Воскресенье, 22 января 2017
Сделать стартовой


Росгвардия взяла под контроль Кавказ и создала свою разведку. Станет ли она новым КГБ или НКВД?

Стремительное расширение функций и влияния новой структуры ставит перед обществом ряд тревожных вопросов
Росгвардия взяла под контроль Кавказ и создала свою разведку. Станет ли она новым КГБ или НКВД?
Коллаж: On Kavkaz

В ушедшем году одним из наиболее значимых событий для Кавказа стало создание Владимиром Путиным новой силовой структуры – Росгвардии, для которой Кавказ обозначен, как одно из приоритетных направлений работы.

Кавказская гвардия России

Даже тот факт, что двумя первыми заместителями командующего Росгвардией Виктора Золотова стали два генерала, достигшие пика своей карьеры на Кавказе – Сергей Ченчик и Сергей Меликов, говорит о многом.

Именно они с особым вниманием курировали процесс формирования региональных подразделений Росгвардии в республиках Северного Кавказа. Так, в первые же месяцы после создания Росгвардии во всех республиках региона были определены руководители республиканских подразделений.



Так, главком Росгвардии Виктор Золотов еще осенью подписал ряд указов о назначении руководителей региональных управлений по всей России, включая и республики и края Северного Кавказа. На тот момент были назначены:

  • полковник полиции Алексей Порва – начальником отдела Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Адыгея;
  • полковник полиции Магомед Баачилов - начальником управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Дагестан;
  • полковник полиции Виктор Матюк – начальником управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Ингушетия;
  • полковник полиции Мусса Макитов – начальником управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Кабардино-Балкарской Республике;
  • полковник полиции Рашид Салпагаров – начальником отдела Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Карачаево-Черкесской Республике.
  • полковник внутренней службы Эльбрус Рамонов – начальником управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Северная Осетия-Алания;
  • полковник полиции Николай Олехнович – начальником управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Ставропольскому краю;
  • полковник полиции Шарип Делимханов – начальником управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Чеченской Республике.

Магомед Баачилов, Шарип Делимханов и Эльбрус Рамонов - среди первых назначенцев Росгвардии на Северном Кавказе

Все эти новые назначенцы в региональные управления Росгвардии по Северному Кавказу – это люди, с которыми все последние годы тесно работали и генерал Сергей Меликов и генерал Сергей Ченчик.

Вне всякого сомнения, что каждая из назначенных Виктором Золотовым фигур в северокавказские регионы, является результатом скрытого от публики напряженного торга между двумя его первыми заместителями.

И при этом, каждому из двух первых заместителей Виктора Золотова, и всей структуре Росгвардии после утверждения региональных управлений на Северном Кавказе нужно до конца предельно явно продемонстрировать руководству страны эффективность нового ведомства.

Тем более, что Москва не пожалела денег на то, чтобы оснастить и экипировать бойцов Национальной гвардии по последнему слову отечественной техники и военных разработок. Оттого, новости о стремительной материализации региональных подразделений Росгвардии на Северном Кавказе сыпят одна за другой.

Захват силового пространства

Буквально несколько дней назад было заявлено, что процесс комплектации Росгвардии на территории Чечни завершен. ОМОН, СОБР и спецназ МВД Чечни вошли в состав новой силовой структуры. Новые подразделения обеспечены оружием и техникой.

Данная новость особенна интересна на том фоне, что многие аналитики отмечали, что через создание Росгвардии Кремль хотел мягким образом начать переводить ключевые силовые структуры Чечни под более плотный контроль Москвы.

По другим республикам Кавказа Росгвардия тоже показывает заметную динамику в заполнении силового поля. Оттого, кавказские журналисты и правозащитники с повышенным интересом наблюдают за тем, в каком направлении будет эволюционировать и развиваться новая структура и характер ее работы.

А масштабы ее работы уже впечатляют. Так, на днях СМИ сообщили, что более 20 тысяч человек по всей России были задержаны сотрудниками Росгвардии за нарушения порядка в новогодние праздники.

А, буквально, под занавес 2016 года первый заместитель главкома Росгвардии Сергей Меликов заявил, что разведка Росгвардии будет, в том числе, вскрывать угрозы для государственного строя в России.

"Разведка войск национальной гвардии будет заниматься не только войсковыми способами вскрытия местонахождения незаконных вооруженных формирований или лидеров их бандгрупп, но и вскрытием таких угроз, которые могут повлечь глобальные риски для существования государственного строя. Но прежде всего - для безопасности наших с вами граждан", - заявил генерал.

Он отметил, что источниками экстремизма могут стать не только формы проявления, связанные с нетерпимостью с тем или иным действием государства, но и межрелигиозная неприязнь, межнациональная ненависть и другие.

