Пятница, 31 марта 2017
Сделать стартовой


Сломать "ахи" на зоне. Кавказцев в тюрьмах России калечат из страха перед исламом и "для души"

Против мусульманских общин в тюрьмах готовы объединяться и воры, и надзиратели
Сломать

За эту неделю пришли сообщения об избиении дагестанского заключенного в колонии №1 в Калмыкии и насилии в отношении Аслана Черкесова, осужденного по делу об убийстве Егора Свиридова.

Родные и адвокаты осужденных сообщают жуткие подробности об унижениях, избиениях и пытках в отношении заключенных. Что впрочем для кавказской общественности не явилось неожиданностью. Поскольку горькая практика целенаправленных истязаний в отношении кавказцев и мусульман стала нормой в стране.

Также правозащитник Рустам Касимов на днях сообщил на своей странице в Faacebok, что к нему на горячую линию позвонили из мест лишения свободы. Обратившийся – Фаррух Сидиков из 5 отряда 5 Колонии №4 , что в Валдае Новгородской области.

«Он уже не первый раз звонит , жалуется на притеснение по религиозному признаку всех мусульман-заключённых. Не дают молиться, отбирают Коран, коврики во время обыска и не возвращают, унижают. 2 года назад это начали, 60 Коранов уже изъяли якобы для экспертизы и не вернули до сих пор ни одного», - сообщает Касимов.

Такое целенаправленное унижение и истязание на зоне, сначала в отношении кавказцев, а затем уже и в отношении всех, кто носит мусульманские имена и фамилии, связано со страхом тюремных администрации в отношении, так называемых, тюремных джамаатов – сплоченных мусульманских общин заключенных на зоне.

On Kavkaz подробно рассказывал о причинах появления тюремных джамаатов в российских колониях. По словам эксперта по Северному Кавказу Дениса Соколова, случилось это далеко не вчера: впервые мусульмане стали столь массово отправляться в российские тюрьмы после старта второй чеченской кампании.

«Это создало проблему спецслужбам: «ломать» людей по одному легче, чем целый джамаат. Тюремное начальство всегда умело управлять зонами лишь через блатных, но через джамааты, видимо, не получается», – заявил Денис Соколов.

Ислам, отмечает «Коммерсант», в российских тюрьмах действительно становится всё популярнее, поэтому с некоторых пор наравне с «чёрной» зоной, где царят блатные порядки, и «красной» зоной, где царит диктат тюремной администрации, появился термин «зелёная» зона, подразумевающий, что неформальный контроль над ней взяли мусульмане.

По словам Дениса Соколова, обращение к религии в тюрьме – распространённое явление. Однако лишь у мусульман получается противопоставлять себя и воровской касте, и надзирателям. Оттого зачастую и воровские авторитеты, и тюремная администрация объединяются, чтобы сломать мусульман на зоне.

«Джамаат – это и физическая защита, и защита от унизительных обычаев. Ислам позволяет им как-то примирять себя с действительностью, оставаться людьми. При этом необязательно речь идёт о вербовке и о чём-то незаконном, – отмечает Соколов. – Фактически стать частью джамаата – единственный способ спастись для мусульманина в тюрьме».

О том, насколько глубоко укоренилась практика целенаправленного истязания и унижения именно заключенных мусульман на российских зонах, о том, связана ли эта традиция с войнами на Кавказе, порталу On Kavkaz рассказывает журналист Орхан Джемаль.

Насколько насилие в отношении кавказских заключенных является системным в российских тюрьмах и колониях?

Это явление широко распространено. Оно носит характер межличностной вражды между кавказскими заключенными и тюремщиками, которые часто представляют позицию так называемых «патриотов», участников двух Чеченских войн и подавления сепаратистских движений на Кавказе.

Отношения  заключенных кавказцев и охраны очень часто носит характер сведения политических и национальных счетов. Это если не считать таких случаев, когда заключенных калечат, и даже убивают не по велению сердца, а по приказу.

Какие формы избиений, истязаний и пыток являются на российских зонах самыми распространенными?

Избиения, когда калечат внутренние органы, но не оставляют на теле заметных следов, и бьют чем-то вроде пластиковых бутылок с водой. В основном избивают с целью психологические унижения.

Более изощренные методы используют на допросе, когда мучают не для души, а для получения нужных показаний для этого целенаправленно используют противогаз, чтобы заключенный задыхался. Кроме того, различные варианты подвешивания с помощью наручников, различные биты.

Есть ли специальные методы, которыми тюремные администрации ломают именно соблюдающих мусульман?

К мусульманам применяют те же избиения, к которым добавляют заключение в ШИЗО, когда заключенному специально дают только нехаляльную пищу, ограничивают в возможности читать намаз.

Какой сегодня расклад в российских зонах между джамаатовскими, воровской кастой и «красными» заключенными, сотрудничающими с тюремной администрацией? Кто из них держит зоны? И как вообще появление джамаатовских изменило тюремную иерархию в России?

Большинство зон не имеют ярко выраженную доминанту - есть баланс между «черными» зонами, где господствуют воровские порядки, и «красными» зонами, где господствуют порядки тюремной администрации и сотрудничающих с нею части заключенных.

Но если анализировать, то в настоящий момент мы видим, что «красные» зоны все-таки по России преобладают. В некоторых зонах есть баланс между «черными» и «ахишниками», которые оформились в самостоятельную тюремную масть.

Где-то они существуют без конфликтов, где-то ссоры все же возникают. В середине 2000-х годов «черная» воровская масть намеренно травила «ахишников», пользуясь поддержкой администрации. А когда джамаатовские набрали вес, выстроился определенный баланс.

 

Особая ненависть тюремных надзирателей, появившаяся за две Чеченские войны к кавказцам и мусульманам, сегодня растет еще больше или снижается?

Эта ненависть не утихает. Но не надо забывать, что в народной морали, существовавшей еще в советские времена, у тюремщика не было уважения. В стране, которая прошла через сталинские лагеря, сложилось устойчивое восприятие, что тюремщик - это «мразь» и «сволочь».

Его личные моральные качества не имели никакого значения.  Статус тюремщика-охранника определял его как человека презираемого. Так было еще тогда, когда ни какого конфликта не было, так что эта вражда имеет очень старые корни.

Шел определенный негативный отбор, тюремщик должен быть человеком с низким моральным и интеллектуальным уровнем. Именно это и было установлено с советских времен и так оно и осталось сегодня. Размежевание в обществе на тюремщиков и нетюремщиков идет не только по линии Кавказа, это общая установка, что тюремщик – «мразь».

Настолько ли велика угроза тюремных джамаатов, как ее рисуют некоторые СМИ? И удалось ли тюремным администрациям остановить исламский призыв на зонах?

Угроза того, что они отсидят, выйдут и начнут ненавидеть власть, да такая угроза есть. Власть все делает так, чтобы все было именно таким образом, а не иначе. В этом отношении страна де-факто находится в состоянии скрытой гражданской войны.

Иногда она переходит в горячую стадию, потом в холодную, но война идет. Вся система отношений тюремщиков и заключенных носит характер мести. Если ты прессуешь человека, то не обижайся, когда тебе ответят при освобождении тем же.

12274
1 комментарий
1
Комментарий удален
Введите код
Защита от спама
Загрузка...