Пятница, 24 марта 2017
Сделать стартовой


«Чушь собачья…»

«Чушь собачья…»
Во вторник с соблюдением чрезвычайных мер безопасности Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону приступил к слушаниям второго уголовного дела в отношении экс-мэра Махачкалы Саида Амирова, его племянника Юсупа Джапарова и ещё шестерых подсудимых. Процесс, судя по всему, будет не просто продолжительным и сложным, но и весьма показательным…

Ещё с утра здание суда по всему периметру было оцеплено сотрудниками полиции, строго следящими за тем, чтобы фото- и видеооператоры до входа в здание не производили съёмку. Возможно, такие меры безопасности были связаны и с тем, что практически одновременно с данным процессом на скамью подсудимых окружного военного суда вторично сел Али Тазаев (амир Магас) – один из лидеров северокавказского подполья, захваченный несколько лет назад силовиками и уже осуждённый на пожизненное заключение. Так что новый процесс не смягчит и не усложнит его жизнь, суд – простая юридическая формальность. Скорее всего, бдительность правоохранительных структур связана именно с судом над Саидом Амировым и остальными подсудимыми, поскольку по количеству участников заседаний с ним сравнится мало какой процесс. Одних только свидетелей – 118 человек. Вполне символичной оказалась и фамилия судьи военного суда, председательствующего на процессе – Генералов Александр.     

Напомним, Следственный комитет России предъявил Саиду Амирову, Юсупу Джапарову, троим братьям, Магомеду, Абдулмежиду и Шамсутдину Ахмедовым, Мураду Алиеву, Магомеду Кадиеву и Зубаиру Мутаеву обвинение в совершении преступлений по статьям 105 («Покушение на убийство»), 295 («Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование»), 208 («Участие в незаконном вооружённом формировании»), 209 («Бандитизм»), 205 («Теракт») и 222 («Незаконный оборот оружия») УК РФ.

После ознакомления с регламентом заседания слово взяли адвокаты. Один из них ходатайствовал о разрешении содержания Юсупа Джапарова и Амирова в одной камере. Сторона защиты полностью поддержала данную просьбу. Не была против и сторона обвинения, выразившись судье: «На ваше усмотрение». Судья, тем не менее, напомнил, что, по справке, предоставленной начальником следственного изолятора, Саиду Амирову оказывается достаточная медицинская помощь и поддержка, как в виде ежедневных консультаций и наблюдений, так и диетического питания.

Однако подчеркнул, что врачи не исключают возможности неожиданного ухудшения  физического состояния подсудимого: «В то же время каждое из имеющихся заболеваний Амирова может привести к изменению состояния его здоровья в виде острых хронических процессов с неоднозначным прогнозом для жизни». Генералов напомнил адвокатам, что положения федерального закона исключают содержание в одной камере двух и более лиц, подозреваемых по одному уголовному делу. На это у защиты были припасены свои мысли.

Адвокат Юсупа Джапарова Владимир Постанюк: «Вы, уважаемый суд, наверное, обратили внимание, что они уже сидят вместе второе заседание, и необходимости их ограждать друг от друга ни в целях судебного следствия или каких-то иных, нет. Они могут общаться, и воспрепятствовать этому никак нельзя. Доказательства их виновности, по мнению следствия, уже собраны, доказательства об их невиновности защитой также собраны. Противоречий тут нет. В заключении врача говорится о достаточно тяжких перспективах. Мы лишь говорим о том, чтобы мой подзащитный Джапаров психологически помог Амирову. Я уже не говорю о решении Европейского суда, который обязывает направить Амирова в лечебное учреждение. Мы просим, чтобы племянник и дядя находились в одной камере для оказания необходимой помощи».

Адвокат Амирова Дмитрий Хорошилов добавил, что его подзащитный не может сам себя обслуживать: «Ему же не выделили врачей, которые каждый час будут менять катетер. Этого же нет. Поэтому и просим, чтобы племянник помогал дяде. И обратите внимание, что начальник изолятора снимает с себя ответственность, говоря о возможных последствиях для здоровья Амирова». Однако для судьи, по всей видимости, превыше всего была буква закона – он отказал в удовлетворении ходатайства.

Затем суд заслушал мнения обвиняемых, после чего адвокаты попросили ещё до рассмотрения дела по существу ознакомить их с вещественными доказательствами, поскольку, по их мнению, есть существенные разногласия, в частности в количестве приобщённых патронов и изъятых на месте убийства следователя Арсена Гаджибекова. А также у защиты вызывает серьёзные сомнения оружие, из которого был произведён выстрел по зданию торгово-развлекательного комплекса «Москва» в Каспийске. Отметим, что на данном судебном процессе рассматриваются обстоятельства этих двух преступлений. 

Судья отказал в удовлетворении и этого ходатайства, однако Постанюк выразил возражения на действия судьи, указав, что и во время предварительного следствия им было отказано в ознакомлении с вещдоками, что, по мнению защиты, является нарушением их прав.  

Далее было удовлетворено ходатайство Рината Гамидова, адвоката подсудимого Абдулмажида Ахмедова, о допуске к его защите сестры – Патимы Ахмедовой.

Саид Амиров консультируется с сыном Далгатом в зале суда

 

Возражения подсудимых

 

В продолжительное чтиво превратилось оглашение обвинительного заключения, которое поместилось более чем на 2000 страницах. На его оглашение ушло более двух часов. После этого судья обратился к подсудимым. На его вопрос, признаёт ли себя Саид Амиров виновным, тот ответил продолжительной речью. Надо признать, он не жалел слов в собственную защиту, равно как в жёсткий упрёк действий следователей во время предварительного расследования.

Также он часто говорил о себе в третьем лице:

– Уважаемый суд.

Я со своими адвокатами внимательно изучил материалы уголовного дела, но они не содержат доказательную базу, свидетельствующую о причастности Амирова и Джапарова к инкриминируемым преступлениям.

