Вторник, 21 февраля 2017
Сделать стартовой


"Международная черкесская ассоциация перестала соответствовать целям, для которых создавалась"

Черкесские деятели России и Турции о сложностях международного взаимодействия национальных Хасэ

On Kavkaz подробно писал о том расколе, который наметился между возглавляемой российскими черкесами Международной черкесской ассоциацией и черкесской федерацией Турции KafFed.

Для того, чтобы понять суть произошедшего, следует понять, что из себя представляют обе эти организации. Что касается МЧА, то она была создана сразу после краха Советского Союза и обрушения железного занавеса, путем объединения черкесских организаций полутора десятка стран мира.

Независимые общественные деятели отмечали, что российские власти полностью перехватили управление этой влиятельнейшей черкесской организацией и превратили ее в инструмент проведения пророссийской политики в черкесских диаспорах за рубежом.

Что касается турецкой организации KafFed (КАФФЕД), то ее в СМИ называют то Федерацией кавказских обществ Турции, то Федерацией черкесских Адыгэ Хасэ Турции. При этом саму эту турецкую федерацию многие также обвиняют в том, что она постепенно тоже стала слишком ориентирующейся на сигналы из Москвы.

КАФФЕД подвергается критике за то, что «слишком далеко заходит в удовлетворении чувствительности России и уклоняются от пропаганды, которая могут раздражать Москву». Значительная часть черкесской и вообще горской диаспоры сильно критикует, даже членство КАФФЕД в МЧА, - пишет ряд источников.

Обо всем этом подробно мы писали в нашей недавней статье «Федерация кавказских обществ Турции подала на развод с российскими кураторами», в которой дается описание тонких нюансов, приведших к размолвке между этими двумя влиятельными черкесскими организациями.

Что самое интересное, несмотря на пророссийские позиции КАФФЕД, ее лидер Яшар Асланкая, являвшийся также и вице-президентом МЧА, был депортирован из России осенью 2016 года с запретом на въезд в Россию до 2020 года. Руководство МЧА и КАФФЕД замалчивало проблему, надеясь решить вопрос кулуарно.

Спустя некоторое время после широкого освещения в СМИ данной размолвки и проблем, возникших у лидера КАФФЕД с российскими властями, сам Яшар Асланкая дал подробное интервью черкесскому порталу NartPress, в котором изложил собственное видение произошедшего.

После выхода данного интервью в редакцию портала On Kavkaz обратился черкесский общественный деятель Аскер Сохт, возглавлявший «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края, пожелав также высказаться по поводу поднятых в данном интервью Яшаром Асланкая вопросов.

Учитывая, что портал On Kavkaz создан, как информационная трибуна для общественных и гражданских сил Кавказа, мы с готовностью предоставляем возможность высказаться каждому, кто переживает за судьбу наших народов и нашего края.

Мы задали Аскеру Сохту те же самые вопросы, на которые отвечал Яшар Асланкая в интервью порталу NartPress, а после свели его ответы с опубликованными ранее ответами Яшара Асланкая, чтобы наш читатель имел возможность сравнить позиции обоих общественных деятелей.

В чем причина выхода крупнейшей черкесской организации в Турции – КАФФЕД из Международной черкесской ассоциации? 

Яшар Асланкая:

Последние три-четыре года, находясь в составе МЧА, мы лоббировали вопросы изменения формата работы как с молодежью, так и с национальными организациями. Мы считаем, что, так как время изменилось, нужно и работу, которая производится сегодня, привести в соответствие с требованиями нынешнего времени, а не оставаться в прошлом, которое мы уже пережили.

Сейчас молодежь стала намного умнее, чем мы были в свое время, она выдвигает различные требования, соответствующие изменяющемуся ритму жизни и более соответствующие моменту, чем требования и действия, которые мы могли ставить и продвигать в их возрасте.

Что МЧА находится в Нальчике не значит, что эта организация управляется только несколькими людьми, которые в Нальчике же и проживают. Это Хасэ всех адыгов в мире, и она должна работать и слышать всех адыгов, формулируя общие запросы от черкесского общества. И действовать для решения этих вопросов.

