Понедельник, 16 января 2017
Сделать стартовой


"Имарат Кавказ", салафиты и суфии в парламенте Дагестана, как кошмар для руководства России

Власть и эксперты о желании представителей Духовного управления республики пройти в депутаты
Надыр Хачилаев, Аббас Кебедов и Магомедрасул Саадуев. Коллаж: On Kavkaz
Надыр Хачилаев, Аббас Кебедов и Магомедрасул Саадуев. Коллаж: On Kavkaz

Решение сторонников Духовного управления мусульман Дагестана организоваться для выдвижения в депутаты Народного собрания республики вот уже более месяца является одной из самых обсуждаемых тем в экспертном поле Дагестана.

При этом, для федерального руководства России сценарий, при котором может произойти стремительная политизация мусульманского сообщества Дагестана или Северного Кавказа, будь то салафитской или суфийской его части, не приемлем.

Духовная оппозиция

Напомним, что, согласно дагестанским СМИ, представители республиканского муфтията готовятся баллотироваться в Народное собрание под брендом федеральной партии «Народ против коррупции». А партийный список может возглавить первый заместитель муфтия Дагестана Магомедрасул Саадуев.

При этом, по оценкам газеты «Версия», партия «Народ против коррупции», с представителями муфтията во главе списка имеет потенциал объединить оппозиционно настроенные к власти политические силы Дагестана. Возможность чего, на взгляд журналистов, показала сентябрьская победа оппозиционной «Партии ветеранов» в Буйнакске.

На этом фоне, как сообщает «Кавказский узел», участники пресс-клуба "Игры журналистов", первое заседание которого состоялось в Махачкале 7 мая, темой своего обсуждения выбрали тему "Решение духовенства участвовать в политике".

Они подтвердили версию относительно того, что религиозные деятели решили попасть во власть на фоне недоверия жителей Дагестана к руководству республики, а плацдармом для духовенства в преддверии выборов в парламент республики становится партия "Народ против коррупции" (НПК).

Корреспондент издания "Новое дело" Рамазан Раджабов в ходе дискуссии отметил: "Уверен, что представители муфтията хотели бы войти во власть. Они амбициозны, организованны, преданы своему лидеру", - оценив возможности данного блока в получение 10-15 мандатов в Народном собрании.

"Допускаю также такой сценарий, при котором «Народ против коррупции» снимется с выборов под давлением власти. Если НПК допустят к выборам, на местах можно ожидать жесткое противостояние между представителями духовенства и официальной властью", - сказал Раджабов «Кавказскому узлу».

Журналист аварской газеты "Миллат" Алиса Алдашева отметила: "Сегодня народ устал ждать чуда от власти и может повернуться в сторону духовенства. НПК может стать плацдармом, благодаря которому духовенство может прийти к власти".

По ее мнению, которое приводит издание, на сегодняшний день "общество готово поверить НПК". "Духовенство, которое имеет огромное влияние на общественность республики, возрастающее с каждым днем, имеет реальную возможность получить шанс для реализации во власти".

Страхи Кремля

На этом фоне стоит вспомнить, какими страхами жили федеральные чиновники, отвечающие за Северный Кавказ на уровне Администрации президента России и Аппарата полпреда в СКФО еще 4-5 лет назад, когда в Дагестане был инициирован диалог между салафитской общиной и ДУМ республики.

Тогда Кремль был напуган чиновничьими и силовыми докладами из Дагестана о том, что на волне примирения двух конфликтующих мусульманских общин  республики легализовавшиеся салафиты могут решить организованно пойти во власть.

В самых кошмарных прогнозах данные доклады рисовали сценарии того, как лидеры запрещенной в России организации «Имарат Кавказ» будут проводить своих людей в депутаты и чиновники республиканского уровня.

В принципе за доказательствами возможности такого сценария далеко ходить Москве не надо было. Поскольку впоследствии выяснилось, что в рядах дагестанского МВД, других министерств, как и в Народном собрании, оказались лица, сочувствовавшие или напрямую поддерживавшие боевиков.

Однако, все они попадали во власть, если можно так выразиться, «поодиночке», но никак не широким партийным списком. А сегодняшняя попытка сторонников ДУМ Дагестана выставиться на выборах в Народное собрание отличается именно масштабностью и фронтальностью.

Исламская партия СССР и Надыр Хачилаев в Думе

В данной ситуации эксперты напоминают о более ранних попытках мусульман России организованно пойти в политику. Самая первая из которых была предпринята еще в Советском Союзе, когда после отмены монополии КПСС была создана Исламская партия возрождения.

Исламская партия возрождения была и первой политической организацией мусульман СССР, созданной в 1990 году, и первой политической партией СССР, созданной после отмены партийной монополии коммунистов.