Уголовные дела в отношении нас возбуждены на основании показаний свидетелей Абдулгалимова, Руслана Гаджибекова (брат Арсена Гаджибекова, находится под следствием по подозрению в похищении ребёнка – «ЧК»), Алиева, Омарова, Абдулаева и так далее. Одни из них говорят, что мы могли быть причастны к преступлениям, другие – что предполагают причастность Амирова и Джапарова. А сегодня в обвинительном заключении прозвучали совсем другие данные. Откуда они взяты? Или они взяли и желаемое тут выдали? Эти так называемые уникальные свидетели не указывают источника своей осведомлённости, а следствие не пытается их установить, а также не анализирует детализацию телефонных переговоров, поскольку их в природе нет. Если были бы, то указали. Вместо этого общие фразы: хотел, мечтал, думал… якобы я пытался объединить города под своим контролем и так далее. Как Амиров может города объединить, если для этого требуется, во-первых, референдум, потом предложение правительства и указ президента… Не бывает так, чтобы Амиров захотел и города объединил. Это чушь собачья. А следствие использует эти показания в качестве допустимых доказательств. Как это можно? Следователи, выполняя заказ моих политических недругов, сфабриковали уголовные дела и обвинили Амирова с Джапаровым. Без оснований, без доказательств, без улик, надеясь, что в суде это всё пройдёт в их пользу. Удручает то, что следствие, вместо того чтобы собирать доказательства всесторонне, направило свои усилия на создание однобокой липовой версии. Я очень рад, что мы дождались начала судебного заседания. Почти два года назад меня задержали за то, что якобы я заказал убийство следователя. Это был следователь, который вырос перед моими глазами, молодой мальчик, даже моложе моих детей. Как это так? Просто взяли и обвинили. Никакого отношения ни я к нему, ни он ко мне не имел. Документы однажды он забрал, обратно сам же их принёс и сдал. Зачем его убивать?

Подсудимые отказываются признавать своё участие в банде Магомеда Абдулгалимова

 

Не договорились

 

Выступление Саида Амирова становилось всё более напряжённым, и после нескольких глотков воды он продолжил:

– Был такой следователь Сердюков. Он несколько раз приходил ко мне и предлагал: «Давай возьми на себя. Тебе мало дадут. Понимаешь, есть указание сверху, и мы не можем ничего сделать». Они уже тогда решили, что со мной будет, если не признаюсь, а если признаюсь, то получу пять-шесть годиков. Я ему отвечал: «Вы что мне тут говорите, почему вы за суд решаете? Почему я должен брать на себя то, чего не совершал?» Может, этого следователя самого пытали, чтобы он получил от меня признания, может, заставляли, я не знаю, но такое было.

Ещё в ходе первого судебного заседания в 2014 году в этом зале я услышал о пытках Абдулгалимова от него самого. Это было страшно, что с ним делали. Это было невозможно слушать. Если бы у меня был выбор не слушать это, то не слушал бы. Как они над ним издевались, начиная от ударов током по пальцам, заканчивая половыми органами. После ознакомления с материалами дела я понял, что ко мне пыток не применяли лишь потому, что я инвалид первой группы, парализованный человек. Им неудобно было бить меня током. А остальные подписали протокол допроса. Сотрудников правоохранительных органов, которые таким образом пытали подсудимых, сложно назвать людьми. В то же время хочу отметить, что обвинение должно было быть предъявлено не мне, а следователю Арбузову, сотрудникам ЦПЭ МВД по Дагестану: Ибрагимову, Рамазанову, Алаудинову, следователю следственной группы Романенко. Он, чтобы вы знали, главный организатор пыток. Кроме того, обвинение должно быть предъявлено экспертам, сфальсифицировавшим заключение. Преступления совершили вышеуказанные сотрудники правоохранительных органов, и именно они должны сидеть в СИЗО. Этих людей пытали именно из-за меня, чтобы они дали показания на меня, оговорили. Свидетелей в этом деле – целая гора, их 118 человек, и когда суд их выслушает, то станет понятно, что это просто блеф, ценой которого стало здоровье подсудимых.

Амиров заявил, что не признаёт себя виновным ни в убийстве Гаджибекова, ни в обстреле комплекса «Москва», и попытался раскрыть мотивы следствия:

 – С самого начала этот обстрел здания квалифицировали как хулиганство, а когда захотели на Амирова перевести, то, чтобы дело не попало к присяжным, переквалифицировали на террористический акт и перекинули в Ростов. Это, чтобы вы знали, уважаемый суд. В данных преступлениях нет мотива. Как захотели, так и сделали. Это просто фантастика. Сейчас уже очевидно, что расследование уголовных дел было направлено на отстранение от политической арены любым способом, в том числе с помощью фашистских пыток других лиц. Уважаемый суд, только на вас надежда, что вы беспристрастно и объективно исследуете все доказательства и примете законное решение.

Генералов сказал, что если подсудимые в судебном заседании заявят о незаконных методах во время предварительного следствия, то суд примет это во внимание.

Подсудимые Мурад Алиев и Юсуп Джапаров сказали, что не признают свою вину, а Магомед Ахмедов и Магомед Кадиев – что признают частично. Зубаир Мутаев заявил, что считает обвинение против него объективно надуманным и полностью сфабрикованным:

Само по себе это не что иное, как оправдание органами предварительного расследования беззакония в отношении меня, в частности, моего незаконного задержания и содержания под стражей, а также бесчеловечных пыток. Практически год я содержался по надуманному обвинению в убийстве депутата Алиева (депутат горсобрания Каспийска Магомедгаджи Алиев «ЧК»), которое по реабилитирующим обстоятельствам было снято потом. Но следователям как-то было нужно оправдать свои действия, в связи с чем меня обвинили в бандитизме. После этого следователь Романенко сказал мне, что они вынуждены были предъявить мне новое обвинение, так как в их службе существует пресловутая система показателей, а иначе у них были бы неминуемые проблемы по карьерной службе.    

