Четверг, 27 апреля 2017
Сделать стартовой


Максим Шевченко: Гей-скандал уничтожает Кавказ. Как видят мир чеченцы или даргинцы, или аварцы

Максим Шевченко: Гей-скандал уничтожает Кавказ. Как видят мир чеченцы или даргинцы, или аварцы

Отрывок передачи "Особое мнение" на радио "Эхо Москвы"
Время выхода в эфир: 19 АПРЕЛЯ 2017, 19:06

А.Нарышкин:

― Всем здравствуйте! В эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVi программа «Особое мнение», меня зовут Алексей Нарышкин, напротив меня журналист Максим Шевченко. Я вас приветствую.

М.Шевченко:

― Здравствуйте, Алексей.

А.Нарышкин:

― Я вас, знаете, сразу хотел спросить. Вот, принято говорить в сетях социальных: «Вышел, например, свежий Кашин». Я в свою очередь сегодня обнаружил свежего Максима Шевченко по теме, которая сейчас, к сожалению, наверное, отходит на второй план. «Новая газета», Чечня, геи и угрозы, в том числе в адрес «Эха Москвы». И если позволите, несколько цитат из вашей колонки, и хотелось бы, чтобы вы прояснили. Вот, прямо тезисно.

«Чеченцев хотят опозорить или оболгать» — это у вас заголовок. «Второй этап уничтожения чеченского народа», «Они искренне полагают, что так называемая свобода распространяется и на то, что подавляющее большинство людей считает грехом и извращением». Можно уже на этой стадии от вас какие-то пояснения?

М.Шевченко:

― Конечно. Какие именно вы хотите пояснения?

А.Нарышкин:

― Ну, как вы относитесь…

М.Шевченко:

― Да, я считаю, что приписывая чеченцам наличие среди чеченцев сотен ЛГБТ-активистов, как написала Елена Милашина, чеченский народ пытаются представить не тем, кем он является на самом деле. Чеченский народ – это народ, прежде всего, кавказский, мусульманский, переживший несколько геноцидов на грани Холокоста в своей истории. Последний из геноцидов был развязан ельцинским режимом в 90-е годы против чеченского народа. И против русского народа тоже, на мой взгляд, на территории Чечни, когда стравили русских с чеченцами ельцинское окружение.

Так вот чеченский народ пережил все эти ужасы и кошмары для того, чтобы сегодня его обвиняли в том и приписывали ему то, что по всем нормам этики чеченцев, кавказцев и мусульман является позорным, постыдным, греховным и недопустимым.

А.Нарышкин:

― Можно тогда сразу мы определимся с терминологией?

М.Шевченко:

― Давайте.

А.Нарышкин:

― Разве геи, ну, гомосексуализм или просто, вот, человек-гей – разве, он с этим не рождается?

М.Шевченко:

― Нет, человек с этим не рождается.

А.Нарышкин:

― Объясните, пожалуйста.

М.Шевченко:

― С этим рождается один из очень большого числа, миллионов, там не знаю, человек с какими-то морфологическими изменениями. Всё остальное – это психологическое просто допущение для себя идти по пути разврата, вот и всё. Это или в детстве человек попадает под влияние взрослого развратника, гомосексуалиста, который определенным образом формирует в нем эротическое, как бы, взросление, такое возрастание. Либо человек допускает для себя такие какие-то, ну, стыдные мысли, похотливые буквально. Всё это описано Достоевским в том числе – у него в романах встречаются намеки на совершенно разные происходящие внутри человека такие соблазны тяжелые мрачные, которые отбрасывают его душу и тело в состояние животного.

Это всё известно отцам церкви, это всё есть в церковных монашеских книгах, потому что грех – он всегда во все века один и тот же грех.

Я считаю, что мы не живем в эпоху Великого инквизитора, мы не живем в эпоху, естественно там, религиозных догм и запретов, которые вы не хотите сами соблюдать. Но каждый народ живет по-своему. Народ, который так истребляли и унижали как чеченский народ, мне кажется, имеет право на этическую, моральную и, в конце концов, этническую (для них это синонимы) самозащиту.