Ахмад-кади Ахтаев. Фото: ИсламРФ

Учредительный съезд партии прошел в Астрахани, собрав около 250 делегатов и 100 гостей. Лидером был избран дагестанский врач и богослов Ахмад-кади Ахтаев, которого впоследствии эксперты и власти запишут в «умеренные салафиты».

На момент создания в Исламской партии возрождения ней насчитывалось около 10 тысяч членов из всех республик тогдашнего СССР, среди которых значились Гейдар Джемаль, Мухаммад Карачай и Аббас Кебедов. В связи с распадом СССР, общесоюзная партия распалась на отдельные республиканские структуры партии, дольше всего из которых просуществовало таджикское отделение.

Также, в 1990 году в Махачкале возникла Исламско-демократическая партия Дагестана. В число ее учредителей вошли будущий муфтий Сеидахмед Дарбишгаджиев, врач Абдурашид Саидов и этнолог Суракат Асиятилов. Асиятилов впоследствии представлял эту партию в Народном собрании РД.

Уникальным случаем в пост-советской политической истории мусульман нашей страны стоит назвать общественно-политическое движение «Союз мусульман России», созданное в 1995 году. Инициатором создания движения выступил член ЛДПР, татарин Ахмет Халитов.

Надыр Хачилаев на трибуне Госдумы. Фото: РБК

На довыборах в Дагестане в 1996 году от «Союза мусульман России» по Буйнакскому одномандатному округу в Госдуму депутатом прошел один из лидеров лакского движения Надыр Хачилаев. Это был первый случай в истории современной России, когда в парламенте оказался депутат от лица мусульман и политического мусульманского движения.

Исламская партия России и партия ДУМД

Второй громкой попыткой мусульман Дагестана пойти во власть, было создание в 2001 году "Исламской партии России" во главе с руководителем банка «Месед» Магомедом Раджабовым. Для придания партии общероссийского уровня было создано 63 региональных отделения партии по всей стране. В состав партии, как утверждалось, входило полтора миллиона человека. Что, на наш взгляд, было весьма далеко от истины.

Фрагмент списка федеральных партий России, участвовавших в выборах в Госдуму в 2003 году

Напомним, что "Исламская партия России" даже пыталась принять участие в выборах в Госдуму. Правда ей для этого пришлось сменить название на «Истинные патриоты России», поскольку в стране уже вступил в силу закон о запрете на создание партий с национальным или конфессиональным уклоном.

При этом, ИПР позиционировала себя, как партия, ориентирующаяся на Духовное управление мусульман Дагестана. Но одновременно с этим сам лидер партии Магомед Раджабов находился в остром конфликте с муфтием республики Ахмадом Абдулаевым из-за расхождения взглядов на деятельность партии.

Что касается партии «Народ против коррупции», на которую делают ставку в муфтияте Дагестана, она является официально зарегистрированной партией без конфессионального уклона. Но при этом она неизвестна широкому избирателю партией и входит в пул, так называемых, непарламентских партий России, не имеющих представительства в Госдуме.

Скриншот страницы сайта партии 'Народ против коррупции'

Один из ее официальных слоганов постоянно озвучивает ее лидер Григорий Анисимов: "Страна должна знать своих коррупционеров в лицо!". При этом партия, не имея пока представительства в Думе, все же ведет широкий антикоррупционный мониторинг в регионах России.

Вызов для Абдулатипова

Если сторонники дагестанского муфтията все же решатся пойти на выборы, да еще и во с Магомедрасулом Саадуевым во главе, это станет серьезным вызовом Рамазану Абдулатипову, который уже успел высказать свое неудовольствие по поводу неожиданной политической активизации ДУМ Дагестана.

Как отмечают дагестанские эксперты, всей этой истории предшествовало резкое ухудшение отношений между главой Дагестана и муфтием республики. А на волне политической мобилизации НПК Абдулатипов уже публично пытался осадить Магомедрасула Саадуева и отговорить его от похода в политику.

Так, Абдулатипов еще в апреле недвусмысленно дал понять – духовенство должно заниматься своими делами, а светская власть – своими. По мнению Абдулатипова, вере не место в политике. Имамы и политики могут сотрудничать, но не должны вмешиваться в дела друг друга ни в коем случае.

«Если религиозными вопросами я начну заниматься, это будет выглядеть комично для шейха Магомедрасула (Саадуева – On Kavkaz). А когда он займется политикой, не очень убедительным это уже покажется мне. Каждый должен выполнять свое дело. Следует соблюдать паритет», - заявил тогда Абдулатипов.

Тот факт, что эскалация конфликта между светской и духовной властями Дагестана в политическом поле республики будет предельно нервозно воспринята в Кремле, очевиден уже сейчас. Поскольку Москва, как мы уже писали ранее, заинтересована в использовании потенциала муфтията в борьбе с радикализацией молодежи по чеченскому сценарию, но никак не в политическом кризисе власти в республике.

17014
2 комментария
1
Комментарий удален
2
Комментарий удален
Введите код
Защита от спама
Загрузка...