"Где-то эти вещи могут нивелироваться, а где-то могут использоваться для того, чтобы создать условия, в результате которых будут подорваны государственные устои", - подчеркнул Меликов.

Что стоит за подобным расширением функций Росгвардии, чем это грозит российскому обществу, не приведет ли это к конфликту с другими силовыми структурами – на эти и другие вопросы для нашего портала On Kavkaz отвечают начальник сектора военной политики и экономики Российского института стратегических исследований Иван Коновалов, журналист Орхан Джемаль.

Первый заместитель главкома Росгвардии Сергей Меликов заявил, что разведка Росгвардии будет, в том числе, вскрывать угрозы для государственного строя в России. Не отбирает ли она в таком случае функции ФСБ и ФСК?

Иван Коновалов:

Угрозами безопасности России у нас в стране занимается не только ФСБ. Кроме того, такая структура как Росгвардия не может существовать без органов разведки. Ее главная задача – внутренняя безопасность нашей страны.

Вполне логично, что на своем уровне Росгвардия будет заниматься мероприятиями по обеспечению безопасности страны, в том числе контрразведывательной деятельностью.

Я думаю, что вопрос пересечения полномочий будет согласован. Например, Росгвардия занимается оборотом оружия, действует в этом направлении, это как раз касается безопасности нашей страны.

Для Росгвардии вполне нормально этим заниматься. Потому что нелегальная торговля оружием это не только криминал, но это еще и сопряжено с антигосударственной деятельностью. Для главы государства и правительства очень важно получать информацию, особенно развединформацию из разных источников, чтобы сравнивать ее.

Если она будет поступать из одного источника, как это было во времена КГБ, то это не слишком продуктивно для правильной оценки ситуации, как во внешней политике, так и во внутренней. Информация из разных источников только улучшает возможности анализа и оценки.

Командующий Росгвардией Виктор Золотов

Орхан Джемаль:

Во-первых, очевидно, что Росгвардия отбирает эти функции у других силовых ведомств. Во-вторых, она обрастает новыми функциями и полномочиями, и этот процесс не закончился.

Общеполитическая ситуация, на фоне которой появилась Росгвардия показала, что возникает силовая структура, более приближенная к телу государства. Это структура, как путинская преторианская гвардия, которая все больше оттягивает на себя, пока еще чисто силовых полномочий. А в будущем, может быть, и политические.

Не превращается ли Росгвардия в супер-силовую структуру, каковой в советское время было КГБ?

Иван Коновалов:

Нет. Здесь даже сравнивать нельзя. У Росгвардии достаточно ограниченные полномочия. А КГБ охватывал практически все, начиная от обеспечения внутренней безопасности страны и заканчивая действиями вне страны. После 1991 года функции КГБ были разделены между многими ведомствами.

Среди них – Федеральная служба безопасности, Федеральная служба контрразведки, Служба внешней разведки и некоторые другие, которые уже много лет действуют независимо друг от друга, обеспечивая безопасность страны.

Орхан Джемаль:

Нет, это другого рода структура, потому что КГБ в разные времена претерпевала изменения. Росгвардия отличается от КГБ тем, что последняя структура выполняла специфические функции, такие, как функции разведки Первого управления, ловля шпионов, борьба с инакомыслящими.

В принципе КГБ подразумевал под собой так называемую Intelligence Service, то есть интеллектуальную спецслужбу разведки и расследований, как ЦРУ, ФБР, Моссад. Росгвардия же создалась на базе Внутренних войск.

А Внутренние войска по советским понятиям занимались не тонкой интеллектуальной работой, а разгоняли голодных рабочих в Новочеркасске, конвоировали зэков, охраняли различные спецобъекты.

То есть, это были, грубо говоря, «дуболомные части» Советского Союза, не входившие в силовую элиту страны. И сейчас ядром Росгвардии является не интеллектуальная составляющая, а «ребята», которые должны разогнать всех в случае развития событий по украинскому сценарию.

Поручение Росгвардии функций разведки не говорит ли о том, что Владимир Путин доверяет руководителю Росгвардии Виктору Золотову больше, чем руководителю ФСБ Александру Бортникову?

Иван Коновалов:

Я не знаю, стоит ли говорить о том, кто, кому и сколько доверяет. Это силовые структуры и на постах руководителей должны находиться люди, безусловно, наделенные доверием президента страны и компетентные в своей области.

Виктор Золотов и Владимир Путин

Орхан Джемаль:

То, что Владимир Путин доверяет Виктору Золотову, это очевидно. А кому больше, кому меньше, я не знаю. Путин достиг вершин в структуре ФСБ, когда она переживала пик своей славы. В ФСБ всегда были группы, кланы, интересы.

