Пятница, 27 апреля 2018

"Выбирают жилье в Лондоне"

"Выбирают жилье в Лондоне"
 
С чем ассоциируется у пользователей интернета словосочетание "дагестанские чиновники" 
 
Вот уже много дней жизнь в Дагестане по-настоящему «бурлит», происходящие там события не сходят с первых полос новостных лент, а эксперты и аналитики, перебивая друг друга, спешат дать оценку ситуации и предсказать, что будет дальше.
 
Наш сайт посвятил несколько материалов анализу ситуации в республике, связанной с масштабными проверками деятельности государственных и муниципальных структур и громкими арестами.
 
Вслед за Председателем Следственного комитета РФ А.Бастрыкиным в Дагестан на уходящей неделе для подведения итогов проверок специальной комиссии правоохранительных органов  прибыл генеральный прокурор России Юрий Чайка. Теперь уже мало у кого остаются сомнения в том, что Кремль серьезно взялся за Дагестан.
 
10 февраля Ю.Чайка представил коллективу республиканской прокураты нового руководителя Дениса Попова и, среди прочего, рассказал о многочисленных актах хищения бюджетных средств. По его словам, коррупция проникла во все сферы общественных отношений и приобрела в республике системный характер. К такому выводу «десант» из 38 прокуроров пришел после того, как были проверены 19 министерств и ведомств, администрации пяти муниципальных образований.

По результатам работы комиссии в республике выявлено 2,431 тыс. нарушений закона, из них более 350 нарушений антикоррупционного законодательства. Возбуждено 71 уголовное дело и 433 дел об административных правонарушениях, и это еще не конец.
 
Но давайте попробуем взглянуть на ситуацию глазами пользователей интернета, число и активность которых с каждым годом растут, и понять, как они относятся к чиновничьему классу Дагестана.
 
Сделаем мы это на простом, но очень ярком и показательном примере: при начале ввода в наиболее популярном в России интернет-поисковике «Яндекс» словосочетания «дагестанские чиновники» нам автоматически предлагаются наиболее популярные из похожих запросов (скриншот экрана представлен на картинке выше).
 
И что же мы видим? Наиболее популярные запросы в порядке убывания это:
- «дагестанские чиновники бандиты»
- «дагестанские чиновники воры»
- «дагестанские чиновники выбирают жилье в Лондоне»
- «дагестанские чиновники в Москве»
- «дагестанские чиновники исполняют патриотические песни»
- «дагестанские чиновники спели»
- «дагестанские чиновники жулики»
- «дагестанские чиновники играют деньгами» и т.д.
 
Получается, что единственный позитив в данной подборке связан с исполнением патриотических песен, хотя тоже непонятно, в каком контексте это стоит рассматривать. Мы видим, что образ дагестанских чиновников для пользователей интернета – это смесь «бандитов», «воров», «жуликов», при этом активно сорящих деньгами и выбирающих недвижимость в Лондоне. Последнее, судя по всему, связано с очередной скандальной историей периода правления Р.Абдулатипова. Суть ее в том, что глава так называемого Стратегического совета при главе Дагестана (Р.Абдулатипова) и по совместительству его зять Магомед Мусаев был заподозрен в участии в крупных хищениях средств, которые должны были пойти на обеспечение учебно-цифровыми комплексами школ Дагестана. А позже появилась информация, что у господина Мусаева, ранее не являвшегося состоятельным человеком, вдруг появилась квартира в престижном лондонском районе. Насколько нам известно, точка в этом деле еще не поставлена.
 
К глубокому сожалению, последние аресты в Дагестане и продемонстрированные на всю Россию картины роскоши домов арестованных чиновников, найденного оружия, наркотиков и прочего «добра» лишь подтверждают и укрепляют описанный нами образ республиканского «слуги народа».
 
Вместе с тем, необходимо понимать, что даже среди прославившихся на всю страну дагестанских чиновников очень многие – вполне честные и добропорядочные люди, зачастую даже не подозревающие, какие преступления совершают некоторые из их непосредственных руководителей.
 