Следом выступил адвокат Мутаева. Он заявил, что для совершения преступления, инкриминируемого его подзащитному, необходимо наличие мотива, которого, по его мнению, нет:

– Долго изучая все материалы, мы не смогли обнаружить мотив. Владелец здания ТРЦ «Москва» приходится родственником одного из подсудимых. Собственник здания, гражданин Абдулаев был неоднократно допрошен по этому делу. Его показания легли в основу обвинительного заключения. В своих показаниях он говорит, что на момент произведения выстрела данное здание не функционировало, соответственно, там не было людей. Также он в категоричной форме утверждает, что никаких конфликтов между ним и Джапаровым никогда не было. Хочу обратить внимание на то, что и это преступление основывается на показаниях Абдулгалимова, который говорит о том, что к нему пришёл Джапаров, выразил волю Амирова и попросил организовать взрыв. Но возникает вполне резонный вопрос: а кто-нибудь в течение двух лет у Джапарова спрашивал о том, подходил ли он к Абдулгалимову? Кто-либо устранял противоречия между их показаниями? Кто-либо устраивал очную ставку между Абдулгалимовым и Амировым, хотя защита неоднократно просила об этом? Нет. Абдулгалимов, будучи прокурором, знает, какие преференции ему будут от подписанного досудебного соглашения. Но ни одним материалом, ни одним листом бумаги, которые лежат у вас на столе, вина моего подзащитного не доказана. Следствие предполагает, что в созданную Абдулгалимовым преступную группу впоследствии вступил и Мутаев. Вот такими словооборотами сторона обвинения не просто грешит, она злоупотребляет своим правом. Что это значит? Вы определите дату и время вступления Мутаева в группу, обстоятельства и место вступления. При отсутствии указанных данных он лишён возможности предметно, аргументированно возражать против обвинения. Как можно, например, обвинить его в приобретении и продаже четырёх пистолетов иностранного производства неустановленного образца? Как можно обвинить человека в том, чего в природе не существует? А если бы, например, они написали, что он купил два ведра наркотических средств неустановленного образца, то как вы отнеслись бы к такому? Словами с неопределённым смыслом просто кишит постановление.

Все подсудимые положительно ответили на вопрос, хотят ли они дать показания суду. Затем слово взяла сторона обвинения. Как пояснил прокурор, они в ближайшее время планируют допросить ряд свидетелей, затем перейти к допросу потерпевших. Кроме того, обвинение попросило суд оставить за ним право на порядок представления доказательств.

 

«Вещдоков нет»

 

В завершение заседания разгорелся нехилый спор по форме и процедуре допроса потерпевших и свидетелей. Защита поинтересовалась, почему обвинение разбивает тех, кого планирует допросить, на несколько групп и время. Прокуроры сослались на трудности с обеспечением некоторых потерпевших и свидетелей, в частности из «далёкой» Махачкалы. Однако Владимир Постанюк, возможно, находящийся ещё под впечатлением от первого судебного процесса, где также применялась конференц-связь со свидетелями, стал возражать. Его полностью поддержали остальные адвокаты. Веское слово вставил и один из подсудимых, который ранее уже давал показания по делу Амирова и Джапарова в режиме видеосвязи. «Я знаю, какое давление оказывается в таких случаях на свидетелей. Вот когда Мурад Алиев давал показания из изолятора «Матросская тишина», то он рассказывал, что рядом сидел следователь, который всё контролировал и вынуждал давать нужные показания», – заявил он. Но судья оставил за собой право слушать показания через монитор, по крайней мере тех свидетелей, кто уже отсиживает срок, как, к примеру, Абдулгалимов, а также брат убитого следователя Руслан Гаджибеков. Немало эмоций вызвала повторная просьба адвокатов суду ещё до начала судебного следствия понудить сторону обвинения представить им вещественные доказательства. Постанюк отметил, что, по его данным, все вещдоки находятся очень далеко от Ростова-на-Дону. В этот момент Саид Амиров слегка выкрикнул: «Да их вообще нет!»
Автор: 