Путин громил в 2000-х годах какие-то элементы внутри ФСБ. Например, дело «трех китов». Поэтому сказать, что ФСБ целиком и полностью лояльна к нему – нельзя. Это сложный бюрократический силовой механизм, который существует на равновесии разных частей.

Во главе Росгвардии Владимир Путин поставил человека, которому доверяет, и где никаких балансов не намечается. Эта структура обладает потенциально бОльшим доверием президента, чем ФСБ, где есть разные ресурсы и интересы.

Не приведет ли расширение функций Росгвардии к конфликтам между самыми влиятельными силовыми структурами - ФСБ, МВД, ФСК, СВР, ГРУ?

Иван Коновалов:

Не приведет. Это пройденный этап, когда у нас заново отстраивалась вся система силовых структур с конца 90-х до середины 2000-х. Было много ошибок, конкуренция силовых структур была, но все это уже пройдено и сейчас другие времена.

Да, конкуренция между силовыми ведомствами все еще существует на определенном уровне. Это было всегда, особенно, если ведомства в каких-то вещах пересекаются. В США то же самое, ЦРУ иногда конкурирует с ФБР или с АНБ.

В случае Росгвардии и других силовых структур я не вижу причин для конфликтов. Задачи разделены, есть точки соприкосновения, но они не такие уж серьезные. В определенном смысле форма силовых структур будет продолжаться, мы будем наблюдать получение дополнительных полномочий одними ведомствами и усечение полномочий другими ведомствами.

Директор ФСБ Александр Бортников, командующий Росгвардией Виктор Золотов и глава МВД Владимир Колокольцев

Орхан Джемаль:

Структуры создаются различными, чтобы у них был конфликт интересов. Создание одного супермонстра, которая совмещает в себе и спецслужбу, и полицию и все остальное, контрпродуктивно. Поскольку подобная супер-спецслужба перестает обслуживать политический класс, так как становится правительством сама по себе.

Любой здравый политик мелко дробит различные функции между различными силовыми структурами, чтобы не мог возникнуть один силовой картель, который решает и контролирует все. Но не так мелко, чтобы не снизить их эффективность. В этом балансе все должно и находиться.

Чем угрожает резкое расширение функций Росгвардии свободам простых россиян? Ждать ли нам возвращения 37-го года и нового НКВД?

Иван Коновалов:

Это вопрос к либералам, а не ко мне. Мне сложно отвечать на такие вопросы. Я не вижу никакой угрозы. Считаю, что в современных условиях, когда Россия испытывает огромное внешнее военно-политическое давление, международный терроризм чувствует себя свободно.

А чувствует он себя свободно потому, что ведущие страны мира не могут между собой договориться, чтобы уничтожить эту гидру. Когда существует огромное количество внутренних и внешних факторов, угрожающих безопасности нашей страны, рассуждать о таких вещах странно.

Орхан Джемаль:

Не понятно, дойдет ли до этого. Но даже если убрать оценочные отношения политической реальности России, просто задуматься о том, что появление новой силовой структуры возможно через ущемление и ограничение тех, кто находится по другую сторону.

Возникновение дополнительной силовой структуры будет означать, что какой-то кусок из прав из свобод людей будет отнят в их пользу. Если место занято силовиками, значит оно отнято у общества. В стране нарастает тренд в направлении усиления полицейского государства.

4087
1 комментарий
1
Рамазан
17.01.2017 15:26
«Росгвардия взяла под контроль Кавказ и создала свою разведку. Станет ли она новым КГБ или НКВД?»- НЕ ВЕРНА САМА ПОСТАНОВКА ВОПРОСА, ПОТОМУ КАК МГБ-КГБ СССР И НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР-ЭТО БЫЛИ КАРАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ НАРОДНОГО ГОСУДАРСТВА С СОЦИАЛЬНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ПОЛИТИКОЙ. СОВРЕМЕННАЯ РОССИЯ ЭТО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО, С ЯВНЫМИ ОТТЕНКАМИ АНТИСОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ, А ПОТОМУ КАРАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ЗОВУТСЯ ЧУЖДЫМИ РОССИЙСКИМ НАРОДАМ НАЗВАНИЯМИ ПОЛИЦИЯ И НАЦГВАРДИЯ (РОСГВАРДИЯ), ОТСЮДА ЕСТЬ БОЛЬШИЕ СОМНЕНИЯ В ТОМ, ЧТО НОВЫЕ СТРУКТУРЫ БУДУТ РЕАЛЬНО, А НЕ ДЕКЛАРАТИВНО ЗАЩИЩАТЬ ИНТЕРЕСЫ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА, А ЕЩЕ БОЛЬШЕ СОМНЕНИЙ, ЧТО БУДУТ ЗАЩИЩАТЬ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА И ИНТЕРЕСЫ НАРОДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
Введите код
Защита от спама
Загрузка...