Суббота, 3 декабря 2016
Сделать стартовой


Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

В Дагестане продолжается конкуренция ключевых аварских и даргинских кланов
Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

Клановая система в Дагестане стала одним из самых узнаваемых брендов республики в постсоветские годы. За противоборством и конкуренцией местных кланов завороженно следит весь Северный Кавказ.

Одним из самых занимательных сюжетов последнего года в клановой борьбе республики является конкуренция крупнейших аварских и даргинских кланов, как наиболее влиятельных политических группировок Дагестана.

Восход мекегинцев

Напомним, что с отходом от власти главы Дагестана Магомедали Магомедова и арестом главы Махачкалы Саида Амирова в республике рухнули позиции двух самых влиятельных даргинских кланов – левашинского и джангамахинского, которые эти политики и возглавляли.

Однако с приходом к власти аварца Рамазана Абдулатипова в Дагестане начал стремительно наращивать влияние новый даргинский клан – мекегинский – во главе которого стоит премьер-министр республики Абдусамад Гамидов.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

Название этого клана происходит от селения Мекеги, откуда родом братья Гамидовы. Старший брат – Гамид Гамидов был министром финансов Дагестана до 1996 года, когда трагически погиб от взрыва в клановой борьбе за власть в республике.

После него лидером клана стал его брат Абдусамад Гамидов, который наследовал за погибшим братом кресло министра финансов. А с приходом к власти Рамазана Абдулатипова был назначен премьер-министром Дагестана.

Представителем мекегинского клана является и недавно отстраненный от управления Махачкалой Магомед Сулейманов, приходящийся по материнской линии двоюродным братом премьер-министру республики Абдусамаду Гамидову.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

При этом, несмотря на отстранение Магомеда Сулейманова, Абдусамад Гамидов все же сумел пролоббировать в кресло ио главы Махачкалы другого человека из своей команды - бывшего министра ЖКХ Мусу Мусаева.

Огромную роль в стремительном возвышении мекегинского клана сыграло конечно, отстранение от власти лидеров конкурирующих с ним кланами – левашинского и джангамахинского.

В значительной степени укреплению мекегинского клана послужило и то, что «направленному из Москвы, но долго отсутствующему в республике аварцу Рамазану Абдулатипову было важно заручиться поддержкой влиятельного клана. И им оказались мекегинцы», - пишет «Совершенно секретно».

Чародинцы вступают в игру

Но при этом, по данным газеты с приходом к власти Абдулатипова в республиканских органах власти укрепились позиции и нескольких аварских кланов. В первую очередь, из числа выходцев из высокогорных Тляратинского и соседнего с ним Чародинского районов.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

Об усилении позиций тляратинцев во власти Дагестана мы уже писали ранее. Что касается выходцев из Чародинского района, то даже внутри аварского этнополитического поля «они всегда позиционировали себя как отдельный субэтнос и отличались сплоченностью в борьбе за власть», - пишет аналитик Муса Мусаев.

Одним из самых влиятельных и приближенных к главе Дагестана чародинцев в системе республиканской власти является зять Рамазана Абдулатипова Магомед Мусаев, который возглавляет Стратегический совет при главе Дагестана.

В московский период карьеры Рамазана Абдулатипова Магомед Мусаев возглавлял гордость Москвы и всей России - столичную ВДНХ, называвшуюся в тот период ВВЦ - Всероссийский выставочный центр.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

Напомним, что Магомед Мусаев некоторое время назад оказался в центре коррупционного скандала. Суть скандала состояла в том, что власти Дагестана потратили почти 180 млн рублей, якобы на школьное питание, увеличив стоимость ежедневного рациона каждого из 760 учеников со 133 рублей до… 9 тысяч, - пишет газета «Версия».

Со слов аналитика Мусы Мусаева, еще один влиятельный уроженец Чародинского района -  Шахабас Шахов, давний соратник Абдулатипова. Сначала был назначен главой его администрации, потом министром образования. Это самое денежное министерство в Дагестане, - пишет аналитик.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

Также, чародинцем во власти является и  Шахрудин Шахов - родной брат министра Шахабаса Шахова, возглавляющий учрежденный этим же министерством Дагестанский институт развития образования республики.

Контроль за финансами Керимова и всего Дагестана

Выходцем из Чародинского района является и депутат Государственной Думы Магомед Гаджиев, соратник Сулеймана Керимова. Причем, как утверждают аналитики, Магомед Гаджиев, фактически, контролирует доступ сторонних фигур, особенно дагестанских, к "телу" Сулеймана Керимова.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

В значительной степени, Гаджиев влияет и на ключевые решения, которые принимает олигарх Керимов. К примеру, наши источники утверждают, что именно под влиянием выходца из религиозного Чародинского района Магомеда Гаджиева выходец из более светского Южного Дагестана Сулейман Керимов начал направлять большие средства на поддержку проектов Духовного управления мусульман Дагестана.

Брат Магомеда Ахмед Гаджиев, также не без протекции Сулеймана Керимова возглавил один из самых прибыльных активов Дагестана - он руководит Махачкалинским морским портом, сменив на этом посту в 2010 году Абусупьяна Хархарова.

Значительному усилению чародинцев во власти послужило и фактическое назначение главой самого северного в Дагестане города Южно-Сухокумска Эсенбулата Магомедова. При том, что Магомедов является выходцем из "лихих 90-х" и у московских силовиков к нему был большой список вопросов.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

Кроме того, чародинцы вырвали недавно у мекегинцев самое ключевое и вожделенное кресло в клановой борьбе – кресло министра финансов республики. Речь идет о недавней отставке министра финансов Дагестана Али Исламова, который является человеком главы мекегинского клана – Абдусамада Гамидова.

«С 2009 года, когда Гамидов занимал пост министра финансов, он работал его первым замом. Отставка Исламова наносит ощутимый удар по влиянию Гамидова», - сообщал источник «Кавказского узла».

Кресло министра финансов после человека мекегинского клана занял представитель чародинского клана Билал Джахбаров, занимавший ранее должность руководителя Счетной палаты республики.

Чародинцы бьют мекегинцев в клановой борьбе

Отметим, что мекегинцы держали в своих руках министерство финансов почти два десятка лет. Сначала его возглавлял старший брат Абдусамада Гамидова - Гамид Гамидов, затем сам Абдусамад Гамидов, а затем его человек - Али Исламов.

Дагестанский юрист Расул Кадиев пишет, что стремительное возвышение мекегинского клана Абдусамада Гамидова «могло вызвать ревность» у Рамазана Абдулатипова. Оттого в республике начало обсуждаться, что возможно и сам Гамидов скоро будет смещен со своего поста премьер-министра Дагестана.

Кроме того, со слов Кадиева, «мекегинский клан стал мишенью для работы по «отжиманию» денежных средств»: «Как утверждают представители местных правоохранительных органов, с финансами у этого клана все более чем хорошо».

9264
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...