Источник:
http://chernovik.net/content/respublika/chush-sobachya
8005
1 комментарий
1
Татьяна Ивановна
14.02.2017 02:16
Из письма Виктора Владимирова: «Мне кажется, что название доклада довольно точно отражает его содержание, — цитируют Илью Яшина на сайте Открытой России. — Речь в нем о том, что «Единая Россия» за годы своего существования превратилась в полноценный социальный лифт для организованной преступности, криминальных сообществ, отдельных преступников, которые используют эту партию, чтобы выходить на новый уровень своей криминальной деятельности, интегрироваться в органы государственной власти». Автор доклада приводит внушительный список членов «Единой России» (от которых в партии, конечно, моментально открещивались, как только на них заводились уголовные дела), ставших фигурантами и организаторами громких преступлений различного характера: бывший глава республики Коми Вячеслав Гайзер и экс-губернатор Сахалина Александр Хорошавин, мэр Махачкалы Саид Амиров и многие другие. «Букет преступлений, которые связаны с этой партией, простирается через весь Уголовный кодекс, – утверждает Яшин. – Речь идет не только о жульничестве и воровстве, но и о других гораздо более серьезных статьях УК». По словам политика, он накануне выборов в Государственную думу РФ ставил перед собой цель в очередной раз доказать, что «Единая Россия» действительно является «партией жуликов и воров» с тем, чтобы избиратели хорошо подумали, за кого им отдавать свои голоса. Согласно проведенному в 2011 году Левада-центром исследованию, 33 % граждан России были согласны с подобной оценкой «ЕР». И дальше цифры только росли. В 2012 году 42 % опрошенных считали аналогичным образом, в 2013-м – более 50 %. Выборы в Госдуму прошли 18 сентября 2016 года. Экс-депутат Государственной Думы России, полковник КГБ в отставке Геннадий Гудков уверен, что созданная в стране вертикаль власти – прямой путь к незаконному обогащению.
«Система не только обеспечивает лояльность тех же властей, но и в значительной степени позволяет своим назначенцам действовать практически бесконтрольно, – добавил он в интервью «Голосу Америки». — По большому счету, основная цель власти у нас – сохранение власти для продолжения незаконного обогащения».
За годы существования системы образовался целый класс, который составил свои капиталы преступным, абсолютно криминальным путем, считает Геннадий Гудков. «Поэтому власть предержащие готовы любым способом защищать свое «право» безнаказанно и бесконтрольно разворовывать национальные богатства, – продолжил он. – Они ведут себя оккупанты. Это такая мягкая оккупация, которая пока не приводит к созданию концентрационных лагерей и тому подобное. Но, в целом, разграбление идет полным ходом».
Как представляется Геннадию Гудкову, система просто не может жить без коррупции и без откатов.
В результате сегодня властью полностью утрачен потенциал, который можно было бы направить на развитие и созидание, – констатировал он. – Естественно, при этих условиях воровство и обогащение любой ценой становится самоцелью».
В свою очередь, экс-депутат двух созывов генерал-майор КГБ СССР, Алексей Кондауров полагает, что люди стремятся «прислониться» к партии власти в основном для того, чтобы получить от этого те или иные выгоды.
«Это совершенно определенно, – заметил он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – В том числе идет в «ЕР» и криминал, чтобы иметь «крышу», хотя это не значит, что в партии преобладающее число людей с криминальным прошлым».
Если бы партия власти не давала возможности сесть на хлебное место, то она никому не нужна была бы, убежден Алексей Кондауров.
«Ведь больше у этой партии ничего «за душой» нет и быть не может, – резюмировал он. – Не из-за идеологических же убеждений в нее вступают… Тем более, что абсолютно непонятно, какая у них собственно идеология, кроме исповедования любви к верховной власти».
Виктор Владимиров