А.Нарышкин:

― То есть я вас правильно понимаю: там, где более свободные нравы, там появляются геи? И геи – это плохо?

М.Шевченко:

― А я не считаю, что это более свободные нравы. Я знавал, видел в Афганистане боча так называемых, понимаете? Это мальчики-гомосексуалисты. Я не считаю, что это свободные нравы. Я считаю, что это такие, языческие девиации, языческие извращения. Поэтому я не считаю, что либеральное свободное общество обязательно должно быть гомосексуализировано. Я, честно говоря, видал свободных людей, которые полагали гомосексуализм грехом, и так и вели себя в соответствии с тем, что это греховность. Они, как бы, может быть, и не оскорбляли, не унижали… Хотя, это естественно: всякое отклонение от естественного человеческого нормоповедения выталкивает за рамки социума, где приняты естественные человеческие нормы поведения вот таких людей. Но их, как бы, изолировали.

Мы, на самом деле, живем в другом обществе, и я достаточно терпимо отношусь лично к людям, которые не навязывают мне свою сексуальную природу. Знаете, когда к вам подходит человек, говорит «Вы знаете, я люблю трахаться в зад», например, или там еще чего-то. Вот, вы говорите, странно, правда, да?

А.Нарышкин:

― Подождите, а вы знаете таких геев, которые открыто об этом говорят?

М.Шевченко:

― Нет, просто когда человек говорит о том, что он предпочитает секс с людьми своего пола, это такая же декларация своего секса, своих предпочтений сексуальных, которые считаются неприличными.

А.Нарышкин:

― Я таких людей не встречал.

М.Шевченко:

― Ну, почему? Ну, вот, человек говорит, он гей. Вот, человек заявляет себя геем. Он сразу заявляет свои…

А.Нарышкин:

― Но, слушайте, сразу сказать, что человек гей и рассказать…

М.Шевченко:

― Слушайте, человек же не говорит «Мне нравится Бодлер», человек не говорит «Мне нравится Рембо и отношения его с Верленом». Человек же вам, ведь, не заявляет это с точки зрения культуры, что, допустим, мне нравятся некоторые там интонации Чайковского. Или, допустим, читая «Пир» Платона, я понимаю, что некоторые диалоги «Пира» соответствуют его (этого человека) представлениям о реальности. Человек фактически…

А.Нарышкин:

― Слушайте, вам какие-то, видимо, неправильные попадаются геи.

М.Шевченко:

― На мой взгляд…

А.Нарышкин:

― Потому что геи относятся спокойно к своей ориентации, и вот так вот ее…

М.Шевченко:

― Пусть геи относятся как угодно.

А.Нарышкин:

― Тем более с подробностями.

М.Шевченко:

― Я ничего не хочу знать про сексуальную ориентацию другого человека.

А.Нарышкин:

― Давайте тогда зафиксируем, что в Чечне вы в этом смысле солидаризируетесь, по крайней мере, с Альви Каримовым, в Чечне геев нет?

М.Шевченко:

― Я солидаризируюсь…

А.Нарышкин:

― В Чечне геев нет?

М.Шевченко:

― Я не знаю. Я считаю, что девиация греховная есть в каждом человеческом сообществе. Я просто не чеченец, но я понимаю чеченский народ, уважаю чеченский народ и я понимаю желание духовных учителей чеченского народа… Это не Альви Ахмадович Каримов, а это, собственно говоря, собрались уважаемые люди чеченского народа, которые пережили две войны эти жуткие истребительные, и сказали «Мы не хотим». Я считаю, что мнение этих людей репрезентативно для подавляющего большинства чеченского общества.

А.Нарышкин:

― Если в чеченском обществе затесался один маленький гей и его, например, задерживают именно за то, что он гей…

М.Шевченко:

― Я не чеченец, я не понимаю…

А.Нарышкин:

― Нет, подождите, нет. А я вас спрашиваю…

М.Шевченко:

― Я не понимаю чеченского языка…

А.Нарышкин:

― Максим, Максим. А я вас хочу спросить как правозащитника. Заслуживает ли вот этот маленький один единственный гей на всю Чечню внимания правозащитников? Надо биться за его права? Или поскольку он гей…

М.Шевченко:

― Я считаю…

А.Нарышкин:

― ...он содомит, то бог с ним?

