Пятница, 22 июня 2018

Пособники приговора. Как жителю Дагестана удалось доказать свою непричастность к членам НВФ и убийству федерального судьи

Пособники приговора. Как жителю Дагестана удалось доказать свою непричастность к членам НВФ и убийству федерального судьи

27 апреля судья Буйнакского городского суда Нурмагомед Нурмагомедов вынес беспрецедентный оправдательный приговор жителю села Хотода Шамильского района Гаджи Мусаеву, обвиняемому в пособничестве боевикам. Перед этим двое судей, из Шамильского и Гергебильского районных судов, взяли самоотвод, не согласившись вынести нужное следствию решение. А в Буйнакском городском суде представитель прокуратуры отказался поддержать обвинение в отношении подсудимого…

Началось всё с убийства федерального судьи Шамильского районного суда Убайдулы Магомедова в ночь на 11 августа 2016 года во дворе своего дома. Его убийство изначально связали с профессиональной деятельностью, так как он рассматривал дела, связанные с экстремизмом и терроризмом.

Со 2 по 3 сентября 2016 года на границе Дагестана и Калмыкии сотрудники правоохранительных органов высадили с автобуса Гаджи Мусаева (на фото) и без объяснения причин задержали. Он ехал в Москву в аэропорт, чтобы 4 сентября вылететь на Камчатку, ему и его односельчанам предложили строительную работу на 3–4 месяца. По словам адвоката Гасана Гасанова, на ночь его доставили в КПЗ Южно-Сухокумска, а утром с мешком на голове – в ЦПЭ МВД РД. «Там у него стали выяснять, знаком ли он  с членами НВФ в Шамильском районе Ибрагимом Амировым и Гамзатапанди Магомедовым. Мусаев отрицал связь с ними. Тогда они начали его избивать ногами, баклашками с водой, пытать током и заставили взять на себя пару эпизодов передачи продуктов членам НВФ, а также сделали его свидетелем и соучастником по делу об убийстве судьи Убайдулы Магомедова», – пояснил адвокат.

По словам Гаджи Мусаева, после пыток он месяц не мог нормально ходить, одна рука не работала, голова была онемевшая, а левый глаз перестал видеть. Повреждения на теле подтверждаются заключением экспертов.

Так, 5 сентября было подготовлено признательное показание. В нём говорится, что он трижды передавал продукты питания боевикам, а они ему показывали и рассказывали, что будут делать с судьёй. Однако после того как Мусаева привели на допрос в качестве свидетеля к следователю третьего отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по РД Попову, обвинения по делу об убийстве судьи отпали. По словам адвоката, следователь, увидев синяки на лице Мусаева, поинтересовался, правдивы ли его признательные показания. Затем решил допросить его на полиграфе. При этих следственных мероприятиях присутствовал сын убитого судьи следователь Курбан Магомедов, который был заинтересован найти реального убийцу отца.

И они убедились в том, что Мусаев себя оговорил. Поэтому 7 сентября, когда избирали меру пресечения в виде заключения под стражу, ему предъявляли только ст. 208 УК РФ по пособничеству НВФ.

Гасан Гасанов, вступив в дело, написал  заявление в прокуратуру и СУ СК РФ по РД о привлечении сотрудников правоохранительных органов за незаконное задержание, пытки с целью выбить признательные показания. 20 октября 2016 года Мусаева допросили в качестве обвиняемого, выявилось много противоречий. Так, подгоняя показания, следователи упустили то, что в марте 2014 года, когда якобы обвиняемый передавал продукты недалеко от своего села Хотода члену НВФ Магомедову, тот находился под стражей. Кроме того, по словам адвоката, следствие придумало свидетеля – жителя села Телетль Шамиля Абдулмаликова, которого задержали примерно в то же время, что и Мусаева за пособничество боевикам, братьям Мирзоевым в марте 2016 года.  «Якобы в этот день Абдулмаликов пришёл в пещеру недалеко от села Телетль и видел там Мусаева. Как он туда пришёл, откуда узнал об этой пещере? Это место находится в 42 км от Хотода. А у него никогда не было машины, управлять которой он даже не умеет, и поэтому не мог поехать с двумя пакетами продуктов питания на это место и остаться там ночью. Также у Гаджи изъяли телефон при задержании. Детализация звонков показала, что в этот период он находился дома, разговаривал с мамой, братьями. Но об этом не говорится в материалах дела», – добавил защитник.

С такими противоречиями в апреле 2017 года дело передали в Хунзахский межрайонный отдел, а через три месяца прокурор Шамильского района с третьей попытки направил дело в Шамильский районный суд.

Два отвода и один отказ от обвинения

Но процесс не состоялся. Гособвинитель заявил отвод судье Магомеду Хайбулаеву из-за того, что тот был допрошен по делу об убийстве его коллеги. По неофициальным данным, судья не согласился в беседе с прокурором вынести обвинительный приговор. С июля по сентябрь материалы дела находились на рассмотрении в Гергебильском райсуде. Когда судебное следствие завершилось и стало понятно, что посадить Мусаева невозможно, а оправдать нежелательно, представитель прокуратуры Гергебильского района заявил отвод судье Абдурахману Омарову, и он его принял по той же причине.