Уважаемые друзья! Помогите моей семье спастись от правового беспредела, которому мы подвергаемся с 2012 года. Услышьте боль моего сердца — ПОМОГИТЕ!!! 13 декабря 2016 года я написала жалобу прокурору города Сургута Балину Л. А., которую он просто проигнорировал. Привожу обстоятельства дела. 13 декабря 2016 года мною на личном приеме у прокурора г. Сургута Балина Л. А. в 16 часов 20 минут была подана жалоба на нарушение моих конституционных прав, которая была им проигнорирована. 25 декабря в мой адрес был направлен ответ от 21.12.2016 г. № 1040ж-2016, который ни в коей мере не затронул требований, касающихся лично моих нарушенных прав, хотя ситуация по квартире моей дочери Филипповой И. А. по ул. Федорова 69, кв. 201 была освещена в целом для объективного анализа происходящих правовых нарушений и фашистских косяков в отношении моей семьи за период с 2012 по 2016 годы. Балин Л. А. принял решение о безосновательности обращения от 22 ноября 2016 года (хотя жалобу я подавала 13 декабря 2016 года) и прекращении переписки со мной по изложенным доводам. В письме написано: «В нарушение указанных требований к Вашим заявлениям не приложены документы, подтверждающие полномочия по представлению интересов Филипповой И. А. Хотя на словах я Балину Л. А. сказала: «То, что касается моей дочери, не рассматривайте, рассмотрите только те доводы, которые касаются лично меня». Также в письме написано: «В случае несогласия с данным ответом, Вы вправе обжаловать его вышестоящему прокурору или в суд». Хочу особо выделить слова Президента РФ Владимира Путина в обращении с традиционным ежегодным Посланием к Федеральному Собранию, в котором он уделил пристальное внимание борьбе с коррупцией. Как заметил Владимир Владимирович, должность и былые заслуги не могут быть прикрытием. «Ни высокая должность, ни связи не могут быть защитой для нечистых на руку представителей власти». Кроме того, Путин подчеркнул, что борьба с коррупцией — это не шоу, она требует профессионализма. «Только тогда она получит должную оценку от граждан», — добавил президент. Считаю крайне важным подчеркнуть, что дело врио начальника управления «Т» антикоррупционного главка (ГУЭБиПК) МВД России Дмитрия Захарченко, арестованного за взятку, ярко выявила тот факт, что борьба с коррупцией идет последовательно и бескомпромиссно. Об этом заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. Он сказал: «Совершенно очевидно, что борьба с коррупцией — это очень многогранный процесс, очень тернистый процесс, очень сложный, но в данном случае руководство страны демонстрирует абсолютно последовательную линию в области борьбы с коррупцией. В конце декабря 2016 годы был подписан президентский Указ, согласно которому коллекторские фирмы, не внесенные в специальный реестр, оказываются вне правового поля. Указ Президента РФ и Федеральный закон № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» строго регламентируют работу взыскателей долга. Особое место в документе занимает положение о недопустимости «применять физическую силу или угрожать её применением», а также — «причинять вред здоровью и имуществу, прибегать к психологическому давлению или вводить должника в заблуждение». ФССП в настоящее время, как сообщило ТАСС, прорабатывает возможность размещения данных о коллекторах в общем доступе в Интернете. Понятно, что даже в случае подписания правительственного постановления в ближайшие дни и удачного оформления коллекторами всех процедур в Федеральной службе судебных приставов всё равно остаётся вероятным, что до конца января 2017 года деятельность коллекторов в стране будет парализована. До этого закона практически любая организация могла назвать себя коллекторским агентством и начать действовать по собственному разумению, как, например, ООО «Кит-Финанс-Капитал». Кроме того, кредиторами — банками и МФО — практиковался наём по сути посторонних лиц — физических лиц на договоре подряда, что чаще всего и приводило к откровенно криминальным методам взыскания. Соответственно, сейчас Закон, который касается коллекторов, хорош тем, что запрещено заниматься взысканиями физическим лицам, а также — юридическим лицам, не входящим в реестр. Эта мера очень своевременна, но несколько запоздалая, потому что на протяжении не одного года в обществе и в экспертном сообществе ведутся острые дискуссии на тему, как упорядочить работу коллекторов. В частности, – всё настойчивее звучат требования запретить любое силовое давление на граждан, у которых образовался долг перед банками, а также максимально ограничить психологическое давление на них. В этом же ряду инициируется запрет на всяческое общение взыскателей долга с родственниками должников, их знакомыми и сослуживцами. Коллекторы появились за сравнительно короткое время и размножились вследствие очень часто неудовлетворительной работы судебных приставов. По официальной статистике, которая находится в открытом доступе и сформирована на основе сведений самой службы судебных приставов, в России, не исполняются решения судебных инстанций порядка до 80%. Поначалу коллекторские службы существовали как банковские подразделения, которые в дальнейшем были выведены в самостоятельные организации. И их работа сводилась к работе телефонных служб в виде безобидных саll-центров, которые обзванивали должников, напоминая им о неуплатах. Иногда коллекторы, чтобы не оттолкнуть от себя, ловчили, «перекрашивались», представляясь социологами и психологами. Следующий этап деятельности коллекторов – они внедрились буквально во все коммуникационные системы, этот процесс быстро формализовался; и сейчас практически в любой телефонной или интернет-компании существует такое подразделение. Во всех подобных действиях просматриваются явные признаки нарушений прав граждан, и для того, чтобы создать заслон этой порочной практике, и разработаны все те меры, оговоренные в Указе Президента. Первым шагом в этом направлении является создание реестра. Он должен чётко зафиксировать информацию: точное число этих компаний, каков уставной фонд у каждой из них, кто у них учредители. Реестр также решит ещё одну важную задачу – более тщательного кадрового отбора персонала. Не секрет, что в коллекторские структуры попадали преимущественно из числа уволенных, по самым разным причинам, сотрудников-правоохранителей и охранных предприятий, а нередко – и лица с уголовным прошлым и, соответственно, с аналогичными менталитетом и манерами общаться с людьми. То есть, свой прежде «нелегальный» разбой они сделали своей доходной профессией. Правда, у коллекторов имеется орган саморегулирования, в компетенции которого – разбор тех конфликтных, порой ужасных в своей криминальной составляющей фактов по всей стране, являющих собой почти неприкрытый террор над гражданами. Но здесь надо понять – все эти начинания носили прежде внутренне-корпоративный и добровольный характер. Теперь же само государство берётся всерьез контролировать их соответствие российскому законодательству. С составлением реестра, работа по наведению порядка в этой сфере будет усилена. И необходима она не в последнюю очередь и в плане преодоления юридической безграмотности граждан – потенциальных должников. Дело в том, что «застарелый» кредитный долг физического лица банком, как правило, продавался коллекторскому агентству. Причем с неимоверными процентами, — по сути дела, в кратных пропорциях. Однако и ранее на стороне попавшего в неприятную ситуацию гражданина стоял закон, – нужно не впадать в панику, а выяснять: во-первых, есть ли у коллекторов договор с банком, а, во-вторых, почему они не обращаются в суд, прибегая к нагнетанию страха на должника всеми возможными и невозможными способами. То, что они стараются избежать решения конфликта в судебном порядке, мотивировано тем, что суммы, которые они же вымогают из человека, весьма далеки от реальных цифр задолженности. Понятно, что судебное разбирательство совершенно не выгодно коллекторам. Потому что часто долги, переданные им от банков, имеют истекший срок давности по иску. Кроме того, с момента обращения в суд останавливается рост процентов и пени. И на основании встречного иска гражданина судом могут быть списаны все ранее необоснованно начисленные суммы должнику от коллекторов. У должников появился шанс более спокойно разобраться со своими кредиторами.
Что касается моих нарушенных прав, особо хочу подчеркнуть, что обокравшие меня и моего покойного мужа в лихие 90-е годы, сделали ставку на моей дочери и внуках. У моего покойного мужа были накопления, которые мы с ним заработали в сумме 41000 рублей, которые ныне покойный министр финансов СССР Павлов превратил в ничто.
В 2001 году мой покойный муж продал заработанную им квартиру в г. Тихорецке, Краснодарского края по адресу г. Тихорецк, ул. Калинина 124, кв. 67 и полученные за продажу деньги вложил в ремонт квартиры дочери по ул. Федорова, дом 69, кв. 201.
Организованным преступным сообществом в г. Сургуте и ХМАО рейдерским путём незаконно украли квартиру по ул. Федорова, дом 69, кв. 201. Причём, при выселении были сплошные нарушения закона и фашистские косяки. Украли две квартиры, 820 тысяч рублей первоначального взноса, 1750 тысяч рублей выплаченных денег.
Я работала до 17 марта 2016 года и получала пенсию и все эти годы помогала дочери в обустройстве её квартиры. Когда квартира была куплена в 1999 году дочерью и её бывшим мужем, она представляла собой сарай. У меня 52 года стажа, я ветеран труда, награждена медалью «За долголетний добросовестный труд».