М.Шевченко:

― Это ваш термин – я его не употреблял сейчас.

А.Нарышкин:

― Ну, вы сказали «грех».

М.Шевченко:

― Ну, я сказал «грех», но я ж не сказал «содомит». Это вы произнесли слово «содомит».

А.Нарышкин:

― А, хорошо. Просто обычно это в связке идет.

М.Шевченко:

― Ну, это для вас обычно в связке.

А.Нарышкин:

― Хорошо.

М.Шевченко:

Я―то считаю, что вообще нет запретов. Можно какие угодно слова использовать. Просто напомню, что в эфире это вы первый произнесли это слово.

А.Нарышкин:

― Безусловно, да.

М.Шевченко:

― Да.

Так вот, я хочу сказать, что я полагаю, что человек, который своим моральным поведением идет наперекор, вопреки мнению народа не очень большого (миллион 300 тысяч), который полагает, что определенные этические нормы есть синоним того, чтобы быть чеченцем и быть мусульманином, эти люди должны уехать из Чеченской республики и не жить там внутри. Они могут поехать в Лондон, в Брюссель, в Амстердам, жить, как угодно, называть себя какой угодно национальностью (принадлежать), но они не являются частью того чеченского народа, который я знаю и который я люблю.

А.Нарышкин:

― По этой же логике если ты либерал, а вокруг тебя больше фанатов Владимира Путина, то тебе тоже не место в этом обществе.

М.Шевченко:

― Это совершенно разная логика.

А.Нарышкин:

― Давайте сейчас…

М.Шевченко:

― Это не моя логика – это вы сказали.

А.Нарышкин:

― Хорошо. Может быть, продолжим именно эту тему. Сделаем паузу небольшую. Программа «Особое мнение» в эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVi. Максим Шевченко, журналист в эфире, скоро вернемся.

А.Нарышкин:

― Максим Шевченко, журналист в программе «Особое мнение» в эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVi. Все-таки, про тему геев и Чечни. Вот, у нас с вами даже за пределами эфира возник спор.

М.Шевченко:

― Я хочу дояснить свою мысль, да.

А.Нарышкин:

― Да, пожалуйста.

М.Шевченко:

― Мысль до конца довести.

А.Нарышкин:

― Пожалуйста.

М.Шевченко:

― Итак. Я принадлежу к народу численностью как минимум в 110 миллионов человек. Это огромный русский народ, для которого если, там допустим, в русском народе будет миллион геев, ну, это не большой процент. Чеченский народ… То есть мы, русские… Ну, я так, как мы, русские, говорим «Есть геи в хорошем смысле и в плохом смысле». В моральном, этическом и, скажем так, физическом смысле.

А.Нарышкин:

― Да.

М.Шевченко:

― Поэтому, ну, для нас это является предметом шуток, анекдотов, там не знаю, гомофобии какой-то культурной там и так далее. В целом, для огромного народа это такая вещь, которая не влияет на его культурную составляющую. Даже в чем-то, как говорится, соотносит его с некоей античностью в чем-то.

Теперь возьмем народ численностью в миллион человек, каким является чеченский народ. Народ, который всегда в своей истории испытывал явления, которые я бы назвал похожими на геноцид. Истребление. Только одного Ермолова читаешь, там пошел в это чеченское село, в Гихи… Сжег Гихи, вырубил сады, чтоб им было неповадно. XVIII-й век.

А.Нарышкин:

― Причем здесь?..

М.Шевченко:

― Секунду.

А.Нарышкин:

― Подождите.

М.Шевченко:

― Секунду.

А.Нарышкин:

― Если чеченский народ страдал, это не значит, что там не может быть геев.

