Понедельник, 18 июня 2018

Госзакупки в Дагестане перешли под контроль бывших сослуживцев и подчиненных братьев Абдулатиповых

Госзакупки в Дагестане перешли под контроль бывших сослуживцев и подчиненных братьев Абдулатиповых

Рамазан Абдулатипов начал свое правление в Дагестане в 2013 году под лозунгом борьбы с коррупцией и клановостью. В частности, он создал Службу государственного финансового контроля (СГФК), подчиненную напрямую ему. Ревизионные полномочия по контролю за исполнением госконтрактов были изъяты у республиканского Минфина. К слову, ни в одном другом регионе Северного Кавказа такого ведомства нет – контрольно-ревизионные функции остаются у республиканских министерств финансов.

Создал Абдулатипов и Комитет по государственным закупкам, через который централизованно проводились все республиканские закупки. Впрочем, право проводить закупочные процедуры осталось и у отдельных министерств и ведомств.

Абдулатипов обещал, что создание Комитета по госзакупкам позволит добиться прозрачности конкурсных процедур, сокращения количества жалоб в УФАС и большой экономии бюджетных средств при отборе добросовестного подрядчика. Председателем комитета был назначен Мурад Далгатов, который оставался на этой должности три года. За это время Далгатову удалось собрать профессиональный коллектив и наладить внутренние рабочие процессы.

Но все же главную задачу, которую ставил перед ведомством Абдулатипов, решить так и не удалось: через комитет была централизована лишь небольшая часть закупок, проводимых в Дагестане. Министерства и ведомства не хотели расставаться с таким жирным куском.

Достаточно вспомнить ситуацию в Министерстве строительства и ЖКХ, глава которого Ибрагим Казибеков сейчас в бегах где-то на Украине: аффилированные с ним фирмы получали подряды на строительство бюджетного жилья… без проведения конкурсных процедур.

Или взять Минздрав Дагестана: родственники министра Танки Ибрагимова контролируют фактически все оптовые поставки медикаментов и медизделий в лечебные учреждения республики.

Далгатов, который пытался добиться централизации закупок, неизбежно вступил в конфликт с этими министрами – ставленниками Абдулатипова. И в июне 2017 года чиновник был смещен с занимаемой должности, хотя ему и предложили «утешительный приз» – пост уполномоченного по правам предпринимателей в Дагестане. Его место занял профессиональный финансист и юрист Шамиль Сагидов, но и он пришелся не ко двору.

Еще через несколько месяцев новым председателем комитета стал Омаргаджи Алиев. До сих пор эксперты гадают, с какой целью и исходя из каких профессиональных и личностных качеств ключевой пост в Дагестане был отдан далекому от госзакупок (да и финансовой сферы вообще!) человеку. Алиев ранее работал в ГИБДД, а затем – в миграционной службе.

После ее расформирования он, видимо, и оказался не у дел, после чего ему понадобилось экстренно отыскать новую синекуру. Пытался Алиев осесть в кресле главы Каякентского района, и с огромным трудом общественному активу и районным депутатам удалось отбиться от самозванца.

Омаргаджи Алиев – человек из команды бывшего руководителя республиканского УФМС (ныне депутата Народного собрания) Раджаба Абдулатипова, именем которого он прикрывается по каждому удобному случаю. Вот и в Комитет по госзаказу Алиев принялся назначать людей из своей бывшей команды: скажем, своим заместителем поставил Магомеда Сурхаева, а советником Шамиля Шихабудинова (оба ранее работали вместе с Алиевым и Абдулатиповым в УФМС).

Позднее Шихабудинов стал начальником отдела мониторинга и анализа ценообразования – то есть именно он непосредственно и формирует начальную (минимальную) цену на подряды и поставки товаров. Он якобы считается «серым кардиналом» при Алиеве: лично контролирует работу всех сотрудников комитета, раздает указания и распоряжения, организует служебные проверки.

А вот стиль руководства Алиева сотрудники Комитета по госзаказу, с которыми нам удалось пообщаться, характеризуют так: это грубость, заносчивость… Впрочем, с сотрудниками он общается мало – боится показать свою не очень высокую компетентность в вопросах госзаказа.

Многих профессионалов, ранее работавших в комитете, Алиев уволил, в частности, руководителей нескольких отделов: по мониторингу госзакупок, по техническому сопровождению закупок, по делопроизводству и кадровой работе.

Исполнявшего обязанности начальника правового отдела вынудили уволиться, заставив выйти из «декретного» отпуска штатную начальницу отдела. А спустя две недели ее снова отправили в «декретный» отпуск, а на это место был назначен еще один бывший сотрудник МВД, не имеющий ни опыта, ни квалификации в сфере госзакупок.

На место квалифицированных сотрудников набираются бывшие сотрудники МВД и ФМС и даже частные охранники. Конкурс на формирование кадрового резерва, который проводился в ноябре 2017 года, прошел с грубыми процессуальными нарушениями. Скажем, заместителем председателя конкурсной комиссии был уже упомянутый выше Шамиль Шихабудинов… и он же сам и участвовал в конкурсе на включение в резерв.

Таким образом, как считают опрошенные нами эксперты, Комитет по госзакупкам продолжает находиться под контролем семьи Абдулатиповых. Естественно, что в таких условиях клановости говорить о повышении прозрачности и эффективности работы и реальной экономии бюджетных средств (что обещал в 2013 году Рамазан Абдулатипов) уже не приходится. Если по итогам 2016 года в ходе закупочных процедур в Дагестане было сэкономлено 1 млрд. 273 млн. рублей (0,75%), то в прошлом году – уже только 662 млн. рублей (0,56%). А про объемы хищений на подрядах знает уже вся страна!

Источник: nkpk.ru
Примечание: Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции.
1782