Пятница, 9 декабря 2016
Сделать стартовой


Адыги семьями бежали в ИГ

Власти, имамы и общественники Адыгеи ищут причины радикализации молодежи
Адыги семьями бежали в ИГ

Скандал с массовой вербовкой целых семей в ИГ разгорелся на днях в самой спокойной республике Кавказа – Адыгее. Причем во всех случаях местные жители обвиняют имама города Адыгейск Юсуфа Шеуджена. Однако власти и муфтият указывают, что имам тут не при чем, а виной всему более глубокие причины.

Гром среди ясной Адыгеи

Все началось с того, что житель города Адыгейска Юрий Нехай обратился в Общественную палату Росси с просьбой помочь в поисках его пропавшего сына. Почему именно в Общественную палату, неясно.

Но интересно то, что Нехай был убежден, что его сын вместе с женой и годовалой дочерью сбежал в Турцию, чтобы примкнуть затем к боевикам ИГ, которое в России считается запрещенной организацией.

В бегстве своего сына с семьей отец обвиняет имама местной мечети, который, якобы, проповедовал «неправильный ислам» и призывал прихожан уехать из России.  При этом, жители республики сообщают, что за последние полгода из город в ИГ сбежали пять семей.

Адыги семьями бежали в ИГ

В своем обращении Нехай рассказал, что его 24-летний сын Мурат регулярно посещал мечеть с 2008 года и даже совершил хадж в Саудовскую Аравию. По словам отца, поначалу Мурат был уважителен к старшим, и «религия, которую он исповедовал, шла ему лишь на пользу».

Однако, с его слов, в 2012 году имамом в мечети Адыгейска назначили выпускника Карачаево-Черкесского исламского института Юсуфа Шеуджена. И именно под его влиянием, якобы, Мурат сильно изменился.

«Со временем он полностью перестал общаться с родственниками и друзьями, — приводит содержание письма Lenta.ru. — Круг знакомых Мурата был строго ограничен. Это были такие же люди, как он, которые под влиянием имама Шеуджена Юсуфа стали вести себя так же. Нас сильно беспокоило то, что Мурат по отношению к нам полностью поменялся, перестал называть мать мамой».

Семейное бегство

Однако дело вскоре начало приобретать нешуточный оборот. В январе 2015 года одна из тех семей, что общались с Муратом и посещали ту же мечеть, как сообщают журналисты Lenta.ru, неожиданно уехала за границу. Вскоре Адыгейск покинули еще три семьи.

Мурат с женой и дочкой уехал 4 июля. Родителям он сказал, что отправляется с семьей отдыхать в Сочи на три дня. Когда молодые люди перестали выходить на связь, их родственники забили тревогу и обратились в управление ФСБ России по Республике Адыгея.

Адыги семьями бежали в ИГ

Мать Марианны Нехай, местная жительница Сыримхам Сханук рассказала, что поддерживала с дочерью постоянный контакт и не заметила никаких изменений в ее поведении до момента ее исчезновения.

«Один раз они позвонили и сказали, что уехали на учебу в Египет и у них все хорошо. После этого телефон выключен», — говорит Сханук. Но не спешит обвинять в произошедшем имама Шеуджена. По ее словам, в настоящий момент гораздо важнее заниматься поисками, чем пытаться кого-то наказать.

«Мы подключили и полицию, и Интерпол, и они пробили, что сын полетел в Турцию, его видели в турецком аэропорту, — рассказала газете «Известия» мать Мурата Майя. — Он нам никогда не врал, поэтому мы поверили, когда он говорил про Сочи».

Вскоре родители получили сообщение от Мурата о том, что у него и его семьи все в порядке. Дальнейшие вопросы о своем местонахождении молодой человек игнорировал и просил мать не поднимать шума.

Имам, тренировавший православных

За несколько месяцев до инцидента имам Шеуджен был отстранен от должности и уехал в Турцию. Однако в адыгейском правительстве утверждают, что отстранен он был не из-за радикальных проповедей.

Просто у имама были «несущественные разногласия с духовным управлением мусульман», заверял журналистов глава комитета по делам СМИ и национальностей республики Аскер Шхалахов.

В принципе, чиновника понять можно. Поскольку зачастую на желание тех или иных прихожан уехать влияет отнюдь не имам, а контингент молящихся в мечети. Более того, последние полгода имам служил в молельном доме в поселке Тлюстенхабль и активно звал туда молодежь.

Адыги семьями бежали в ИГ 

«Практически в каждом Адыгейском ауле есть мечеть. Только в Тлюстенхабле был молельный дом, но Шеуджен работал там с разрешения властей. Никаких подпольных организаций тут нет. Это не секта какая-нибудь», — подчеркнул Шхалахов.

Также, по словам чиновника, имам активно занимался спортом и даже открыл секцию борьбы. Причем тренировал не только мусульман. «Я сам спрашивал у него, как это он имам и тренирует православных.

А он отвечал, что нормально относится к представителям других религий. Отметим, что для мусульманского лидера такое уделение внимания иноверцам, как раз таки говорит о нерадикальности его позиций.

Никто не может упрекнуть его в том, что за время своей службы он призывал к каким-то экстремистским действиям. Но, конечно, мы не знаем, что он говорил за стенами мечети», — отметил Шхалахов.