М.Шевченко:

― Секунду. Секунду. Милашина это опубликовала еще не в простую дату. Это годовщина смерти шейха Мансура, одного из лидеров восстания против Российской империи чеченского народа.

А.Нарышкин:

― Ну, давайте обвиним еще «Новую газету» в том, что это спланированная кампания.

М.Шевченко:

― Секунду. Я это проговорил Дмитрию Андреевичу Муратову в телефонном с ним разговоре. Я вообще считаю, что это серьезная ошибка, что это была спецоперация, подброс.

А.Нарышкин:

― Чья?

М.Шевченко:

― Теперь ни один мусульманин Кавказа не обратится в «Новую газету». Спасибо Елене Милашиной. «Новая газета» воспринималась раньше как защитник униженных и оскорбленных на Кавказе. Теперь она будет там защищать только ЛГБТ-активистов. Вот, всё, что делала Ира Гордиенко, все ее статьи про репрессии в Дагестане, про пытки, убийства, расправы, похищения, земельные вопросы, теперь закрыто. Для мусульман «Новая газета» закрыта, благодаря этой публикации. Поздравляю Дмитрия Муратова, Елену Милашину, Ирину Гордиенко и всех, кто, как им кажется, занимался правами человека на Кавказе. Это во-первых.

А.Нарышкин:

― Лгбт―активисты тоже требуют защиты, Максим.

М.Шевченко:

― Значит, если в чеченском народе есть активисты ЛГБТ, то они враги чеченского народа.

А.Нарышкин:

― Это разные вещи. Геи требуют защиты?

М.Шевченко:

― Это разные вещи, потому что геи… То есть человек…

А.Нарышкин:

― А геи? Геи имеют право на защиту?

М.Шевченко:

― Ну, если человек, вот…

А.Нарышкин:

― Если их задерживают.

М.Шевченко:

― Секундочку. Между активистом и геем есть разные… Это огромная разница. Живет себе человек, он гей, он испытывает разные желания, с которыми он…

А.Нарышкин:

― Вы подождите, Максим, вы статью Милашиной читали?

М.Шевченко:

― Можно я договорю? Да, читал.

А.Нарышкин:

― Милашина говорит, что задерживают гомосексуалистов и тех, кого даже подозревают. У них проблемы возникают.

М.Шевченко:

― Я считаю, что насилие противозаконное – это вещь неправильная. Но я пытаюсь вам объяснить, почему так себя ведут чеченцы.

А.Нарышкин:

― Пожалуйста.

М.Шевченко:

― Потому что для них эти люди, их действия, тем более если их сама Милашина называет «активистами» (это заголовок «Новой газеты»)...

А.Нарышкин:

― Да.

М.Шевченко:

― Активисты, то есть это политические деятели. Это деятели, которые…

А.Нарышкин:

― Которые борются за свои права.

М.Шевченко:

― Это политика, которая угрожает…

А.Нарышкин:

― Правозащитники, которые борются за права…

М.Шевченко:

― Вы дадите мне договорить?

А.Нарышкин:

― ...определенной группы, это…

М.Шевченко:

― Вы дадите мне договорить?

А.Нарышкин― ...тоже политики.

М.Шевченко:

― Чеченский народ – это не группа, а это народ. Народ – это не группа. В этом вот ошибка вас, либералов. Вы воспринимаете народы или религии…

А.Нарышкин:

― Я не либерал. Зачем вы меня записываете?

М.Шевченко:

― А тогда зачем вы повторяете эту либеральную чушь? Народ – это не группа. Народ – это субъект истории, который имеет особый язык, особую этику, особый менталитет, особую религию, особую историю, в конце концов, свою, оригинальную и уникальную. Как раз именно либералы пытаются представить различия между людьми, этнические различия, религиозные как не существенные. С точки зрения либералов все люди являются биологическими социальными животными.

А.Нарышкин:

― Вы… Слушайте, опять же, Максим, вы каких-то не тех либералов встречали и не тех геев.

М.Шевченко:

― Я читал классиков либерализма, поверьте, и знаю…

А.Нарышкин:

― Это не значит, что все либералы такие.

