Вторник, 21 февраля 2017
Сделать стартовой


"Еще лет десять родных не увидишь!" Дагестанцу в Мордовии за 3 дня до свободы дали еще 8 лет колонии

Родители заключенного полностью опровергают следственную версию, представленную в СМИ
Фархад Шабанов. Коллаж: On Kavkaz
Фархад Шабанов. Коллаж: On Kavkaz

На днях в столице Мордовии Саранске военный окружной суд рассматривал необычное дело. Заключенному мордовской колонии Фархаду Шабанову, которому оставалось 3 дня до свободы, вновь дали на 8 лет заключения.

Версия о вербовке через принятие ислама

Как следует из материалов следствия, уроженец Дагестана Фархад Шабанов пытался прямо в камере завербовать другого заключенного, москвича Станислава Лебедева, в Сирию — в качестве боевика. Как сообщают официальные СМИ, его «замысел был предотвращен сотрудниками УФСБ по Мордовии».

Якобы, заключенный Лебедев, которого, как утверждается, Шабанов пытался завербовать на войну в Сирию, одумался и публично покаялся, разместив об этом пост в социальной сети с помощью мобильного телефона. Однако силовиков заинтересовал не вопрос о том, каким образом заключенному позволили пользоваться в камере телефоном.

А вопрос о том, как вновь отдать под суд Фархада Шабанова, который должен был скоро выйти на свободу. Силовики оперативно отреагировали на пост Лебедева с покаянием в социальной сети и тут же возбудили по данному факту против Шабанова новое уголовное дело.

Военный окружной суд дагестанцу, которому до конца до освобождения оставалось 3 дня, назначил невероятно жесткое наказание: 8 лет и 4 дня колонии строгого режима. Кроме того, осужденный приговорен к штрафу в 20 тысяч рублей. Как сообщается, раскаявшийся Лебедев проходил по делу свидетелем.

Что касается того, за что Фархад Шабанов отбывал свой первый срок в мордовской колонии, то Кировский райсуд Махачкалы вынес приговор Фархаду Шабанову в ноябре 2013 года за «участие в незаконном вооруженном формировании» и «приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов».

Фархад Шабанов

Как в свое время сообщали дагестанские СМИ, Шабанова задержали в Махачкале в результате очередной спецоперации. Вооруженные люди в масках взяли Фархада вместе с другими подозреваемыми в доме по улице Виноградной, изъяв у него пистолет Макарова.

А что касается подробностей того, как Фархад буквально накануне своего освобождения вербовал сокамерника на войну в Сирию, то СМИ сообщают, что под влиянием Фархада Шабанова Станислав Лебедев принял в заключении ислам и даже сменил имя со Станислава на Абдурахмана.

Как пояснил на суде Лебедев, который проходил по уголовному делу как свидетель, он познакомился с Шабановым в мордовской ИК-18, а именно тогда, когда его в июле 2014 года за многочисленные нарушения перевели в отряд СУС, где уже находились Шабанов и ряд других заключенных-мусульман.

Не имея никакого отношения к религии ислам, тем не менее, он стал преимущественную часть времени быть ближе к его проповедникам. Ему импонировало, что мусульмане помогают друг другу и стараются держаться вместе. Чаще других он общался с Шабановым. Их разговоры при этом, в основном, касались ислама.

Находясь под воздействием Шабанова, как утверждает следствие, Лебедев согласился после освобождения примкнуть к боевикам в Сирии. Однако, впоследствии Лебедев решил раскаяться и вернулся к христианской вере. Причем сделал это публично через соцсети. В итоге Шабанову за вербовку дали еще 8 лет, а Лебедев уже год, как вышел на свободу.

Версия отца заключенного

Однако отец заключенного Фархада Шабанова – Сабир Шабанов поведал порталу On Kavkazсовсем другую версию этих же событий. Наш собеседник – отец четверых детей. Один из его сыновей таксовал в течение месяца. «Однажды ранним утром к нам постучали в дверь», - рассказывает Сабир.

