Суббота, 25 марта 2017
Сделать стартовой


"Малообразованные имамы, желая угодить властям, привели Ингушетию к гражданской войне…"

Ингушские мусульмане вновь бурно обсуждают обвинения Исы Хамхоева в адрес независимых общин

В независимых ингушских СМИ бурно обсуждаются высказывания муфтия республики Исы Хамхоева, которые он позволил себе на совещании в муфтияте 6 февраля. Они вновь подняли волну возмущения в регионе.

Напомним, On Kavkaz писал об этом совещании в контексте того, что новый руководитель Управления по делам религий при главе Ингушетии Али Котиков, фактически, пришел на это совещание к Исе Хамхоеву с примирительной миссией.

Несмотря на то, что Иса Хамхоев и глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров уже около года находятся в затяжном конфликте из-за попытки Евкурова отправить Хамхоева в отставку и ликвидировать само Духовное управление мусульман республики.

Представители независимых от муфтията мусульманских общин республики, на которых Иса Хамхоев вновь обрушил свою критику на совещании 6 февраля, отмечают, что опальный муфтий вновь разжигает противостояние в ингушском обществе.

Блогеры сообщают, что жители разных районов республики в Насыр-Корте, Сагопшах и Ачалуках осудили высказывания Исы Хамхоева. Что думает по этому поводу ингушская общественность, мы узнали у общественного деятеля Тамерлана Чахкиева и председателя Координационного совета молодежных организаций Ингушетии Багаудина Хаутиева.

Какие именно выражения муфтия Исы Хамхоева из его выступления на совещании в Духовном управлении Ингушетии от 6 февраля возмутили жителей республики?

Тамерлан Чахкиев:

Иса Хамхоев заявил, что власти не борются с мечетями, в которых, якобы, распространяются идеи такфира по отношению к представителям суфийских  тарикатов. Однако говорить, что это возмутило жителей республики не совсем верно.  Большая часть граждан вообще в стороне от всего этого. Возмущение идет в среде тех, кого муфтий обвинил.

Багаудин Хаутиев:

Дело не только в последнем выступлении Исы Хамхоева. Вопрос в том, что эти нападки и оскорбления с его стороны не прекращаются, и уже на протяжении долгого времени с нарастанием сходят из уст работников Духовного управления Ингушетии. Если взять конкретный случай, заседание 6 февраля, то насколько я понял, он назвал мечети, которые ему не подчиняются – капканами.

Если это произнести на ингушском языке, звучит это очень грубо и оскорбительно. Именно, периодически такими высказываниями только утихнувшие страсти возобновляются представителями бывшего Духовного управления, провоцируя людей во всех уголках республики. Мы видели, какая реакция прошла практически во всех городах и селах республики. Об интернет-сегменте даже не стоит говорить.

 

Почему даже год жесткого противостояния с главой республики Юнус-Беком Евкуровым не изменил позиции Исы Хамхоева в плане его нежелания начать конструктивное взаимодействие с мусульманами всех направлений, существующих в республике?

Тамерлан Чахкиев:

Жесткого противостояния и не было. К тому же Иса Хамхоев неоднократно заявлял, что готов на примирение с руководством республики при соблюдении определенных условий между всеми сторонами.

Багаудин Хаутиев:

Что касается вопроса, почему Юнус-Беку Евкурову не удается после года противостояния принудить Ису Хамхоева к конструктивному диалогу, то здесь проблема заключается в том, что глава хочет и хотел отставки муфтия, и только муфтия, а не всего муфтията.

С нынешним муфтием глава республики не хочет диалога и может вернуться к взаимодействию с ним только в том случае, если в Кремле дадут ему такую инструкцию, что перед третьим сроком или же выборами главы республики оппозиционный муфтият может навредить выборам или оказать действие на общественно-политические процессы в республике.