М.Шевченко:

― Да. Но можно я договорю, опять-таки?

А.Нарышкин:

― Пожалуйста!

М.Шевченко:

― Вот, в целом либеральная идеология – она описывает… Во-первых, она безбожная, потому что так называемая религиозная этика – она отметается (суровая). Если я, допустим, встречаю в интернете, там, геи-мусульмане сразу появились. В Медузе, по-моему, была публикация или где-то еще. Там что-то такое: «Геи-мусульмане». Сидят такие два таких создания утонченных и называют себя мусульманами. Это не мусульмане с точки зрения мусульман. Так же, как евреи-гомосексуалисты – это не иудеи с точки зрения евреев.

А.Нарышкин:

― Я понял. Мы возвращаемся к началу программы. Вы сказали, что геем родиться нельзя или это очень-очень редкий случай.

М.Шевченко:

― Это очень редкий случай. Во всем остальном это просто потакание собственным желаниям. Телесным.

А.Нарышкин:

― Хорошо. Время бежит, и еще вопрос. Если чеченцы узнают, что, например, сосед у них гей и убивают его, это нормальная история?

М.Шевченко:

― Нет, это не нормальная. Я считаю, что убивать человека плохо за его взгляды. Но я вам объясняю, почему такая реакция в чеченском народе.

А.Нарышкин:

― Если чеченцы сделают так, что жизнь этого гея будет невыносимой, это нормально?

М.Шевченко:

― Чеченцы воспринимают пропаганду гей-активизма… Да, это нормально. С точки зрения безопасности…

А.Нарышкин:

― Если выдавливают из общества. Мы живем в России…

М.Шевченко:

― Да, это нормально!

А.Нарышкин:

― ...у нас 2017-й год.

М.Шевченко:

― Да, это нормально! Потому что для чеченцев эти люди угрожают самой сути, природе, историческому бытию чеченского народа, за которую пролиты моря крови чеченским народом. Понимаете? Не для того умирал Кунта-Хаджи в ссылке, не для того Байсангур погибал, не для того умирают другие люди…

А.Нарышкин:

― Но если я вас буду… Максим, если я вас буду…

М.Шевченко:

― ...чтобы сегодня из чеченцев…

А.Нарышкин:

― ...выдавливать из студии, потому что у вас…

М.Шевченко:

― Пожалуйста. Это ваше…

А.Нарышкин:

― ...глаза голубые, а у меня карие, это нормально?

М.Шевченко:

― Совершенно… Это не одно и то же. Вы передергиваете. Мы с вами… Вы не можете понять небольшой народ. Миллионный народ – это небольшой народ. На Кавказе есть народы численностью 300 тысяч, 50 тысяч человек, 30 тысяч человек.

А.Нарышкин:

― Они должны играть по общим правилам…

М.Шевченко:

― Нет!

А.Нарышкин:

― ...которые установлены…

М.Шевченко:

― Не должны они играть по общим правилам!

А.Нарышкин:

― ...для Российской Федерации, для всей территории.

М.Шевченко:

― Российской Федерации или империи приходят и уходят, а народы остаются. В Коране сказано: «Мы сотворили вас племенами и народами, а не государи, не президенты и не премьеры создали народы». Всевышний Аллах с точки зрения мусульман создал народы.

А.Нарышкин:

― Хорошо.

М.Шевченко:

― Поэтому не временным этим политическим лидерам… Сегодня они либералы, завтра они консерваторы…

А.Нарышкин:

― Безусловно.

М.Шевченко:

― ...пытаться народы менять.

А.Нарышкин:

― Значит, Чечня у нас…

М.Шевченко:

― Народы сопротивлялись и будут сопротивляться.

А.Нарышкин:

― ...Чечня у нас отдельное государство.

М.Шевченко:

― Мы – союз народов.

А.Нарышкин:

― Мы, все-таки, союз?

М.Шевченко:

― На…

А.Нарышкин:

― У нас общее законодательство?