Аскер Сохт:

КАФФЕД из Международной Черкесской Ассоциации не выходил. Я знаю, что многим как в России, так и за рубежом хотелось бы именно такого развития сценария. Но КАФФЕД принял иное решение - о приостановке своего участия в работе МЧА до очередного съезда.

Черкесским организациям, входящим в МЧА, разослано соответствующее письмо за подписью президента КАФФЕД Яшара Асланкая. В письме сказано именно об этом. Данное письмо опубликовано мной на странице в Facebook, с ним можно ознакомиться.

Также оно опубликовано на сайте КАФФЕД. Несколько раз перечитал это письмо, но понять причины, по которым КАФФЕД приостановил свое участие в МЧА не могу. В письме, на мой взгляд, нет этому должного обоснования.

На сегодняшний день власти России с настороженностью относятся к работе общественных организаций – если в РФ не разрешат работать, то нет вероятности, что КАФФЕД распадется? 

Яшар Асланкая:

Я так не считаю. Работа, которую мы ведем, не несет в себе ничего негативного, в том числе и для России. Мы народ, в какой бы стране не проживали, везде смогли завоевать почет и уважение. Вместе с тем мы считаем, что устранение угрозы ассимиляции для спасения нашего народа, нашей молодежи, зависит в первую очередь от крепких связей, которые мы сможем наладить с родиной.

И какие бы препятствия перед нами ни ставили, мы без угроз, без шумихи, без всякого противостояния будем работать для укрепления связей между соотечественниками диаспоры и на родине.

Аскер Сохт:

Мне трудно судить о настороженности властей России применительно к деятельности НКО. В России действует закон, регламентирующий деятельность НКО. Соответственно исполнительные органы власти требуют его соблюдения. Иное мне неизвестно.

Что касается КАФФЕД, это НКО Турции. Деятельность свою они осуществляют на территории Турции. В России и других странах они лишь взаимодействуют с национальными НКО и органами государственной власти этих стран. Каких-либо структур КАФФЕД в России не было и нет.

КАФФЕД создано черкесскими НКО Турции, вопрос его функционирования исключительно зона их компетенции. Возможно, есть силы, стремящиеся разрушить КАФФЕД, но об этом лучше спросить руководство данной организации. 

КАФФЕД заявляет, что будет выстраивать отношения с другими организациями черкесов на территории РФ напрямую, минуя МЧА. По вашим сведениям, КАФФЕД уже определил круг этих организаций или это было приглашение к сотрудничеству без указания конкретных лиц? 

Яшар Асланкая:

Конечно же, было бы прекрасно, если у народа был бы единый орган, который мог ставить злободневные вопросы и решать их в соответствии с возникающими требованиями.

Мы привыкли осуществлять эти действия через МЧА, но, к сожалению, стало очевидно, что МЧА перестала соответствовать своим целям и задачам, для которых создавалась. В связи с этим мы заявили о том, что даже если не будет тесного взаимодействия и сотрудничества, тем не менее, каждый, кто в той или иной степени занимается черкесским вопросом и является частью нашего народа, для нас – желанный партнер.

И мы будем укреплять эти связи, и продвигать взаимоотношения со всеми, так или иначе задействованными в черкесском вопросе. Будь это организация или частные лица, активисты.

Поэтому мы распространили резюме, в котором указали причины выхода из МЧА, и направили во все организации, а также – тем людям, которые пользуются уважением, но еще ранее нас они вышли из МЧА – Адам Богус, Мухамед Черкесов. С ними у нас сохранились теплые отношения, и работа с ними была очень полезной.

В качестве примера успешного сотрудничества уже можно рассказать о том, что в этом году КАФФЕД и организация Россотрудничество (Российское Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству – авт.), офис которой находится и в Анкаре, заключили договор. В результате этого договора 15 наших студентов поступят в университеты на родине. Это прямой выход на Россию уже без МЧА.

Аскер Сохт:

Мне непонятна эта формула. КАФФЕД имеет право сотрудничать с любой НКО России либо иного государства напрямую, и это никак не связано с МЧА. Если, к примеру, КАФФЕД захочет реализовать программы сотрудничества с Адыгэ Хасэ КЧР или Армавира, или Нью-Джерси в США, или Израиля, это вопрос сотрудничающих сторон.

