Среда, 20 июня 2018

Сила без доверия... Почему 80,7% дагестанцев не доверяют правоохранительным органам

Сила без доверия... Почему 80,7% дагестанцев не доверяют правоохранительным органам

Фонд им. Хаджимурада Камалова совместно с газетой «Черновик» и PR-агентством «Медиафакт» регулярно, раз в полугодие, с 2016 года опрашивает своих читателей об их отношении к власти, доверяют ли они ей в целом, её отдельным институтам и персоналиям, её уровням. Результаты опросов в общих чертах публикуются в печатной версии «Черновика» и, как видится редакции, а также различным специалистам, в целом объективно отражают настроения общества. В настоящий момент проводится четвёртый большой опрос «Доверяете ли вы власти?», принять участие в котором можно, посетив главную страницу сайта газеты «Черновик» – chernovik.net.

Общество как живой организм реагирует на происходящие в республике, стране и мире процессы, показывает своё отношение к тем или иным политическим лидерам, чиновникам, институтам власти. И эту реакцию мы наблюдаем, изучая в динамике, как меняется мнение дагестанцев (в ту или иную сторону) относительно перечисленных объектов. И выявляем в ходе такого исследования немало противоречий.

К примеру, если обобщить полученные в результате опроса данные, то мы получим крайне неутешительный вывод: народ в массе своей власти не доверяет! Однако при этом сохраняет высокий уровень патриотизма. Применима ли здесь фраза сатирика Михаила Задорнова, что «наш народ за Родину против государства»? Сложно сказать… Скорее «за Родину и справедливое государство», но пока воспринимает такой конструкт как некий идеальный образ, к которому мы не скоро ещё придём…

Что мешает?

Один из вопросов анкеты – «Что больше всего мешает развитию Дагестана?». Примерно из десятка вариантов ответов респонденты называют (от опроса к опросу) три основных: коррупция в органах республиканской власти, клановость и коррупция в силовых структурах.

События последних месяцев показывают, что федеральная власть как бы борется с первой и второй проблемами, обозначенными в опросе: коррупцией в органах власти и клановостью. Аресты экс-премьер-министра РД Абдусамада Гамидова, его заместителей Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова, а также экс-министра образования и науки РД Шахабаса Шахова в этом плане достаточно знаковые. Однако о том, что думает государство относительно коррупции в силовых структурах Дагестана, неизвестно. До журналистов лишь изредка доходят сведения о том, что в отношении того или иного сотрудника силовой структуры возбуждено уголовное дело по факту коррупции. Ещё реже мы слышим о том, что суд вынес этому сотруднику хоть какой-то приговор (расследование и последующее рассмотрение дела в суде тянутся годами). Видимо, такая неинформированность, связанная исключительно с пассивностью силовых структур республики, приводит к тому, что общество начинает откровенно не доверять правоохранителям.

Доверяете ли вы правоохранительным органам?

Период проведения опроса

Первый опрос

(2016 год)

Второй опрос

(2017 год)

Третий опрос

(2017 год)

Средний показатель

Да, доверяю

2%

1,2%

1,1%

1,43%

В целом доверяю

11,1%

11,9%

11,9%

11,63%

Нет, не доверяю

61,4%

60,9%

61,8%

61,36%

Нет, в целом не доверяю

18,9%

19,4%

19,8%

19,36

Затрудняюсь ответить

6,5%

6,6%

5,4%

6,16%

 

Что больше мешает развитию Дагестана?

Период проведения опроса

Первый опрос

(2016 год)

Второй опрос

(2017 год)

Третий опрос

(2017 год)

Средний показатель

Коррупция в органах республиканской власти

94,1%

94,8%

95,8%

94,9%

Клановость

75,8%

80,1%

79,3%

78,4%

Коррупция в силовых структурах

69,1%

68,8%

74,7%

70,8%

Обратимся к результатам трёх предыдущих опросов читателей «Черновика». На вопрос «Доверяете ли вы правоохранительным органам?» утвердительно (совокупность ответов «да, доверяю» и «в целом доверяю») ответили в среднем 13% респондентов. Отрицательно (совокупность ответов «нет, не доверяю» и «нет, в целом не доверяю») ответили в среднем 80,7% респондентов. Затруднились ответить в среднем 6,1% респондентов.

Косвенно отношение дагестанцев (респондентов) к силовым структурам подтверждают ответы на ряд других немаловажных вопросов. Например, ответы на вопросы «Насколько вы лично чувствуете себя защищёнными от произвола правоохранительных органов?» и «В случае если ваши права будут нарушены, то как вы поступите?» показывают крайне негативную динамику: люди не чувствуют себя защищёнными от произвола. Только в среднем 8,7% респондентов считают себя защищёнными: 1,6% – «полностью защищёнными» от произвола и 7,16% –  «довольно хорошо защищёнными».

«Слабо защищёнными» и «Совершенно незащищёнными» считают себя (в среднем), соответственно, 39,2% и 44,33% опрошенных. В совокупности этот показатель равен 83,5%.

В случае нарушения прав респондентов они больше склонны ничего не предпринимать (в среднем 27,8%), так как уверены в безуспешности каких-либо действий, либо же использовать личные связи и вознаграждения (в среднем 18,7%), а также привлекать внимание общественности через обращения в СМИ и к правозащитникам (в среднем 20,3%). Обращаться в правоохранительные органы в случае нарушения их прав готово в среднем 20,4% читателей «Черновика».