Конечно же, массовый сегмент интернета – это далеко не самая объективная среда, и чаще всего оценка простыми пользователями тех или иных событий основана на эмоциях и картинке, которую они видят перед собой.
 
Но образ дагестанского чиновника-коррупционера – это уже не просто стереотип, это фактически некое усредненное восприятие простыми жителями республики совершенно определенного круга высокопоставленных госслужащих, являющихся некими «хозяевами жизни» в регионе. Это понимание, что есть четко определенный круг лиц и их родственников, которые взяли под свой контроль все мало-мальски значимые рычаги управления политическими и экономическими процессами и, следовательно, финансовыми потоками.
 
Если мы попытаемся проникнуть в проблему еще глубже, то легко выяснится, что коррупцией в республике заражен далеко не только верхний слой, но и практически все общество. Один и тот же человек может выступать в роли как «объекта», так и «субъекта» коррупционных схем, от самых примитивных «поощрений» до сложных многоступенчатых схем с отмыванием средств.
 
В республике часто говорят, что здесь без взятки «невозможно ни родиться, ни помереть нормально». Поощрить здесь требуется медсестру и врача в роддоме, чтобы не оставили роженицу без положенного ей внимания, воспитателя в детском саду, чтобы присмотрели за ребенком и т.д.
 
Все местные жители прекрасно знают о большом количестве «липовых» инвалидов и пенсионеров, многим из которых еще нет и 30 лет, но они получают социальные пособия.
 
Во многом эти явления – своеобразный ответ на чрезвычайно низкий уровень зарплат бюджетников и высокую безработицу, когда люди ищут какую-либо возможность заработать. Конечно, это не может оправдать подобную низовую «коррупцию», но необходимо понимать, что в республике создана благодатная почва для ее распространения.
 
Ведь не зря говорил «дедушка» Карл Маркс, которого сейчас многие незаслуженно позабыли, что бытие определяет сознание. Немногие люди могут мыслить идеальными категориями в отрыве от обычной жизненной рутины.
 
Зарплаты у учителей и врачей – основной части бюджетников – в Дагестане одни из самых низких в России, а уровень безработицы – один из самых высоких. Добавим к этому достаточно высокую рождаемость и клановый характер общества, когда «хорошее место» сложно получить, если ты не являешься родственником влиятельного человека, и мы получим завершенную картину, характерную для ряда субъектов российской периферии и некоторых стран постсоветского пространства.

Перемены, начавшиеся в Дагестане с приходом Васильева, внушают определенный оптимизм именно своим основательным подходом. На данном этапе – это масштабная проверка на предмет нарушений и хищений республиканского чиновничьего аппарата. Но для того, чтобы покончить с тотальной коррупцией, даже столь жестких и очень важных мер не будет достаточно – нужен комплекс реформ в экономике, финансовой системе, образовании, здравоохранении, необходима особая программа по созданию конкурентоспособных рабочих мест в республике. Кроме того, жизненно необходимы меры по формированию гражданского общества и борьбе с правовым нигилизмом, важно научить людей знать свои права и отстаивать их, а не нести «подарки» чиновникам для решения каких-то проблем. Если подобные меры не будут приняты и не будут выкорчеваны корни всей сложившейся в республике системы с ее круговой порукой, на месте посаженных вырастут новые коррупционеры, и порочная практика продолжится.
 
Остается надеяться, что начавшиеся изменения – это только начало еще более серьезного и глубинного процесса – очищения Республики Дагестан от такой страшной болезни, как тотальная коррупция, и формирования нового гражданского сознания у всего общества, когда каждый будет чувствовать всю полноту ответственности за содеянное перед самим собой, народом и государством. Быть может, тогда ассоциации со словами «дагестанские чиновники» будут гораздо более приятными и мы будем понимать, что это не коррупционеры и чьи-то ставленники, а слуги народа.

 


Корреспондентский корпус ФЛНКА

Примечание: Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции.
570