Понедельник, 19 ноября 2018

"Зачем же она говорила, что у них все хорошо?". В иракской тюрьме скончалась дагестанка, приговоренная к пожизненному заключению

"Зачем же она говорила, что у них все хорошо?". В иракской тюрьме скончалась дагестанка, приговоренная к пожизненному заключению

Молодые супруги из Дербента уехали в Ирак в 2015 году. Мужа вскоре убили, жена позже скончалась в тюрьме. У пары остались маленькие дети – четырехлетний мальчик и двухлетняя девочка. Их бабушка оформила опекунство, но о судьбе внуков ей до сих пор ничего не известно.

Сказал, что едет помогать теще

Эльмира и Мухтар покинули Дербент 19 апреля 2015 года. Родителям Мухтар сказал, что едет на неделю к теще в Докузпаринский район. Утверждал, что собирается провести маме своей благоверной отопление. Домашние, правда, удивились тому, что парень не взял инструменты. Он возразил: у тещи все есть. Мужчина считался одним из лучших сантехников города.

Мухтар переписывался со своей сестрой Надией четыре дня, слал фотографии сына. Однажды, вспоминает собеседница "Кавказ.Реалии", брат позвонил, из трубки доносился "ужасный шум". "В высокогорном селе часто бывают перебои со связью, поэтому не придала значения, – признается она. – Брат сказал, что вышел на дорогу с ребенком".

Надия опаздывала на работу, хотела передать телефон маме, но Мухтар остановил – не может, мол, сейчас говорить. "Оказывается, они уже были на границе с Азербайджаном, – с грустью добавляет молодая женщина. – Доехали до села Гапцах и вышли из машины, чтобы перейти границу".

Мухтар и Эльмира жили здесь. Чего им не хватало, история умалчивает
Мухтар и Эльмира жили здесь. Чего им не хватало, история умалчивает

Девушка спросила, зачем он звонит, если не может говорить. Тогда Мухтар выпалил: "Ничего, просто берегите себя. Потом вас наберу".

Надии стало тревожно. Придя на работу, попыталась связаться с Мухтаром, но его мобильник был отключен. Прошел день, и тут позвонила сестра Эльмиры, которая сообщила, что чета уже два дня как выехала обратно.

"Мы кинулись проверять их вещи, – продолжает дербентка. – Оказалось, что российские паспорта они оставили, а вот другие документы забрали. Почти сразу нас ожидал еще один неприятный сюрприз – брат продал все свои дорогостоящие инструменты. Избавились они и от золота, которое мы покупали невестке".

"Назад дороги нет"

Через несколько дней Мухтар снова вышел на связь. Извинился и попросил сестру беречь мать, потому что "теперь ты в ответе за нее".

– Почему ты так поступил? Немедленно возвращайся, – почти кричала Надия.

– Назад дороги нет. Я должен был уехать. По-другому нельзя. Потом все расскажу. Если бы я не уехал, то и вам было бы плохо, – ответил мужчина.

На этом связь оборвалась.

"Мы не могли до него дозвониться 40 дней", – вступает в разговор мать беглеца Румият.

Румият и Надия вспомнили, что у их знакомой сын четыре года назад уехал в Сирию. Пошли к ней советоваться. Как раз в это время по Skype с этой женщиной созвонилась ее невестка. Надия распознала на видео бутылочку, которую покупала своему племяннику.

Спустя еще какое-то время Надия получила аудиосообщение от Эльмиры. В нем та подтвердила, что они в Ираке – жили сначала в Мосуле, потом перебрались в Талль-Афар. Периодически писала, что все у них хорошо.

"Ваша дочь умерла в плену"

"16 августа прошлого года брат стал описывать мне шрамы и отличительные черты своих детей, – расстраивается Надия. – Сказал: 'Мои дети – это твои дети'. Я удивленно спросила, не забирают ли у него детей. Мухтар ответил, что пока нет, но что будет дальше, он не знает".

Больше мужчина не звонил и не писал. Румият и ее дочь полагают, что он убит. 14 сентября 2018 года отца Эльмиры вызвали в сельскую администрацию и объявили, что "его дочь умерла в иракском плену, а ее дети – в тюрьме". Как стало известно "Кавказ.Реалии", в апреле 2018 года суд Багдада дал ей пожизненный срок за участие в экстремистской группировке "Исламское государство" (аналогичный приговор в тот день услышали еще 18 россиянок).

О том, где и с кем сейчас дети, известий нет. Бабушка оформила на малышей опекунство. О происходящем с пленными она узнает от чеченского руководства, "за что им очень благодарна".

Теперь Надия вспоминает слова Эльмиры, которая повторяла, что живут они там очень хорошо. "Зачем же она так говорила? Кого ни спроси, у всех такой ответ. Может, их заставляли? А сами голодали и болели. Ведь это война. Как там может быть хорошо?" – недоумевает собеседница "Кавказ.Реалии".

Кто мог надоумить ее брата рвануть в Ирак, она не понимает. "Иногда он приходил ко мне на работу (я продавец). Перед тем, как зайти внутрь, стоял несколько минут на улице и как будто кого-то искал в толпе", – продолжает она.

С полицией у Мухтара проблем не возникало. Правда, пару раз его вызывали из-за бороды, которую он носит, также правоохранителей смущал хиджаб Эльмиры.

Родные и знакомые молодого человека не исключают, что он, как и другие дербентцы, выехавшие в Ирак и Сирию, попал под влияние т.н. "аэропортовской" мечети. Мечеть, напомним, сожгли в 2016 году, а ее имам Гаджирасул Гусейнов приговорен к 11 годам заключения.

Зульфия Гаджиева

Источник:
1812