М.Шевченко:

― Мы – союз народов, а не общностей, которых вы называете «народами» и которых вы хотите унифицировать. Мы союз разных народов – чеченцев, русских, евреев, чукчей, украинцев, понимаете, там не знаю, разных! 192 народа живет в России, и это не ряженые, одетые в костюмы, а это люди, которых объединяет их собственное переживание трагической истории, язык, религия и, как бы, любовь к родному краю, к родным пепелищам. Поэтому есть в России народы, для которых пропаганда гей-активизма является угрозой их этническому, историческому бытию. Таким, на мой взгляд, является чеченский народ. Это моя позиция.

А.Нарышкин:

― Когда комментировали публикацию в «Новой газете», Совет, который собирался в Чечне, принял вот эту резолюцию по поводу…

М.Шевченко:

― Я не подписывал эту резолюцию…

А.Нарышкин:

― Нет, хорошо.

М.Шевченко:

― ...и не собирался подписывать.

А.Нарышкин:

― ...По поводу возмездия. Это не угроза?

М.Шевченко:

― Это совершенно не угроза, это нормальная форма речи. Как говорят, на тебя падет божья кара – это в русском языке нормальная форма речи. Это не значит, что кто-то вас придет и убьет. Бог тебе за это воздаст, — говорит вам женщина, с которой вы ссоритесь, допустим. Понимаете? Что, это не было никогда в вашей жизни? Много раз бывало.

А.Нарышкин:

― То есть вообще когда из Чечни раздаются такие оскорбления, какие-то угрозы…

М.Шевченко:

― Вообще… Слушайте, вообще…

А.Нарышкин:

― ...надо легче к этому относиться?

М.Шевченко:

― Мы не обсуждаем «вообще».

А.Нарышкин:

― Когда Касьянов появляется…

М.Шевченко:

― Мы не обсуждаем «вообще».

А.Нарышкин:

― ...в прицеле в Инстаграме у Кадырова, то надо проще относиться?

М.Шевченко:

― Ну, ничего страшного. В интернете полно видеороликов…

А.Нарышкин:

― Фотожаб, да.

М.Шевченко:

― ...где Кадыров появляется в прицеле, например, понимаете?

А.Нарышкин:

― Конечно, конечно.

М.Шевченко:

― В интернете меня оскорбляют, мне угрожают, поверьте… Вот, зайдите на сайт какой-нибудь там Девятого канала израильского…

А.Нарышкин:

― Спасибо. Спасибо.

М.Шевченко:

― ...Там cursorinfo.co.il – там меня призывают убить, расстрелять, мою, значит, жену призывают убить, понимаете, мою семью, моих детей. Там требуют, чтобы меня Моссад уничтожил. Я не кричу, что «Ах, спасите меня!» Потому что господь нас хранит всех, понимаете? Меня, например. Вот, у меня такое отношение к жизни: «Да подумаешь! Нормальная полемика в современном мире. Ничего страшного. Это война».

А.Нарышкин:

― Журналистам «Новой газеты» и журналистам «Эхо Москвы», в адрес которых…

М.Шевченко:

― Я считаю конкретно…

А.Нарышкин:

― ...тоже были угрозы.

М.Шевченко:

― ...заявление богословов Чечни угрозой не является.

А.Нарышкин:

― А, это не угроза?

М.Шевченко:

― Да. Это из мухи вы сделали слона. Это нормальная формула речи оскорбленных людей, которая не является угрозой жизни. Она выражает крайнее возмущение и крайнее чувство боли, которую испытывают эти люди после того, как им навязали эту постыдную и уничтожающую их народ тему для публичного обсуждения.

А.Нарышкин:

― Ну, и это не призыв ни в коем случае для?..

М.Шевченко:

― Нет, это не призыв ни в коем случае.

Вот, когда аятолла Хомейни сказал, что если Рушди оскорбляет Пророка, то он может быть приговорен к смерти, да, это была фактически санкция на убийство Салмана Рушди. Это можно обсуждать с точки зрения той войны, которую тогда вел иранский народ, является ли смерть Салмана Рушди в той ситуации какой-либо ценностью на фоне того, что миллионы иранцев были убиты в войне с Саддамом Хусейном, за спиной которого стоял Запад.