Не могу не коснуться нарушенных прав моей дочери и внуков — никто не может лишить мою дочь ПРАВА собственности на квартиру. Закладная на квартиру находится у коллекторов ООО «Кит-Финанс-Капитал» на имя Филипповой Ирины Анатольевны и до сих пор происходит начисление пени и штрафов на сумму 5900 тысяч рублей. Дочь с коллекторами договор не заключала. Кроме того, что является важнейшим фактом происходящего преступления в отношении лишения права собственности на квартиру моей дочери то, что из сообщений Центрального Банка России следует, что у коллекторского агентства ООО «Кит-Финанс-Капитал» отсутствует лицензия на проведение операций с ценными бумагами. Закладная является именной ценной бумагой, предоставляющей ее законному владельцу право на получение исполнения по денежному обязательству, обеспеченному ипотекой, без предоставления других доказательств существования этого обязательства. Закладная содержит краткое описание кредитного договора и договора залога, который подписывает залогодатель – собственник квартиры или должник по кредитному договору (если это не одно лицо). Первоначальному залогодержателю закладная выдается органом, осуществляющим государственную регистрацию ипотеки, после регистрации. В последствии банк (ООО «Кит-Финанс-Капитал» является не Банком, а коллекторским агентством) – первоначальный держатель закладной – может ее (другими словами, данный кредит) продать или переуступить по ней права любому лицу. Но так как «Кит-Финанс-Капитал» не является Банком, а коллекторским агентством, то он не имел права её продать или переуступить по ней права любому лицу. Передача прав по закладной осуществляется оформлением передаточной надписи с указанием нового владельца (передача прав по закладной на Зиен Ирину Зайнулловну и оформлением передаточной надписи с указанием новой владелицы Зиен Ирины Зайнулловны не осуществлялась), а также договором купли-продажи закладной (договором уступки прав по закладной – договора купли-продажи закладной на уступку прав Зиен Ирине Зайнулловне не оформлялось) и актом ее приема-передачи (такого акта приема-передачи не составлялось). Для заемщика по ипотечному кредиту, оформившему закладную на свою квартиру, передача закладной другому лицу либо ее продажа банком (ООО «Кит-Финанс-Капитал является не Банком, а коллекторским агентством) не несут никаких последствий. Клиент банка (ООО «Кит-Финанс-Капитал не является Банком, а обществом с ограниченной ответственностью) уведомляется о том, что закладная на его квартиру передана другому лицу, но условия кредитного договора либо договора залога не меняются и заемщик платит по тому же графику платежей, но на другой счет, указанный в уведомлении.
Дочь и внук были выписаны в мае 2013 года и до сих пор нигде не прописаны.
13 февраля 2013 года в «Хрустальный морозный день» невинных детей группа быстрого реагирования в составе 8 человек с автоматами и группа судебных приставов ОССП г. Сургута во главе с приставом Фоменко Ириной по указанию главного судебного пристава УФССП Олега Адольфа как преступников выгнали на мороз в чём мать родила. Это преступление.
Квартира дочери украдена ОПГ г. Сургута. Следствием установлено, что торгов не было и Протокол торгов подделан.
Решение судьи Гавриленко неверно в отношении и взыскания долга и реализации предмета залога.

Тема по ОПС хорошо крышуется чиновниками и силовиками на уровне Сургута и ХМАО. ОПС работает очень давно и там крутятся огромные деньги за счёт того, что ипотечников, и не только, осознанно пускают по миру, гнобят, загоняют в угол, опускают до нищенского существования, поливают грязью и не дают устроиться на работу.
В квартире дочери на площади 70 м2 проживают Исмагиловы, друзья Зиен И. З. и её брата Альмухаметова Ришата, ранее привлекавшегося по ст. 228 УК РФ «Распространение наркотиков».
В моей квартире, заработанной моим покойным мужем в 1981 году, выделенной ПО «Сургутгазпром», на площади 28,4 квадратных метра по ул. Проспект Ленина, 34, кв. 86 проживает 7 человек из расчета 4,0057 м2 на человека. У меня, пожилого человека, нет спального места.
01 декабря 2016 года Управлением социальной защиты по городу Сургуту и Сургутскому району (протокол заседания № 47) моя жизненная ситуация признана экстремальной и мне оказана единовременная материальная поддержка на приобретение спального места и постельных принадлежностей.

Внесён проект закона в Государственную Думу о неприкосновенности ипотечников при увольнении.

Планируется введение института независимых прокуроров, который будет осуществлять помощь гражданам от бездействия правоохранительных органов и прокуроров.

На сегодняшний день с имущества не снято обременение, кредитный договор не расторгнут, расторжение кредитного договора в судебном порядке не производилось, кредитный договор действует до 2037 года и собственник закладной не сменён.
На основании вышеизложенного, у прокурора Балина Л. А. я просила:
1.Вернуть мне денежный эквивалент стоимости моей двухкомнатной квартиры стоимость которой составляла в 2001 году 1500000 рублей.
2.Возместить мне денежный эквивалент стоимости встроенной мебели, купленной мной дочери в квартиру стоимостью 165000 рублей.
3.Вернуть мне денежный эквивалент стоимости кожаного дивана, купленного мной дочери в квартиру стоимостью 63000 рублей.
4. Вернуть мне денежный эквивалент неотделимых улучшений в квартире стоимостью 222000 рублей.
5. Возместить мне моральный и физический вред, причиненный мне, пожилому человеку, службой УФССП по ХМАО-Югре в сумме 500000 рублей. По ранее поданному мной обращению по возмещению мне морального, материального и физического вреда 13 мая 2015 года ответ в мой адрес не направлялся. О результатах проведенной прокурорской проверки о рапортах, направленных прокурору Л. А. Балину мне ничего не известно. Хотя сотрудница прокуратуры связывалась со мной по телефону в 2015 году в мае месяце говорила, что рапорты подавала, но, странным образом эти рапорта виртуально канули в лету.
28 января 2017 г. Момот Татьяна Ивановна.