«На вопрос жены, кто это, услышали: «Откройте быстро». Мне это не понравилось. Только открыли дверь, зашли люди со словами «лежать». Я хотел было что-то сказать, но меня сапогом прижали к полу, мол, молчи. И я услышал их разговор между собой, рассказываю без прикрас: «Вроде приличная семья, почему нас сюда загнали?!».

Два часа находились у нас, показали жене какую-то бумагу. Они подняли только тот диван, на котором спал младший сын Фархад. Под диваном «нашли» ржавый пистолет наган. Но в СМИ приукрасили, что провели спецоперацию, где поймали бандитов. Они забрали Фархада, одев на голову мешок.

Мы сутки не знали где он. Потом позвонил сын, оказалось, что его содержали в СИЗО. Через время назначили суд, по итогам дали 3 года, отправили в Мордовию. Я получил инсульт. У нас я, жена и сын – инвалиды. Но я не говорю, что надо кого-то жалеть, потому что инвалид. Если человек реально что-то натворил, то за это надо отвечать.

Дали 3 года за подкинутый пистолет. В колонии между сыном и начальником оперотдела Спиркиным что-то случилось, до сих пор не знаю что. Он пригласил своего друга ФСБшника Климкина. И Фархаду сказали, что в ближайшие 10 лет он своих родных не увидит.

Уже 10 июня его должны быть освободить, но его взяли под стражу и дали срок в 8 лет и 4 дня. Инкриминировали, что он хотел завербовать в Сирию их человека по кличке «лебедь». Они несколько суток сидели вместе, как можно за это время чему-то научить?

Адвокаты были в недоумении, а судьи во время вынесения приговора ковырялись в носу. На протяжении двух лет писал обращения в разные инстанции, только до Европейского суда не дошел. Если бы мой сын был виноват, я бы молчал. Я на 100% уверен, что это дело сфабриковано.

Слезы матери

«Я инвалид, старший сын серьезно болен, а муж перенес инсульт, после того как Фархада в 2013 году взяли, - рассказывает мать Фархада Тамам Шабанова. - У меня еще две дочери, но они замужем. Мужа со старшим сыном я дома оставила, а сама сюда приехала – к сыну в Мордовию».

До ареста сын всего лишь таксовал, ничего незаконного не делал. Сказали, что он якобы бандитов возил. Однако он этого не знал, его подставили. До сих пор помню, к нам постучали люди в масках в 4 часа утра, дверь им я сама открыла. Спросили, где комната сына, я показала...

Потом якобы нашли какой-то ржавый пистолет, я его раньше никогда у нас дома не видела. Все знали, что Фархад невиновен, поэтому ему три года дали. Если бы он действительно был пособником боевиков, такой маленький срок сын бы не получил. Сотрудники правоохранительных органов сказали, мол, тебе дали мало, мы добавим. Так и получилось.

У Фархада старший брат болен. Младший ему всегда помогал, врачи никак не могли поставить диагноз. Фархад возил его по мечетям в надежде исцелить. Он очень хороший парень. В любое время приезжайте в Дагестан, спросите у соседей, преподавателей, все дадут ему хорошие характеристики.

Младших не обижал, старшим помогал сумки донести. Я горжусь своим сыном. Ни с какими радикалами он не общался, просто молился. Я мать и точно знаю, мой сын невиновен! Откуда взялись обвинения в том, что мой сын склонял кого-то к участию в незаконном вооруженном формировании? Нам это непонятно. Откуда что взялось?

На мой взгляд, в суде не было представлено веских доказательств вины Фархада. Кого он мог, сидя в тюрьме, склонять? Куда тогда сотрудники колонии смотрели? Сыну оставалось три дня до выхода на свободу, и вдруг в отношении его возбудили новое уголовное дело.

Фархад рассказывал, что до этого ему угрожали, сказали: «Еще лет десять родных не увидишь!». Кто такое сказал сыну, я не знаю…  Если приговор будет несправедливым, будем его обжаловать, дойдем до Европейского суда по правам человека».

12441
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...