Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Языки Кавказа обречены в современном мире

Университет Монреаля
Языки Кавказа обречены в современном мире

Северный Кавказ относится к регионам с высокой степенью угрозы исчезновения языков. Прежде всего из-за большого языкового многообразия. И из-за малочисленности народов, на этих языках говорящих.

В сети гуляет информация, что после проведения специализированного исследования северокавказских языков эксперты ЮНЕСКО признали вымирающими адыгейский язык, кабардино-черкесский, карачаево-балкарский, ингушский, чеченский, абхазский, осетинский и ещё ряд языков, носители которых проживают на Кавказе.

То есть, практически все. В одном только Дагестане жители говорят более чем на 50 местных коренных языках. Причем эти языки абсолютно не развиваются – они как сформировались в период средневековья, так на этом уровне и остаются.

То есть на этих языках не развивается наука, не осваиваются новые технологии, не осмысляются современные политические, финансовые и социальные процессы, на них практически не ведется государственное делопроизводство.

Одними только попытками преподавать родные языки в школах до определенного класса, делу не поможешь. Для того, чтобы языки выжили в современном мире – они должны стать конкурентоспособными в современном информационном обществе высоких технологий и больших скоростей социальных изменений.

Примерно через столетие такого же интенсивного развития современного мира о языках Северного Кавказа можно будет забыть. Они могут сохраниться высоко в горных селах. Но основной массив населения кавказских республик будет говорить на русском.

Часть населения Северного Кавказа, конечно, может в силу места жительства полностью перейти на английский, турецкий или арабский языки. Причем интересно проследить этапы, которые проходит язык перед своим исчезновением.

Между статусами «живой» и «вымерший» язык проходит ещё четыре этапа. Сначала он становится «Уязвимым», то есть на языке говорят только дома. Такими языками, к примеру, являются адыгейский или лакский.

Затем языку присваивается статус «Есть угроза исчезновения» – это в случае, если язык не изучается. К примеру, абазинский или бежтинский. Следующий этап – «Серьёзная угроза»: на языке говорит только старшее поколение. Как в случае с чукотским или нанайским языками.

Предпоследняя стадия – «На грани исчезновения»: единственные оставшиеся носители языка – старики, да и те используют язык частично и редко. К примеры, саамский язык.

Процесс исчезновения языков происходил во все времена. Однако сейчас ученые отмечают, что темпы вымирания ускорились. Это во многом объясняется процессом глобализации и вытеснения отдельных языков другими, более сильными.

 «Ситуация становится драматической для языка в тот момент, когда подрастающее поколение больше не осваивает его как родной, – пишет в своих научных трудах исследователь экзотических языков Кристиан Леман. – Тогда этот язык обречен умереть вместе с последним поколением говорящих на нем людей».

Каждый месяц в мире становится на два языка меньше. Но дело тут даже не в исчезновении племён или вымирании редких этносов – важнее устойчивость языковой традиции в конкретном обществе или регионе.

Есть, конечно, и обратные процессы. Когда языки оживают после многих веков забвения. Пример такого «воскрешения из мёртвых» – иврит. Государственный язык Израиля, он считался усопшим 18 столетий.

Или процессы решительного реформирования застывших в своем развитии языков под нужды современного общества. Яркий пример – реформа турецкого языка, проведенная Ататюрком. Однако, примеры иврита и турецкого связаны с политической волей государства.

Языкам Северного Кавказа наличием твердой и долгосрочной политической воли государства, могущего если нужно и продавить непопулярные в народе языковые реформы, хвастаться не приходится…

5180
1 комментарий
1
заур
16.02.2016 17:26
Ну и ладно.
Введите код
Защита от спама
Загрузка...