Приложение

Уважаемые друзья! Спасите мою семью от правового беспредела, которому с 2012 года мы подвергаемся организованным преступным сообществом чиновников, силовиков и «чёрных риелторов». Помогите моим невинным внукам. В Сургуте с размахом действует прикормленная преступная группа «неприкасаемых», которая за счет невинных детей набивает себе карманы. 13 февраля 2013 года, когда моя дочь лежала в больнице с гипертоническим кризом, судебные приставы фашисты и ГБР в составе 8 человек с автоматами, присланные Олегом Адольфом из ХМАО, выгоняли моих невинных внуков из их квартиры как преступников. Преступники из казны выделили деньги, якобы провели фиктивные торги, в кабинете судебный пристав Хапко Ирина подделала Протокол торгов, бомж Никулин подписал, поделили деньги – полиции, чтобы не возбуждали уголовное дело и отказывали моей дочери, судье Галине Луданой 2000000 рублей, которая пошла в отпуск с последующей отставкой (оценила жизнь каждого моего внука по одному миллиону рублей), прокуратуре, росимуществу, приставам, ОБЭП, ЖКХ, службе опеки и попечительства. 24 февраля 2013 года приставы зашли в квартиру, все вещи, мебель, ценности, которые дочь заработала за 20 лет трудовой деятельности, хищнически разломали, свалили в «таджикские» узлы и вывезли на холодный склад. Квартира была проплачена, а деньги поделены. На фиктивных торгах, по поддельным документам продали по-тихому квартиру дочери, она ничего об этом не знала. Я мать, бабушка, мне 71 год. Из них я отработала 52 года. Украли выплаченные деньги в сумме 1750000 рублей, первоначальный взнос в сумме 820 тысяч рублей и две квартиры? Грубейшее нарушение Конституции РФ в отношении моей дочери и внуков. Для того, чтобы наша «доблестная» полиция не возбуждала уголовное дело в отношении фиктивной продажи квартиры моей дочери и подделки документов в кабинете судебного пристава Хапко Ирины совместно с бомжем Никулиным, который находится в федеральном розыске, и никто не хочет его искать, потому что он нужен для осуществления преступных операций с ипотечными квартирами, Сургутская полиция получила взятку. Но разве можно оценить в деньгах заботу о детях? Это говорит о том, что у нас нет никакой социальной защиты, налицо социальный надзор и уничтожение семей, их приравнивание к быдлу, пинаемому как дерьмо – загнать в угол, загнобить, заставить уехать из города куда глаза глядят и не дай Бог, наложить на себя руки. Говорим красивые слова о защите материнства и детства, о помощи детям-сиротам, а преступники, по-тихому, с ускорением набивают себе карманы за счет того, что перемалывают в мясорубке алчности и наживы невинных детей. Это преступление выходит за рамки человеческого понимания. Алчность застилает им глаза и бережное отношение к материнству и детству им не интересно. Это страшно. Всех поставили на «птички». Благополучный это богатый, а бедный или незащищенный — этого можно перемолоть. Я не зря назвала 13 февраля 2013 года «Хрустальный морозный день», сравнив это преступление с «Хрустальной ночью» в ноябре 1938 года, когда фашисты громили и грабили магазины евреев в Германии и в эту же ночь убили 90 человек евреев. У нас происходит то же самое. Я — вдова, защиты нет, дочь одинока, с двумя детьми, тоже защиты нет. Нас они могут всех просто убить ради квартир. На все пойдут ради наживы. Мне скоро на тот свет, а как же дочь и внуки? Что же будет с ними? Я готова выйти на площадь к ФССП и поджечь себя в знак протеста против творящегося правового беспредела в Сургуте по незаконному выселению моей дочери и внуков из их квартиры. Попасть в колесо наживы власть предержащих – от этого можно действительно умереть — от страха, от горя, от душевной боли, от ужаса происходящего над невинными детьми.
21 декабря 2013 года, Зиен Ирина с «оборотнями в погонах» пришла в квартиру моей дочери и угрожала прийти ночью и зарезать её с сыновьями. В присутствии полицейских. Она говорила: «У меня шесть квартир, я буду их сдавать, а в твоей квартире буду жить. У меня денег как говна. Я в тюрьме сидеть не хочу». Брат Зиен Ирины, Альмухаметов, избил старшего внука.
По наускиванью Зиен, в школе был избит младший внук. Ему повредили грудную клетку. Били под сердце и селезенку.
24 февраля 2015 года, на младшего внука Андрея нападал пристав Халиуллин.
10 марта 2015 года группа неизвестных 2 часа ломилась в дверь квартиры.
13 марта 2015 года на мою дочь напали двое неизвестных, они заламывали ей руки и наносили телесные повреждения. Дочь снимала побои.
13 мая 2015 года группа судебных приставов с оружием в бронежилетах взломали двери в квартиру по ул. Федорова, 69, кв. 201. В квартире спал внук Александр. Приставы напали на него, стали бить сапогами по пальчикам ног, и в подбородок. Положили на пол и били сапогами по голове. Затем заковали в наручники. У него скорой были зафиксированы следы наручников на запястьях и сотрясение головного мозга. Толпа жестоких детин в бронежилетах с оружием, в кованых сапогах против одного молодого человека. Мой внук молодой человек, у него должна быть вся жизнь впереди. Но как можно так жестоко беспредельничать, избивая молодого человека. Ребёнок ведь ни в чём не виноват. Выходит, что все защищают мошенницу Зиен, которая, по их словам, «является человеком системы». Как я понимаю, системы коррупции. А моя дочь и внуки выпали из этой системы и их можно всячески унижать, избивать, преследовать и даже убить? Мне, старой женщине, приставы крутили руки, смеялись и цинично издевались. Хватали за руки до синяков. Они меня выталкивали на улицу, я упала и потеряла сознание. Соседи вызвали СМП. Мне оказывали медицинскую помощь и предлагали лечь в больницу. Но я отказалась, так как боялась за жизнь своей дочери и внуков.
В 2014 году пристав Ибрагимов удерживал в здании ОССП г. Сургута дочь Ирину Филиппову в течение 2 – х часов и всячески издевался над ней. Сургут утонул – в коррупции и правовом беспределе. Огромная масса чиновников и силовиков преступно кормится за счет подвластного населения и пилит бюджет. Это и только это их единственный каждодневный интерес. Чётко и слаженно работает СИСТЕМА коррупции в Сургуте.

