Понедельник, 19 ноября 2018

Для чего варяга назначили председателем Верховного Суда Дагестана и что у него получится

Для чего варяга назначили председателем Верховного Суда Дагестана и что у него получится

В Дагестане начинается очередной интересный эксперимент – в должность председателя Верховного Суда вступил судья-варяг Сергей Суворов. Это повлияет на всю систему власти республики и соответственно на ситуацию в регионе.

Лирика.

Тема судебной системы это разговор о ЦЕННОСТЯХ, ПРИНЦИПАХ и людях, которые следуют им или нарушают их. Если судья подлец, то все его решения - это искусство толкования закона в интересах подлости. У судьи с обострённым чувством совести на лице вечный поиск правды, а у негодяев- успокоительное самолюбование в форме казённой суровости. Особая категория судьи-хамы. Им «западло» здороваться с охраной и приставами, а в отношении участников процесса они не скрывают своего призрения на лице и в своих решениях.

А ещё, суды - это сбор мифов о деревянных молотках, мантиях и ораторах.  Перефразируя классика: мы делаем вид что суды получают  достойную заработную плату, а судьи делают вид , что вершат независимое правосудие. Лучшая стратегия в суде сформулирована Данте – оставь надежду всяк сюда входящий.

Экономическая модель в российских судах тоже советская – палочная. Это такая большая судебная промышленность, состоящая из вертикальных конвейеров со своим планом работы, показателями, премиями и «леваками».

Технический прогресс не изменил сущность судов. Любой желающий может посмотреть в Интернете показатели «палочной системы»: судья рассмотрел 5 дел, оставленных в силе - стабильность 100 %; другой имеет 30 отмен из 100 рассмотренных дел 100 дел – стабильность 70%; премия первому, второму замечание.

Принцип независимости судебной системы на практике выглядит так: мы их не выбираем, поэтому они независимы от граждан, а в отношении других частей власти действует принцип «мы делаем все что вам надо, но не спрашивайте, как и не лезьте в производственный цикл».

Табель о рангах.

Основным заказчиком выступает государство, поэтому больше правды всегда за представителем власти. Нарушение равности сторон даже не скрывается. Например, в Верховном суде Дагестана в первую очередь рассматривают дела с участием прокурора, а потом остальные. Или вот ещё пример: судья Верховного суда Дагестана Т. Гаджимагомедов рассмотрел жалобу по уголовному делу без адвоката, сославшись на то, что адвокат опоздал на 5 минут (согласно аудиозаписи, судья потратил на дело 2.40 минуты); при этом, когда задерживается прокурор его смиренно ждут и 10 и 30 минут и даже час. Суть дела забавна: представьте приговор, в котором указано, что судья передавал наркотики осуждённому, при этом судье отказывают в праве на обжалование приговора, т.к. он не участник судебного процесса. В то же время судья оспаривает в гражданском суде факт передачи наркотиков.

По уголовным делам судебная машина работает на следствие и обвинение. Подтверждение этому низкий уровень оправдательных приговоров.

По табелю о рангах судья даже ниже чем интересы администрации города. Например, судья Кировского районного суда З.Амиров принял к производству дело по иску администрации Махачкалы к семье владевшей участком с 90-х годов, по которому есть вступившее в силу решение Верховного суда. В апелляционной инстанции судья М. Абдуллаев, который годом ранее вынес решение о законности документов по этому участку, не отменяя своего решения, вынес прямо противоположное, чем скорее всего заработал обращение в следственные органы, которых скорее всего также заинтересует то, что одновременно со странными решениями судьи какие-то бандиты пытаются отобрать участок у бедолаг применяя преступные методы.

