но настаивать на своем она тоже немного опасается. Для Москвы ситуация шаткая.

Константин Казенин

Все попытки ввести его в русло каких-то нынешних политических противостояний кажутся мне неадекватными по отношению к реальности. Причины спора - именно экономические. А в экономическом споре так бывает, обычная тактика, когда стороны предъявляют несколько завышенные требования. Я думаю, что компромисс возможен вне подобных максималистских позиций.

Стойкость дальнобойщиков Дагестана ставится в пример остальной России. Впервые за долгие годы Дагестан связывают не с терроризмом, а с гражданским героизмом. Сможет ли протест простых водителей разрушить десятилетнюю систему информационной травли Дагестана и Кавказа? Или этот пример так и останется исключением из общего потока грязи и лжи? 

Максим Шевченко

Не совсем понятен смысл этого вопроса. Дагестанцы вполне достойно представляют Россию и в спортивных мероприятиях, и в бизнесе, и в силовых структурах, защищая нашу Родину. Как кто-то пошутил в Интернете, как в Олимпиаде на борцовском ковре, так герои России, как Олимпиада заканчивается, так все становятся черными.

Дагестан вполне густонаселенное пространство, со сложнейшей инфраструктурой, с огромным количеством работающих людей, многодетными семьями. Если не воспринимать кавказцев, дагестанцев, как туземцев, как это зачастую делают в Москве, то понятно будет, что Дагестан всегда был впереди всех по социальным требованиям.

Напомню, что Дагестан все 90-е годы голосовал за КПРФ, за советские ценности, за бесплатную медицину… В общем за то, чтобы было социально-ориентированное государство, а не либерально-олигархическая система грабежа народа, которая установилась в 90-е годы в России.

Орхан Джемаль

Не считаю, что в последние годы была особая политика травли Дагестана и Кавказа. То, что называют травлей, это объективные сложности. Людям, которые призваны бороться с этими сложностями, хотелось бы, чтобы писали об их успехах, нежели о сложностях.

В начале 2000-х годов, после того, как утонула подлодка «Курск», Владимир Путин пытался взять под контроль телевидение, газеты. Политика контроля информации – политика раннего путинского срока уже достаточно разрушена интернетом. Нынешние протесты 26 марта показали, что весьма значительным средством служил интернет.

Сознание граждан выходит из-под контроля государства. Оттого, прорыв информационной блокады – не столько героизм дальнобойщиков, сколько технический прогресс и освоение населением новых каналов распространения информации. Тем более, что первая волна протестов дальнобойщиков завершилась ничем.

К тому же очевидно, что, не выдвинув социальных, политических требований, протестующие не могут рассчитывать, что кто-то, кроме водителей большегрузов из их же собственного круга их поддержит. На поддержку профессиональных политиков в этой ситуации рассчитывать не стоит, несмотря на их стойкость.

Константин Казенин

Совершенно независимо от истории с дальнобойщиками, людям в России полезно знать, что уже много лет в Дагестане существует достаточно развитое гражданское общество. В регионе выходит несколько еженедельных газет, реально неподконтрольных республиканской власти. Много ли регионов может этим похвастаться? На самом деле – не много.

Не только дальнобойщики, но и многое другое есть в Дагестане, что говорит о развитом гражданском обществе. В последние месяцы было немало свидетельств того, что оно крепнет - вспомните хотя бы историю с махачкалинским парком. И по укреплению гражданского общества его обоснованные претензии к местным чиновникам будут расти.

Сможет ли из протеста дальнобойщиков Дагестана родиться гражданское и политическое движение нового поколения кавказцев? Как это происходило с превращением протестных движений в инициативы более высокого политического уровня в Италии, Ирландии и так далее? Чего не хватает Дагестану и Кавказу для такого сценария?

Максим Шевченко

Мне кажется, хорошо, что протест проходит под социальными лозунгами, а не какого-нибудь мистицизма. Чем дальше, тем требования становятся внятнее. Главные социальные требования становятся политическими. Когда требования прекращения экономического произвола, коррупции и рэкета перерастают в вопрос о недоверии к власти, которая крышует и поощряет произвол, коррупцию и рэкет.

Конечно, это рост гражданского, социального и политического самосознания. И не имеет значения мусульмане мы, христиане или неверующие. Борьба за общие трудовые права всегда объединяла людей всех национальностей и религий. Религиозные дискуссии надо оставить для других пространств и аудиторий.

А вопросы качества дорог, зарплаты, пенсии понятные для всех вещи. Поэтому я считаю, что протест сможет перерасти в гражданское и политическое движение. И то, что дальнобойщики корректно и достойно себя ведут, и то, что силовые структуры, несмотря на ожидания в Москве некоторых либеральных оппозиционеров, тоже ведут себя корректно по отношению к дальнобойщикам, за что я выражаю им признательность.

Естественно, большое скопление людей, рядом находится «Росгвардия», МВД, они обязаны это делать. Я не слышал пока ни о каких серьезных беспорядках, все свои, все друг друга знают и понимают, что тут собрались не преступники, а люди, которые кормят себя, свои многодетные семьи, пытаются защищать свой труд и его результаты.

Я надеюсь, что эта ситуация – нормальный трудовой спор. Для европейского цивилизованного пространства это вполне обычное рутинное явление. У нас это кажется необычным делом. Я как-то был летом в Италии, где водители такси участвовали в демонстрации, которым посмели повысить налог.

На улицы Неаполя вышло 15 000 человек. Видел социальные демонстрации по полмиллиона человек в Лондоне. Хотели, чтобы Россия была частью цивилизационного мира? Это и есть его часть – борьба трудящихся за свои права.

Орхан Джемаль

Сам протест демонстрирует политическую турбулентность, нестабильность, экономические проблемы, так называемые язвы. До тех пор, пока дальнобойщики не выйдут за рамки своих узкокорпоративных интересов, сводящихся к отмене системы «Платон», они останутся локальным феноменом.

История России показывает, что процесс, который приводит к радикальным изменениям, объективен и не зависит от четкости программы протестующих. Протесты из узкоэкономических имеют тенденцию к переходу в социальную, а далее и в политическую плоскость.

31662
3 комментария
1
Россия Вперёд
15.04.2017 13:07
Дальнобойщиков нужно морально и материально поддерживать до победного конца! Они у нас Молодцы! Они герои!
2
Никто
16.04.2017 10:28
Майдана хотят?
3
Комментарий удален
Введите код
Защита от спама
Загрузка...