Личное мнение о том, чувствует ли себя среднестатистический дагестанец защищённым от произвола, а также большая сегментированность в вопросе дальнейших действий, если его права будут нарушены, вряд ли является результатом незнания законов, нигилизма или ещё каких-то причин. Подавляющее большинство респондентов всех трёх опросов нашей редакции имеют высшее образование и средний возраст от 32 до 54 лет, то есть это взрослые, сознательные, состоявшиеся люди. И их усреднённое мнение о том, как они воспринимают работу силового блока республики, необходимо учесть!

 

Доверие

(совокупность «доверяю полностью» и «скорее доверяю»)

Недоверие

(совокупность

«скорее не доверяю» и

«совсем не доверяю»)

«Я

о них ничего

не знаю»

Нацгвардия РФ по РД

24,9%

37,3%

23,86%

УФСБ РФ по РД

24,53%

41,06%

22%

ЦПЭ по РД

9,2%

50,9%

28,63%

МВД по РД

8,7%

78,56%

4,2%

Прокуратура РД

7,36%

76,23%

7,9%

Верховный суд РД

5,86%

63,63%

21,85%

Мы их не знаем…

Если, с учётом изложенных данных, снова обратиться к вопросу «Что больше всего мешает развитию Дагестана?», то мы с удивлением увидим, как один выразитель власти, подверженный, по мнению респондентов, коррупции («правоохранительные органы»), борется с другим выразителем власти, тоже подверженным коррупции («республиканская власть»), а также с клановостью.

Отсюда мы можем понять несколько скептическое отношение дагестанцев к прошедшим в республике арестам высокопоставленных чиновников: общество, судя по реакции социальных сетей и опросам, поддержало это с ликованием, но… воспринимает не как следствие работы правоохранительной машины, чутко реагирующей на сбои в системе. Общество воспринимает происходящее как политическую целесообразность, направленную на достижение двух целей: успокоить в предвыборный период протестно настроенные массы, а также политически укрепить варягов, убрав (на первом этапе) как можно больше тех, кто может саботировать их работу.

Общество видит работу правоохранительных органов только по результатам. Поэтому, видя, как жёстко силовики работают по преступлениям экстремистского или террористического характера, используя все возможности ОРМ, общество не может понять, что мешает так же оперативно срабатывать на преступления коррупционной направленности. Причём реальной, где фигурантами являются высокопоставленные чиновники, а не разная мелочь с незначительными суммами. (Кстати, именно эта мысль была отражена в Справке «О результатах проверки исполнения законодательства в наиболее актуальных сферах на территории Республики Дагестан», составленной по итогам работы прокурорского десанта под руководством первого заместителя Генпрокурора России Ивана Сыдорука.)

Получается, что на борьбу с таким явлением как терроризм силовики республики готовы бросать все силы, а на то, что это явление питает – коррупцию – сил нет? Или же нужно ждать, когда наступит та самая «политическая целесообразность», когда высокопоставленный коррупционер, в том числе занимающий должность в какой-либо правоохранительной структуре, наконец окажется за решёткой? Получается, что да, потому что примеры подобного мы видим постоянно. И отсылки к тому, что для расследования такого рода преступлений требуются годы оперативной и следственной работы, вызывают лишь улыбку. Ведь если очевидные преступления, связанные с незаконным строительством, распределением земель, уплатой налогов, коррупцией, расследуются годами, значит кто-то, но уже в погонах, имеет в этих преступных схемах свой интерес…

Если брать отношение дагестанцев к конкретной правоохранительной системе, то мы наблюдаем интересный эффект: чем меньше респондент знает о деятельности и персоналиях данной структуры, тем лучше он о ней думает. Но есть исключения – это правило не распространилось на ЦПЭ по РД и Верховный суд РД.

Так, прокурору Дагестана в среднем доверяют 7,36% опрошенных, а не доверяют – в среднем 76,23% дагестанцев. Отметим, что за период с 2016 по конец 2017 года уровень доверия к республиканской прокуратуре упал почти в три раза (от 9,8% до 3,7%). Примечательно, но даже ЦПЭ по РД пользуется, судя по опросам, большим доверием респондентов, чем надзорный за правами граждан орган. В среднем «эшникам» доверяет 9,2% опрошенных читателей «Черновика». Самый высокий уровень доверия у Нацгвардии РФ по РД (в среднем ей доверяет 24,9% опрошенных), а затем у УФСБ РФ по РД (в среднем им доверяют 24,53%).

Помимо прокуратуры, высокий уровень недоверия опрошенных дагестанцев к МВД по РД (в среднем 78,75%), а также к Верховному суду РД (в среднем 63,63%).

Пока ещё отношение к силовикам на местах не проецируется на их руководство в Москве. К высшим инстанциям доверие пока сохраняется.

Опросы показывают, что положительно к правоохранительным органам относится в среднем 20% дагестанцев, отрицательно – в среднем 70–72%. При этом у респондентов есть свой некий идеал того, как должны работать правоохранители. Согласно опросу «Черновика», в среднем 42,13% считают, что силовики лучше работали при Андропове. Для 19,03% (в среднем) респондентов идеалом работы сотрудников правопорядка являются времена Сталина, а для 17,23% (в среднем) дагестанцев правоохранители лучше работали при Брежневе

Абдулнасыр Магомедов

Источник:
1326