Новым ключевым игроком под который прогнулись дагестанские судьи стали банки. Это было связано с жалобами федеральных банков и страховых компаний на дагестанские судьи. Волна закрытия региональных банков под чутким руководством ФСБ и НАК привела к тому что судьи боясь обвинений во взятке при малейшем сомнении принимают сторону банков, что иногда доходит до абсурда. Например, по иску получившего потребительский кредит С.Магомедова к Сбербанку и Сбербанкстрахование Советский районный суд Махачкалы не только не разрешил спор, но лишил заявителя статуса потребителя. Этот же суд умудрился рассмотреть ис кредитора к заёмщику-предпринимателю из Каспийска по кредитному договору на предпринимательские цели, причем оба не находят на территории советского района, а залоговое имущество в Каспийске!. И Верховный суд Дагестана закрыл на это глаза.

О сбоях системы.

Конечно, в системе случаются и сбои. У судьи П.Махатиловой в Советском районном суде г.Махачкалы неожиданно сожгли автомобиль после того, как она отказалась заключать под стражу бизнесмена, который в последующем был оправдан.

Можно вспомнить судью М.Адзиева, призванного из отставки в Советский районный суд и поставленного на рутинные административные дела. После этого власти получили ряд решений об отказах в заключении под стражу митинговавших и даже решение о признании незаконным отказа в проведении митинга.

Есть совсем свежее дело, в котором Верховный суд Дагестана вынес решение против судей этого же суда, работающих в Квалификационной коллегии судей. Правда пристав-исполнитель отказался его исполнять, т.к. выяснилось, что Квалификационная коллегия хоть и организация, но без юридического статуса, а значит пристав не может возбудить на неё дело. А сама Квалификационная коллегия судей не желает добровольно исполнять решение суда.



Ключевой элемент

Суд - это ключевой элемент государственной системы управления, т.к. от того, что позволяет чиновникам суд, зависит состояние системы.

Например, не смотря на невысокие в целом по стране уровни оправдательных приговоров, подобный результат в разных субъектах даётся силовикам с разными затратами. Например, в Волгоградской области суд повышает планку требований на столько, что прокуратура чаще прибегает к отказу от обвинения, а в Дагестане прокуратуре не приходится особо стараться. Чем ниже требования суда, тем ниже качество следствия. Из-за низких требований дагестанских судов к следствию, в нашей республике легче всего получить звания и повышения по службе. Поэтому, в заслугу Верховного суда РД можно записать массовую люстрацию в руководстве дагестанских силовиков.

Суды влияют на уровень чиновников как на гражданской службе, так и в силовых органах. Это хорошо видно по трудовым спорам. Например, Верховный суд Дагестана ни разу не допустил чтобы сотрудники МВД выигрывали спор у МВД Дагестана. В результате, мы получили не очень квалифицированную полицию, в которой на первом месте мнение руководителя, а не закон. Соответственно, законность в республике идёт по такому же принципу.

Этот же экономический принцип действует в отношении гражданских служащих. Поиски нового руководства Дагестана квалифицированных специалистов вызывают улыбку, т.к. профессионалы ценят не только заработную плату, но и свои права, а когда известно, что в дагестанских судах госслужащие могут быть уволены по надуманным причинам и суд их не восстановит, то понятно, что уважающие себя профессионалы с не большой охотой пойдут на госслужбу.

Для примера трудовой спор со Счётной палатой РД. Судья Советского районного суда г.Махачкалы И.М. Магомедов, рассматривая трудовой спор работника со Счётной платой РД отвесил на весах правосудия решение, согласно которому установленный законом двухмесячный срок на уведомление перед сокращением поместился между 30 октября и 29 декабря. Естественно, что в этом деле он проигнорировал, что начальник отдела кадров супруга руководителя профсоюзов, причём этот профком еще и аудитор - начальник возглавит профсоюз подчинённых, что прямо запрещено в ФЗ о государственной гражданской службе. Это дело интересно тем, что Счётная палата РД, как независимый орган не подверглась проверкам как другие дагестанские госорганы, на предмет коррупции, т.к. не входит в систему исполнительной власти, а учреждена Народным Собранием. Поэтому специальная комиссия не могла установить эти факты, а также разобраться в сложных родственных связях аудиторов и работников, с руководством Народного Собрания и органами исполнительной власти, которых должна проверять Счётная палата. Этот узелок распутать можно было только в суде, но ….