Хотя, я сам лично сомневаюсь в этом, поскольку широко разрекламированная и обсуждаемая работа объединенных околомуфтиятовских сил не смогла ничего существенного сделать на парламентских выборах в сентябре ушедшего года. Собранный вокруг фигуры муфтия политический блок распался еще в начале своей работы, даже не сумев организовать наблюдателей.

Я уверен, что пока муфтий не уйдет в отставку, хотя бы сам назначив из своего круга преемника, ситуация не изменится. Кроме того, очень важно отметить, что все организованные духовные встречи между сторонами были провалены представителями муфтията. Поскольку они требовали обязательного присутствия на всех этих встречах чеченского духовенства, на что глава республики и независимые имамы естественно не соглашались.

 

Связаны ли все последние попытки покушений против мусульманских лидеров Ингушетии - взрывы автомобилей, забрасывания гранат во дворы частных домов - именно с сохраняющимся расколом между сторонниками Духовного управления и сторонниками независимых имамов?

Тамерлан Чахкиев:

Да, так или иначе, но связаны. Только надо понимать, что единства в мусульманской среде Ингушетии никогда и не было. Как не было его и между суфийскими традиционными тарикатами. И, конечно же, с набирающими влияние в обществе салафитскими общинами.

Политика Евкурова по равноудаленности власти от религиозных общин привела к тому, что салафиты получили легальное поле деятельности. Что в свою очередь, было условием прекращения оттока молодежи в вооруженное подполье. И подобная политика властей не пришлась по вкусу суфийскому духовенству, которое увидело в салафитах своих идейных врагов.

Багаудин Хаутиев:

Безусловно, все эти попытки покушения на имамов, взрывы автомобилей и т.д. связаны с расколом между сторонниками Духовного управления и сторонниками независимых имамов. Мы видим, какие последствия имели необдуманные шаги Духовного управления мусульман Ингушетии на протяжении последних 20 лет.

Мы видим, как делили мусульман на правильных и неправильных, называя их «ваххабитами» и «хариджитами»… Как шел раскол и убийства.. Как малообразованные религиозные деятели, пытаясь угодить политическому курсу, не разъясняя и не проводя работу с молодежью, вешая ярлыки, привели республику к гражданской войне…

Особенно это было видно в 2004-2008 годах. Если у кого-то и сегодня есть сомнения, можно просто посмотреть последние совещания в Духовном управлении мусульман Ингушетии, где они призывают всю силу и мощь властей направить на эту, якобы, «профилактическую» работу.

Из-за чего конкретно в мусульманском поле идет столь напряженная борьба – из-за разного понимания ислама, или из-за конфликта вокруг доступа к власти, или из-за борьбы за доступ к бюджетным и закятным средствам, или из-за боязни потерять высокие посты в обществе?

Тамерлан Чахкиев:

Выше я уже дал ответ на этот вопрос.

Багаудин Хаутиев:

Борьба в мусульманском поле Ингушетии, это естественный процесс. Он должен был рано или поздно начаться, поскольку институт муфтията устарел. Он не отвечает желаниям подрастающего поколения. Сегодняшняя молодежь хочет исповедать религию свободно.

Молодежь хочет выбирать тот путь, который считает правильным. А вешание ярлыков «ваххабит» и «экстремист» на тех, кто не хочет исполнять те или иные религиозные обряды какого-нибудь тариката, это ни к чему хорошему не приведет.

Именно поэтому федеральному центру и местным властям очень важно правильно подойти к этому вопросу, с учетом меняющегося мира, требований молодежи, их нового видения сложившейся в республике ситуации.

4481
2 комментария
1
Ibrahim Marziev
16.02.2017 22:41
Кто пишет заголовки на сайте?
Если об уровне образования имамов ещё можно подискутировать, то где вы увидели гражданскую войну? И как связано желание угодить властям с содержанием выступлений Хамхоева, Чумакова и других?
2
Асхаб
17.02.2017 16:13
Как то каламбурно.
Введите код
Защита от спама
Загрузка...