Вина родителей

При этом вполне ожидаемо большую часть ответственности адыгейский чиновник возлагает на родителей Мурата, которые, с его слов, не уделяли должного внимания своему сыну.

«С родителями он не жил, что для кавказской семьи абсурдно, — рассуждает Шхалахов. — Когда единственный сын уходит из семьи отца, отращивает бороду, ведет себя по-другому, уже стоит задуматься, чем он там занимается. Но они же не подняли тревогу тогда. А теперь обвиняют власти, ФСБ и имама».

Хотя утверждать для современного Кавказа, что отращенная сыном борода – это повод для тревоги, тоже несколько абсурдно. Тем более, что до недавнего времени Адыгея, как самый спокойный регион Кавказа, не давала повода для беспокойства.

Адыги семьями бежали в ИГ 

Ситуацию в Адыгейске, на самом деле, чересчур раздули, - поделился своим мнением с журналистами по поводу случившегося заместитель муфтия Адыгеи и Краснодарского края Ибрагим Шхалахов.

Главная ответственность, с его слов, также лежит все-таки на родителях и тех близких людях, которые окружали ребят. «Надо было сразу обращаться в наше духовное управление. Оно ведь проводит просветительскую работу», - поясняет он.

Кроме того, местные жители в разговоре с нами отмечают и такую замалчиваемую властями проблему, как нежелание российских властей протянуть руку помощи адыгам, проживающим в Сирии со времен завершения Кавказской войны и гибнущим сейчас в результате конфликта. 

Слово муфтия

Муфтий Адыгеи и Краснодарского края Аскарбий Карданов, усилиями которого в республике и сохранялось спокойствие, уверен, что ни в одной мечети ни в Адыгее, ни в Краснодарском крае имамы не призывают уезжать в ИГ.

«Никто из прихожан не жаловался на Юсуфа Шеуджена, что он советовал ехать в ИГ или обвинял Российскую Федерацию, дескать, такая-сякая, здесь не дают исповедовать ислам — такого не было. Мы призываем только к толерантности, к единению. Мы несем ответственность перед Аллахом, и не призываем к насилию», — уверяет муфтий.

Карданов также винит во всем родителей. «Если в семье Нехай были какие-то внутренние проблемы с сыном, это не означает, что виноват имам, — говорит он. — Их сын не жил с родителями год. Надо было в течение этого года ходить к сыну, внимание ему уделять. Нужно следить за своими детьми, куда они ходят».

Адыги семьями бежали в ИГ 

Массового бегства жителей Адыгеи в ИГ Карданов не замечает. И отмечает невозможность ни для духовных лиц, ни для властей поставить заслон тем людям, кто решает выехать в Турцию, откуда многие и попадали раньше в ИГ.

«За летнее время много ребят уехало в разные страны отдыхать на море на неделю, на две, но мы не можем сказать, что они уехали насовсем. Мы сыну Нехая не давали никакого направления на учебу или ходатайства, чтобы он куда-то выехал.

 Может, он поехал отдыхать на море и там остался, это же не значит, что он в ИГ. Если гражданин Российской Федерации поехал в Турцию — мы не несем за него ответственности, если ему там нравится жить. Тот, кто не находит себя в той местности, где живет, находит для себя другую комфортную среду», — рассуждает муфтий.

Разруха и недостаток знаний создают уязвимость

В то же время руководитель общественно-политического движения «Адыгэ Хасэ — Черкесский парламент» Адам Богус полагает, что молодых людей, не подготовленных к психологическому воздействию, в республике профессионально обрабатывают представители различных движений и сект.

«Адыгейск — небольшой город, никакой работы, бизнеса там нет. Для молодежи нет никакой альтернативы. Им нужны ценности, и когда государство и общество ничего не предлагают, приходит организованная сила», — говорит он.

Богус отмечает, что в Адыгее никогда не было исламского радикализма, но ситуация обострилась в конце мая, после того, как вся страна узнала историю московской студентки Варвары Карауловой.

Напомним, что Варвара, как утверждается, увлеклась радикальными идеями и пыталась сбежать в Сирию. По его данным, за это время республику покинули около 20 человек, и связь с ними в данный момент отсутствует.

«Адыгея маленькая, все друг друга знают. Я знаю, что один из них отправил СМС своему товарищу "Не ищите меня", — припомнил глава "Адыгэ Хасэ". — В Адыгейске уже были тревожные симптомы. Родители говорили, что молодежь собирается, сидят целыми днями, иногда допоздна, беседы ведут».

С Богусом соглашается Аскер Шхалахов. По его словам, ислам в Адыгее всегда был очень умеренный, и вообще в республике он распространился гораздо позже, чем в других северокавказских районах.

«В советское время тут не осталось ни одной мечети. Их строили уже после распада СССР, и имамы были не слишком хорошо образованы. Некоторые ездили в страны Ближнего Востока учиться, но таких было немного.

И, возможно, от недостатка образования где-то начитались в интернете, увлеклись и ушли в другую сторону», — подчеркнул чиновник регионального правительства, вновь отмечая самую главную причину радикализации – недостаток глубоких знаний о религии.

5835
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...