Дагестанское правосудие

Советский дагестанский суд отличался от своих коллег тем, что он находился в непосредственной близости с другими юрисдикциями – адат и шариат. Влияние этих систем было настолько высокое, что первые годы советской власти шариатские суды в Дагестане были включены в общую судебную систему. И не смотря на то, что в 1927 году шариатские суды были ликвидированы, у сельского населения оставались социальные нормы, по которым они жили на ровне с советскими.

Сами судьи в советском Дагестане, особенно в сельской местности были носителями остатков шариатских ценностей. Сохранению исторической памяти способствовали и советские законы, которые предусматривали в суде народных заседателей и допускали протоколы на национальных языках.

Дагестанское правосудие также отличало следование национальному квотированию, что в итоге с выше изложенным к 90-м годам создало странное правовое поле с элементами советского и обычного права, с делами о похищениях невест и спорах о приданном при разводах.

После развала СССР ввиду известных событий в соседней республике и появления национального политического управления в виде Госсовета из представителей титульных наций, судебная система республики существенно ослабла, т.к. помимо политических и имущественных проблем всей государственной судебной системы, обострилась конкуренция с давними конкурентами – обычным правом и шариатом. При отсутствия на тот момент эффективной системы исполнения решений судов, плохо предсказуемого меняющегося законодательства, и главное, уменьшение электората, готового жить по законам государства – все это делало государственные дагестанские суды неконкурентоспособными.

Плюс террор со стороны бандитов и экстремистов, открыто и безнаказанно угрожавших физической расправой как отдельным судьям, так и всей государственной системе.

При этом шариатское правосудие поднималось стремительно со стремлением населения республики вернуться к утерянным и забытым исламским корням. В итоге юридическая картина выглядела так: в горном райцентре сидели 3-4 судьи, а в 20-30 селах района имамы разрешали споры по шариату. Судебная система не имея возможности государственной эффективной защиты частично восприняла национально-клановую систему: «наезд» на судью приравнивался к наезду на семью или клан членом которого он был.

Клановая система самозащиты привела к тому, что в республике появились целые семьи, в которых вся родня в МВД, ФСБ, прокуратуре и судах. Соответственно, дела в судах зачастую разрешались с учётом интересов или веса клана.

Ярким символом той эпохи можно назвать председателя Верховного суда Дагестана Анвара Магомедова, проработавший в этой должности с 1995 по 2009 год и сформировавший главный костях современной системы судов общей юрисдикции республики. Он был родственником тогдашнего главы республики – Председателя Госсовета РД Магомедали Магомедов; будущий президент Дагестана, сын М.Магомедова женат на дочери А.Магомедова.

Дагестанское правосудие и в частности Верховный суд Дагестана отличились частыми сообщениями о покушениях на судей, а также судебным процессом над С.Радуевым, обвинение на котором поддерживал лично Генеральный прокурор.

 

Люстрация.

«1-м секретарём компартии» региональных судов общей юрисдикции являются председатели областных, краевых и республиканских судов. Через них проходят кадровые назначения судей и их мнение учитывают при наказании судей. После недавней реформы системы надзора, практически для всех дел последней инстанцией стал президиум верховного суда субъекта, которым руководит председатель суда. В результате председатель Верховного суда РД практически монополизировал судебную власть.

Кремль давно задумался об изменении судебной системы республики, свидетельством чего служит продвижение в 2010 году главы военного гарнизонного суда Бойконура, который загадочным образом неожиданно отказался от должности сразу после назначения.

То, что в последующем назначенцу семьи Магомедовых Руслану Мирзаеву, не смотря на уменьшение количества оправдательных приговор и условных осуждений, не позволили пойти на второй срок председателя Верховного суда РД, подтвердило, намерения Кремля провести чистку в дагестанских судах от влияния кланов. Справедливости ради следует отметить что такая же политика проводится в других субъектах, процессуальным выражением чего стала практика вывоза особо опасных для государства подозреваемых в другие субъекты или в столицу, для исключения влияния на дело со стороны местных судей.