Правовых препятствий нет. Мы, в частности, реализовали ряд культурных программ с черкесскими организациям региона Мраморного моря, входящими в КАФФЕД.  Это не требует санкций МЧА и даже руководства КАФФЕД. Все черкесские НКО являются самостоятельными юридическими лицами. 

Вам не кажется, что Россия недооценивает инвестиционный потенциал черкесов? Ведь черкесы-предприниматели из Турции - могут прийти со своими инвестициями, пусть и не большими, на территорию Северного Кавказа... 

Яшар Асланкая:

Это и есть основная проблема. Недавно мы создали организацию, которая объединяет черкесских бизнесменов. И на первом же заседании мы приняли решение об интеграции с бизнесом на территории РФ – в республиках Северного Кавказа, в Краснодарском и Ставропольском краях, чтобы развивать контакты не только в области обмена студентов, но и в области бизнеса.

…Первостепенная заинтересованность, это, конечно, энергетика, газовый рынок. Это та сфера, которая быстро окупается и достаточно финансово емкая. Поэтому сейчас осуществляются поездки и подписываются меморандумы о намерениях. Это касается не только России, но и стран Ближнего Востока, где живут наши соотечественники. Это только начало, и, даст бог, данное направление будет развиваться.

Аскер Сохт:

Черкесы-предприниматели из Турции либо из любой иной страны работают в России в течение десятилетий. В экономических центрах нашей страны они представлены более масштабно. В депрессивные регионы их не заманить. Потому что они предприниматели. Этническое происхождение предпринимателей в России никого не интересует. Бизнес основан на иных принципах. 

Правительство Турции взяло на себя обязательство по обучению языкам представителей этнических меньшинств. Есть ли уже примеры формирования классов для преподавания черкесского языка? 

Яшар Асланкая:

Конечно же, это очень позитивный пример, мы сотрудничаем с министерством образования Турции. На сегодняшний день мы открыли 17 классов, в которых дети обучаются национальным языкам, и все расходы берет на себя министерство образования Турции.

Если в государственной школе набирается 10 учащихся, то формируется отдельный класс, где преподается их национальный язык. В основном это Кайсери – место компактного проживания черкесов, и там легко набрать нужное количество учеников. Также около города Адапазары открыли два класса по обучению абазинскому языку.

Аскер Сохт:

Да, действительно в рамках международных обязательств перед Советом Европы Турция более либерально стала относиться к языкам национальных меньшинств. Эти примеры в Турции имеются, но их крайне мало. Особенность здесь состоит в том, что в России черкесские дети в своем абсолютном большинстве приходят в школу, свободно владея родным языком.

Соответственно в рамках системы образования они изучают грамматику и литературу. В Турции в своем абсолютном большинстве черкесские дети родного языка не знают, потому система их обучения ориентирована на изучение языка, формирование и расширение словарного запаса, произношение, грамматику. Это требует иных методик, учебных пособий, квалификации педагогов и т.д. В этой части наблюдаются большие проблемы. 

Какие именно решения, принятые на конгрессе МЧА, руководство организации не смогло воплотить в жизнь? 

Яшар Асланкая:

Я не хочу обвинять главу МЧА Хаути Сохрокова одного, потому что мы все входим в МЧА, все являемся ее частями и, наверное, справедливей будет сказать, что это наша общая вина, что мы не смогли справиться с задачами.

Существует разное восприятие явлений, задач и способов их решения. Это объективно. Но точка зрения Хаути Сохрокова и людей, которые стоят вокруг него, стала превалировать. Скорее всего – из-за более широких возможностей распространения информации. Поэтому я очень рад предоставленной возможности до всех черкесов и всех людей кому эта тема не безразлична.

Аскер Сохт:

Таковых решений много. Потому что МЧА - это неправительственная организация, вопросы же, которые ставит МЧА требуют решений государственных органов. В свою очередь органы государственной власти могут прислушиваться к призывам МЧА, но могут их и игнорировать. Таковы правила взаимодействия государства и НКО.

1083
1 комментарий
1
Абдзех
13.02.2017 09:30
Никогда не было единства и наверное уже не будет. Особенно с некоторыми с востока
Введите код
Защита от спама
Загрузка...