Моя дочь Ирина Филиппова закончила школу № 1 в городе Сургуте с серебряной медалью в 1987 году. В этом же году поступила в Краснодарский государственный университет и по окончании получила специальность «инженер математик-программист». Получила второе высшее образование в Академии Предпринимательства при Правительстве Москвы по специальности «финансист». 16 лет работала в банковской системе. Из материалов уголовного дела, возбужденного в 2012 году. Я пришла к логическому выводу о том, что на территории округа орудует преступная группа, включающая в свой состав боевиков, которая в течение 6 лет занимается незаконной реализацией имущества должников через УФССП ХМАО — реализовано 118 квартир на сумму 600 миллионов рублей, есть трупы. Официально добиться возбуждения уголовного дела нет никакой возможности — у них очень сильная поддержка погонников — т.е. «оборотней в погонах». Сплелись в коррупционном экстазе «оборотни в погонах» и «черные риелторы». В посёлке Пойковском живет бандит Загаев, перед которым прогибаются «оборотни в погонах». В городе Сургуте проживают бандиты Арсен Устарханов и Селимов – сожитель посредницы Зиен, которые связаны с судебными приставами Ибрагимовым и Хапко.
Необходимо провести расследование вопиющих случаев нарушения Конституции РФ и статей Уголовного Кодекса РФ в Сургуте и ХМАО, сопровождающихся грубым попранием основных прав и свобод законопослушных граждан и малолетних детей. В городах ХМАО государственные служащие, работники правоохранительных учреждений и администрации этих городов (глава территориального управления Росимущества Антон Козлов, Олег Адольф, Фоменко Ирина, Ибрагимов, Хапко и другие) организовали криминальную травлю (criminal harassment) и преследование за украденное недвижимое имущество (вплоть до того, что выгоняют невинных детей ГБР с автоматами и судебными приставами на улицу в зимний период; преследуют в дальнейшем, избивают, нападают, заламывают руки, наносят побои, бьют сапогами по кончикам пальцев ног, в подбородок и по голове, заковывают в наручники; пожилого человека выбрасывают на улицу из квартиры как вещь), угрожают здоровью и жизни законопослушных граждан. Выглядит невероятным, но именно со стороны государственных служащих, работников госаппарата, суда и прокуратуры города Сургута и ХМАО, в чьи профессиональные и служебные обязанности входит охранение и защита прав и свобод честных граждан города Сургута, осуществляется спланированная, на всех уровнях организованная политика жестокой травли, гонений, всевозможных унижений, преследования, морального и физического уничтожения людей. Всё это наводит на мысль об орудующей в Сургуте и ХМАО преступной банде врагов русского народа (организованной преступности). Необходимо остановить этот уголовный беспредел, поток насилия и надругательства над честными и законопослушными гражданами и малолетними детьми, у которых не только беззаконно отнимают имущество, силы и здоровье, но и преступно попирают их основные права на свободу совести, свободу слова и на спокойную жизнь. Это полностью противоречит не только статьям Основного Закона, Конституции Российской Федерации, или Уголовному Кодексу России, но и вообще элементарным нормам и правилам человеческого сообщества. Преступления против собственности должны быть пресечены Законом. Преступники и расхитители должны быть осуждены и привлечены к ответственности. Они должны понести полагающиеся их противоправным действиям наказания. У России есть гаранты исполнения и уважения законов РФ и правопорядка на территории города Сургута и ХМАО. Обворованный народ города Сургута и ХМАО, а также общественность ЮГРЫ ждут от чиновников и силовиков, суда и прокуратуры незамедлительных действий по незаконной и противоправной деятельности УФССП города Сургута и ХМАО, если в Округе ещё существует хоть какая-то власть.
Спасите мою семью от правового беспредела. С искренним уважением, мать и бабушка, пенсионерка, ветеран труда, награждена медалью «За долголетний, добросовестный труд», Момот Татьяна Ивановна. г. Сургут.
• Мне Полина Федотова выразила сочувствие: «Здравствуйте, уважаемая Татьяна Ивановна, то, что вы пишете, действительно, страшно. Даже обучаясь на юриста, я и представить себе не могла, что беспредел властей в нашей стране достиг таких чудовищных масштабов! Услышав крик вашей души, я вдруг явственно поняла, что мне не нужно более ни блестящей карьеры адвоката, ни славы великого юриста, ни судейской мантии… Единственная моя цель состоит отныне в том, чтобы по мере сил воспрепятствовать Безнаказанному пиршеству демонов- людоедов в моем доме и превращению этого дома в джунгли, Где выживает наиболее осатаневший. Мне бесконечно досадно и жаль, что я лишь первокурсница юридического факультета и конечно, пока для вас абсолютно бесполезна. Но ответьте, пожалуйста, почему же вы пишете сюда, а не напрямую главе государства и гаранту Конституции, Президенту Российской Федерации?!».

Татьяна Ивановна 10:12
• Я пишу Президенту Путину В. В. как Гаранту Конституции, но более чем уверена в том, что мои письма к нему не доходят, а утаиваются подчиненными лицами. Зачем старухе удобства? Живите 7 человек на 28 квадратных метра и эту квартиру украдут. ОПГ в г. Сургуте придут ночью, нас всех убьют, трупы расчленят и подкопают под могилы на старом кладбище. Никто искать не будет. Богачи в погонах крышуют бандитов. То украденное у моей семьи, что я прошу вернуть, ни в какой мере не сопоставимо с теми тоннами денег, которые нашли у Дмитрия Захарченко. Как остановить людоедов? Не знаю. Прошу Вас, услышьте боль моего сердца и — ПОМОГИТЕ, спасите мою семью от нищеты, в которую целенаправленно нас «опустило» организованное преступное сообщество в Сургуте, ХМАО. Спасите нас. С искренним уважением, Момот Татьяна Ивановна. г. Сургут.
Введите код
Защита от спама
Загрузка...