В сентябре 2017 года дело передали в Буйнакский городской суд под председательство судьи Нурмагомеда Нурмагомедова. Гособвинение представлял зампрокурора Буйнакска Магомед Бадталов.

21 ноября по видео-конференц-связи, организованной из колонии Курганской области, допросили свидетеля Шамиля Абдулмаликова. Он заявил, что впервые видит подсудимого, что не знаком с ним, а в протоколе его допроса написана неправда. Подписал он показания против Мусаева лишь потому, что следователи ему говорили, что тот также даёт свидетельские показания против него. По словам адвоката, до этого не было ни одной очной ставки, а также опознания. Если обвиняемому и подсудимому не дана возможность защищаться от показаний против него, то они не могут считаться доказательством.

Подсудимый тоже настаивал на том, что не знаком ни с Абдулмаликовым, ни с членами НВФ Амировым, Магомедовым и братьями Мирзоевыми. «В моём селе не было участников НВФ, таковых нет и среди моих родственников. Поскольку мой брат побывал в Турции, про него начали что-то говорить. Где находится брат, я не знаю, так как не поддерживаю с ним связи. Мурада Магомедова, которого убили в ноябре 2013 года, ранее видел в селе, он приходил играть в футбол, но не общался, даже не знаю, где он живёт», – отметил подсудимый.

1 февраля 2018 года зампрокурора Буйнакска Бадталов заявил суду, что написал рапорт об отказе поддерживать обвинение в отношении Мусаева. Прокурор Дагестана его не поддержал и отправил на процесс представителя из прокуратуры Шамильского района, который ранее подписал обвинительное заключение. Тот ходатайствовал о повторном допросе Абдулмаликова, но в течение двух месяцев не смогли организовать видеосвязь с Курганской областью по разным причинам. На четвёртый раз его всё-таки доставили в Курганский суд, и он подтвердил первоначальные показания, что видел Мусаева в пещере с членами НВФ. А в прошлый раз он отвечал неверно, так как у него болела голова.

В прениях подсудимый заявил, что, по имеющейся информации, в то время как откладывались заседания, в колонию к Абдулмаликову из Дагестана выехали двое сотрудников ЦПЭ, заставили изменить показания, угрожая тем, что он будет постоянно сидеть в карцере, а с его братьями, которые сейчас на свободе, может произойти то же самое. В суде обвинение не доказало даже существования этой пещеры, в материалах дела нет протокола осмотра этого места. Кроме того, если правоохранительные органы знали о том, что там собираются члены НВФ, то почему  они их там не поймали?

Отметим, что боевики Амиров и Магомедов были убиты в декабре 2016 года, а братья Мирзоевы – в 2017 году.

27 апреля судья Нурмагомедов вынес оправдательный приговор. По словам адвоката, он был удивлён вынесенным решением и тем, как беспристрастно судья вёл судебные заседания, несмотря на то что по таким делам практически всегда встают на сторону гособвинения.

По указке свыше

В этом деле, как и в случае с убийством братьев-пастухов Гасангусейновых, проходит красной линией имя Ибрагима Алиева – начальника полиции Шамильского района.

По словам Гаджи Мусаева, за 2 месяца до задержания его пригласили в отдел полиции из-за бороды, где Алиев попросил укоротить её.

За две недели до задержания в участок пригласили его старшего брата по той же причине. Гаджи решил пойти вместе с ним. При второй встрече с Алиевым произошёл конфликт. Парень ему грубо ответил, что будет ходить как ему хочется, а начальник полиции его за это пнул в бок и посадил на двое суток за административное правонарушение. Мусаев считает, что в отместку Алиев использовал его для раскрытия громкого убийства, но, когда первоначальные планы следственных органов и оперативников оказались нереальными и ошибка задержания стала очевидной, решили ограничиться лишь пособничеством.

Он вспоминает, что на одном из допросов с пытками его принуждали признаться в причастности к убийству братьев Гасангусейновых.

Напомним, пастухи Наби и Гасангусейн  были убиты ночью 23 августа 2016 года в местности Хорда-бак, в двух километрах от села Хиндах Шамильского района. По официальной сводке МВД по Дагестану, составленной и подписанной Ибрагимом Алиевым, сообщалось, что «примерно в 21 ч. 25 мин. сотрудниками СОГ-5 УФСБ РФ ЦПЭ МВД с дислокацией в селе Гергебиль, ФСБ России совместно с сотрудниками ОМВД России по Шамильскому району в ходе проведения оперативно-разыскных мероприятий по реализации оперативной информации неустановленные лица произвели выстрелы из автоматического оружия по сотрудникам правоохранительных органов и были убиты ответным огнём».

Отец убитых пастухов Муртазали Гасангусейнов не раз заявлял, что Алиев действовал по указке свыше – когда нужно было найти виновных в убийстве судьи.

15 ноября 2017 года СУ СКР по РД спустя 1,5 года возбудило уголовное дело по факту убийства братьев, а дело по факту посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов прекращено. В прокуратуре РД пояснили, что в этот день не проводилась спецоперация и на жизнь представителей силовых структур посягательства не было.

В конце марта новый прокурор, Денис Попов, официально подтвердил нарушения в расследовании убийства братьев и потребовал выделить материалы в отношении Алиева, сообщившего недостоверную информацию. 

На данный момент начальник полиции Шамильского района отстранён от должности

Саида Вагабова
Источник:
1544