Дагестанские группы влияния не смогли договорится между собой о кандидате на пост главы Верховного Суда РД поэтому после истечения срока Руслана Мирзаева битва за это место прошла в трех раундах с концовкой достойной голливудских триллеров: неожиданно рекомендацию от ВККС выиграл председатель Совета судей Руслан Исаев, кумык по национальности; но с приходом Владимира Васильева в Кремле передумали и отказали победителю этапа ВККС; после чего Владимир Васильев на приёме у Президента РФ 04 декабря 2017 года рассказал стране, что согласовывает другого председателя суда, коим в результате и стал его товарищ, председатель военного гарнизонного суда из Тверской области Сергей Суворов.


Однако, после назначения Сергея Суворова по сути своей картина не изменится, т.к. в основе ситуации лежит старый принцип, сформированный при «деде»: председатель Верховного суда Дагестана - близкий друг Главы Дагестана. Это значит, что как и прежде не будет критического подхода ни к правоохранительным органам ни к органам власти, следовательно, не будет общего подъёма качества управления в Дагестане.

Есть и положительная сторона этой медали. Сергей Суворов больше специалист в области гражданского права, что редко среди руководителей региональных судов. А значит он более детально будет разбираться в имущественных спорах граждан. Кроме того, некоторые практики утверждают, что военные суду более дисциплинированы и выносят объективные решения по сравнению со своими коллегами из гражданских судов.

Другой вопрос, кто первый из судей станет жертвой политики нового председателя и какими методами он станет пользоваться. Судьи не министры, их просто так не уволишь, поэтому здесь могут быть и уголовные дела и принуждение к добровольным отставкам. Уже сейчас говорят о том, что на оперативном учёте коло 20 судей Верховного суда РД.

О целях и принципах нового главы Верховного Суда РД можно будет судить по ближайшей смене руководители районных судов. Интересная битва развернётся за пост шефа самого нагруженного и политически важного Советского районного суда г.Махачкалы, которому подсудны дела в отношении Правительства Республики, МВД, Прокуратуры и УСК РФ по РД.

Наконец, пока остаётся не ясным следующий вопрос. Допустим, Сергей Суворов сможет очистить суды общей юрисдикции республики от 10-20 не чистоплотных или нерадивых судей. Но по какому принципу он будет набирать новых судей? Руслан Мирзаев открыто декларировал приоритет помощников судей. Но есть подозрение что эта тенденция не сохранится. Судя по тому, что в отличии от прошлых лет в этом году товарищ Сергея Сувопрова , врио главы РД Владимир Васильев (генерал-полковник МВД) не поздравил адвокатов в с профессиональным праздником, судейские мантии адвокатам не будут передавать.

Прогноз можно построить на том, что В.Васильев открыто поддерживает переход сотрудников МВД и ФСБ в исполнительную власть. Поэтому на 70% можно быть уверенным, что в случае массовых увольнений судей Сергей Суворов будет брать на их место выходцев из МВД. И судя по политике Москвы, не все из новых судей могут быть набраны в Дагестане.

Хотя судя по тактике Владимира Васильева, соратника и друга Сергея Суворова, новый председатель Верховного суда РД может занять выжидательную позицию, не обостряя отношения в коллективе и не сопротивляюсь местным группам влияния.

Но цеплят по осени считают. Сергею Суворову придется отвечать за главную цель люстрации - повышение конкурентоспособности судов общей юрисдикции по отношению и повышение доверия к правосудию.

Забегая вперед, следует укокать ,что главным результатом повышения доверия населения к судам общей юрисдикции в Дагестане будет резкое увеличение обращений граждан, что приведет к обратному результату, т.к. суды могут не выдержать нагрузки.

Но время покажет для чего приехал Сергей Суворов и что у него получится.

Источник: kadievrasul.livejournal.com

Примечание: Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции.
537