Среда, 26 июня 2019

Конфликт интересов

Конфликт интересов

Уже почти десяток лет существует Федеральный Закон N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», десятая статья которого называется «Конфликт интересов». Эта статья и предусматривает борьбу с кумовством и клановостью, при замещении должностей государственных структур. О проявлении этого явления в одной из Северо-Кавказских республик и пойдёт речь.

На протяжении последних месяцев Карачаево-Черкесию захлестнула волна скандалов, которые связаны с грядущими выборами в городские советы депутатов. Обилие жалоб на нарушения, обжалования, суды и т.д.

Наиболее острая ситуация сложилась вокруг выборов в городскую Думу Карачаевска. Помимо противостояния в правовом поле, борющиеся стороны ходят по грани криминала. Так члены избирательной комиссии забаррикадировались в здании администрации Карачаевска и попросту не пускали туда посетителей. Видимо, надеялись, что потенциальные кандидаты, не достучавшись до них и не попав на прием, не смогут вовремя сдать документы для регистрации на предстоящих выборах.

Скандал получился довольно-таки громкий, когда в Карачаевск приехало руководство партии «Коммунисты России» из Москвы и Петербурга. Зампредседателя партии Сергей Малинкович лично пришел в избирком, но его туда не пустили. В рабочее время охранники сообщили, что в избиркоме никого нет и хлопнули дверью. Правда, потом выяснилось, что сотрудники все-таки на месте, вот только видеть никого не хотят. Несколько дней коммунисты пытались сдать документы, однако сотрудники избиркома делали все, чтобы этого не допустить. Дошло до открытого конфликта и потасовки.

ШокированныйМалинкович сразу сказал, что этого так не оставит и обязательно напишет обращение Памфиловой и в генпрокуратуру с требованием разобраться.

Видимо, осознав, что за закрытыми дверьми членам избиркома от посетителей не спрятаться, они решили пойти другим путем. Создали искусственные очереди из сотрудников администрации Карачаевска. задумка состояла в том, что очередь из чиновников не двигалась, и те, кто хотел подать документы и просто не дожидался и физически не мог попасть в кабинет.

Так в отношении другой компартии, а именно лидера КПРФ города Карачаевск, профессора Рустама Бегеулова, был совершен грабеж средь бела дня, неизвестные вырвали  сумку с документами для регистрации партии  и скрылись. Затем, после того, как документы были восстановлены, профессор с соратниками направлялся для повторной подачи документов в последний день регистрации, его остановили люди, которые представились сотрудниками Центра по противодействию экстремизму МВД, посадили Бегеулова в машину. Суть этого поступка заключалась в том, чтоб тянуть время до того момента, когда время подачи документов закончится. Однако документы КПРФ были поданы, а ЦПЭшники после двухчасового «катания» и «задушевных» бесед (запугивания) отпустили Бегеулова.

В дело вмешалось руководство КПРФ регионального, а затем и федерального уровней. Лидер регионального отделения направил соответствующие жалобы на действия сотрудников МВД, где было названо конкретное имя одного из тех, кто «катал» профессора, а именно Тимура Багова. Это дело, как и ряд других скандальных отказов в регистрации представителям федеральных партий и их отделениям. Всё это произошло стараниями и.о. мэра Алибека Каракетова, более известный в определенных кругах по прозвищу «Алёк», привело к тому, что силами руководства этих самых федеральных партий на место была направлена комиссия, в которую входил и член ЦИК и Сиябшах Шапиев. В итоге решения городского избиркома были отменены, а КПРФ и другие партии и одномандатники, в числе которых и представитель «Единой России» Анзор Эльканов, были зарегистрированы.

Казалось бы, в ситуации разобрались, и восторжествовала справедливость. Да, но не полностью. Остался вопрос о том, почему в дело вмешались сотрудники МВД, да еще и в такой неприглядной роли.

Сотрудника МВД Багова оправдывают тем, что его действия были на самом деле воспитательной беседой с Бегеуловым. Хотя как может воспитывать доктора наук, профессора, декана исторического факультета и известного ученого малограмотный сотрудник органов с очень сомнительной репутацией? Ведь именно имя Тимура Багова было названо в 2016 году в связи с пытками известного спортсмена Адлана Бицоева, которого «арестовали», а фактически похитили в Москве сотрудники МВД и СК Карачаево-Черкесии и быстро перевезли его в Черкесск, где держали в здании ЦПЭ, обращаясь с ним нечеловеческим образом. Бицоевговорил о том, как его пытали током, проткнули работающим сверлом ногу и д.т. В этом плане можно с сожалением констатировать, что ЦПЭ по КЧР пошло стопами своих коллег из Ингушетии, над которыми сейчас идёт суд за систематические пытки и убийства… Возникает резонный вопрос, кому служит ЦПЭ  КЧР, закону или криминализированным властям?

Возвращаясь к вопросу о том, почему ЦПЭ вмешалось в выборы. Если присмотреться пристальнее, то выясняется, что заместитель начальника ЦПЭ МВД по КЧР Марат Абазалиев это муж главы республиканского избиркома Ларисы Абазалиевой, которая является кузиной Карачаево-Черкесского губернатора Рашида Темрезова. То есть прямые подчиненные Ларисы Абазалиевой в городском избиркоме Карачаевска отказывали в регистрации федеральным партиям, а подчинённые её мужа Марата Абазалиевапроводили с кандидатами «профилактические» беседы, чтоб отбить у них мысль выдвигаться на выборы. И вряд ли всё это происходило без ведома двоюродного брата Абазалиевой – Рашида Темрезова. Для нового министра внутренних дел Карачаево-Черкесии настал момент определиться в своих целях и разобраться в этой ситуации, когда его подчиненные по уши влезли в политику и обслуживают нечистоплотную элиту.

Таким образом, складывается «конфликт интересов» по упомянутому в самом начале закону… И для достижения справедливости приходится бить в набат, призывая в представителей федерального центра, что тоже далеко не каждому под силу, ведь не у всех есть ресурсы, как у КПРФ, «Коммунистов России» или «Единой России».

Кроме всего остается вопросом, где же надзорная роль прокуратуры КЧР?

Примечание: Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции.
1824