Но в данном случае чеченцы – это никакой не призыв к убийству, это просто боль и горечь оскорбленного чеченского народа.

А.Нарышкин:

― Журналист Максим Шевченко в эфире «Эха Москвы» и телеканала RTVi со своим особым мнением. Скоро вернемся. Оставайтесь с нами.

А.Нарышкин:

― Продолжается эфир «Эха Москвы» и телеканала RTVi. Максим Шевченко, журналист со своим особым мнением. Оставим публикации «Новой газеты», Чечню. Я вас понял – мы достаточно времени посвятили этой проблеме.

Международный суд ООН в рамках иска Украины против России…

М.Шевченко:

― Хочу только сказать про себя, еще раз, завершая эту тему. Я никогда не выстраиваю с человеком отношения, исходя из его сексуальной ориентации…

А.Нарышкин:

― Это правильно.

М.Шевченко:

― ...она меня просто не интересует. Но я не чеченец, я русский. Москвич…

А.Нарышкин:

― ...Хорошо.

М.Шевченко:

― Родившийся в центре Москвы, коренной москвич. У меня, понимаете, другое культурное восприятие мира. А я вам объясняю, как видят мир чеченцы или даргинцы, или аварцы, или пуштуны, допустим. А вы полагаете, что люди одинаковы. А я вам говорю, люди разные. А вы считаете, что все одинаково переживают психические или культурные какие-то там фрустрации. А это не так.

<…>

А.Нарышкин:

― А, «в свободной стране». Вы только что говорили про чеченцев и про геев, которых надо…

М.Шевченко:

― Я не чеченец. Я не чеченец.

А.Нарышкин:

― А…

М.Шевченко:

― Я русский.

А.Нарышкин:

― Там отдельно?

М.Шевченко:

― Да, там отдельно, там другая культура.

А.Нарышкин:

― Там, как бы, не Россия.

М.Шевченко:

― Там…

А.Нарышкин:

― Ну, что? Ну, Максим, ну, я пытаюсь понять логику вашу.

М.Шевченко:

― Государства для меня имеют относительное значение. Народы важнее государства. А религия важнее народов.

А.Нарышкин:

― Хорошо.

М.Шевченко:

― Это мое отношение к миру.

<…>

А.Нарышкин:

― Хорошо. Максим Шевченко, журналист в программе «Особое мнение». Спасибо и счастливо.

Источник:
4601
4 комментария
1
Павлина
21.04.2017 22:08
Вопрос Нарышкину, — Зачем приглашать человека на беседу, если вам не интересна его точка зрения?
Высказываю свою точку зрения на этот материал. Как по другому относиться к содомистам? Будь моя воля. я бы не то что защищать, а наоборот, сделала все возможное чтобы уничтожить их с лица земли. Как можно называть их людьми, это оскорбление для других ЧЕЛОВЕКОВ! Я не смотрю артистов, про которых говорят, что они козлы! Быть «козлом», считалось оскорблением, но скорее для козла. И я согласна с М.Шевченко, что они рождаются таковыми, а их делают такими, уже ставшие уродами ублюдки! Знаю человека, который покончил с жизнью после того, как его споили и надругались. И те, кто с ним такое сотворили, хотели всего лишь иметь его не только так, но и в друзьях, видите ли! А вы говорите, свобода выбора и защиту для этих уродов.
2
Гухо
22.04.2017 09:35
Бедное животное(козел), за что ему такие оскорбления? Он ведь помощник для пастуха, умница-чистоплотный не чета баранам, в грязь не ляжет из грязной посуды не поест. Уважаемая Павлина не козлы они, а пидоры-их «лечить» надо уголовным кодексом.А Максима уважаю за его честную позицию, таких людей надо в правительство!
3
Павлина
21.04.2017 22:13
Они НЕ рождаются таковыми, а их делают таковыми! Ошибка в предыдущем комментарии.
4
Комментарий удален
Введите код
Защита от спама
Загрузка...