Вторник, 17 января 2017
Сделать стартовой


Бунтарь уммы, пребывающей в спячке… Породит ли Кавказ новых лидеров уровня Гейдара Джемаля?

Известный мыслитель жил и умер не так, как от него ждали власти, муфтии и земляки…
Бунтарь уммы, пребывающей в спячке… Породит ли Кавказ новых лидеров уровня Гейдара Джемаля?
Коллаж: On Kavkaz

После смерти Гейдара Джемаля в мусульманском и кавказском сегменте сетей завязалась дискуссия относительно того, что с его уходом на интеллектуальном поле Кавказа и ислама образовалась большая брешь. Как скоро появятся новые лидеры, способные ее закрыть?

Вакуум, породивший дискуссию

Дискуссия идет о том, что что у Кавказа и мусульманского сообщества России нет больше представителей такого уровня, которые могли бы заполнить образовавшийся вакуум. При этом, в этой дискуссии центральным местом являются и убеждения самого Джемаля.

Был ли он – плоть от плоти московского интеллектуального сообщества – полноценным выразителем интересов кавказского сообщества? Или он только искусно играл на кавказском поле? Поскольку многие считали его больше представителем московской элиты.

Именно по этой причине его, дающего жесткие оценки и действиям российских властей, и официальному мусульманскому духовенству, и выходящим за правовые рамки силовикам на Северном Кавказе, как заявляют некоторые, не «потеряли» и не закрыли за решетку, как многих мусульманских активистов на Кавказе.

Задаются вопросы и о том, был ли он полноценным выразителем интересов мусульманской уммы? Был ли он больше философом, политологом, революционным мыслителем? Представлял ли он шиитскую доктрину, или суннитскую? Можно ли его называть богословом и теологом в ортодоксальным смысле этого понятия?

Можно ли его сравнивать с мусульманскими лидерами, выросшими из самой мусульманской духовной и общественной почвы, как например, Ахмад-кади Ахтаев, Саид Абдулло Нури, Исмаил Гаспринский, Гасан Алкадари, Шигабутдин Марджани и другие?

Ведь не секрет, что очень многие мысли и комментарии Гейдара Джемаля вызывали раздражение не только у властей и работников официальных Духовных управлений, но и у мыслящих в ортодоксальной традиции суннитских богословов и муфтиев…

Мнение "цивилизации"

Интересный отклик на эту дискуссию размещен на сайте «Исламская цивилизация», который оценил саму постановку таких вопросов, как «показательную для нынешнего состояния мусульманской общины России и раскрывающую уровень нашего социального развития».

«Мы настолько близоруки, стараясь разобраться в положении каждого человека перед Всевышним, что не является обязанностью любого и каждого, от нас скрывается истинная картина нашего положения», - продолжает автор материала на данном сайте.

«Со смертью Гейдара Джемаля умер один из немногих, если не единственный, представитель исламской интеллектуальной элиты российского и постсоветского масштаба…

Человек, благодаря авторитетности своего имени и солидному общему интеллектуальному багажу, способный на равных говорить, например, с такими людьми, как мэтр российского телевидения Познер или руководителем Эрмитажа, доктором исторических наук Пиотровским…

Раскрывая позицию Ислама по тем или иным вопросам, развенчивая мифы и измышления против Шариата, указывая на прямую ложность этих утверждений или же на отсутствие необычности его положений, сравнивая их с действующими нормами современных стран мира или отсылая в историю», - пишет ресурс.

«Он был очень неудобным собеседником для многих светских людей, считающихся в своем узком кругу интеллектуалами на том лишь основании, что могут говорить на русском без акцента и принижающих местных духовных лиц за их косноязычность, так как обладал научным русским языком, показывая, что представитель Ислама может говорить на высоком уровне.

В этом смысле, будь Гейдар Джемаль трижды шиитом, его смерть может оказаться существенной потерей для российских мусульман на информационном поле, так как он говорил с позиций Ислама в общем, без привязки к какому-либо течению», - отмечает сайт.

И добавляет, что своей работой Гейдар Джемаль «является немым упреком для подавляющего большинства мусульман России, не смогли выдвинуть из своей среды хоть сколько-нибудь видных своих представителей, способных говорить от имени ислама и об исламе на высоком уровне».

Череда вопросов о будущем

«Мы лишь имеем полукрепостных имамов и мулл, большая часть которых плохо изъясняется на русском, а остальная часть боится даже собственных мыслей, не говоря уже о том, чтобы их озвучивать, отвечая на актуальные или острые вопросы. Весь остальной массив мусульманского сообщества, будучи не официальным, по умолчанию относится к маргинальному сообществу.

Таким образом, на сегодняшний день, да и во все времена, мусульманская община нуждается и будет нуждаться в исламской интеллектуальной элите, в уникальных личностях…, способных увязать исламские нормы с реальностью, умеющих доступно объяснять свою позицию на различных уровнях, говорить просто о сложном.

К сожалению, комментарии в связи со смертью Гейдара Джемаля показали уровень нашего общественного сознания. Но, возможно, его жизнь и его смерть смогут показать нам слабость наших позиций и совсем скоро мы сможем заполнить эту брешь», - пишет «Исламская цивилизация».

В принципе, все изложенное этим ресурсом абсолютно справедливо и по отношению к северокавказскому сообществу. Поскольку на Северном Кавказе также наблюдается катастрофический дефицит личностей, интеллектуальных лидеров, способных осмыслить проблемы кавказского сообщества и довести просто и ясно до слушателя.

Кто мог бы выдвинуть новое видение будущего развития Северного Кавказа, раскрытия созидательного потенциала его народов, вдохнуть в северокавказское сообщество народов новые смыслы, вывести его на новый уровень осознания собственного места в этом мире и ответственности за свою судьбу.

Насколько велика эта брешь на северокавказском и мусульманском интеллектуальном поле, образовавшаяся после ухода Гейдара Джемаля? Способен ли Кавказ выдвинуть новых лидеров на смену Джемаля? Что теряет Кавказ, увязающий в мелких и бесконечных конфликтах вместо взращивания интеллектуальных лидеров?

На эти вопросы нашему порталу On Kavkaz отвечают наиболее яркие журналисты, пишущие о проблемах Кавказа, и знающие проблемы северокавказского общества намного лучше многих чиновников и экспертов – Максим Шевченко и Сулиета Кусова-Чухо.

Максим Шевченко, главный редактор портала «Кавказская политика»

Такие люди, как Гейдар Джемаль рождаются раз в столетие. При жизни нам кажется, что он обычный человек. Но когда такая личность уходит, становится ясно, что он был не просто человеком, а важным сосредоточением смыслов и содержаний не только эпохи…

Но и высоких смыслов, которые Господь дает только некоторым людям познать и прочувствовать. Так было с Сократом, с рядом сильных религиозных учителей. Гейдар человек такого масштаба. Он уникален, неповторим, неподражаем. Его интеллект и личность, на мой взгляд, не имеет никаких аналогов в современности.

Сколько бы гадостей о нем не писали враги, а их у него очень много, как у всякого достойного воина и человека, все, что о нем пишут, это некое шакалье подвывание. Им нечего сказать, они боятся мертвого льва. Мертвого им стоит бояться даже больше.

Гейдар ушел, с таким мужеством и величием, работая до последней секунды, произнеся шахаду, находясь на смертном одре… Даже похоронен не так, как хотели азербайджанские землячества, а так, как он сам решил, со своей уммой, на древней земле –  прародине тюрок.

Есть люди, которые являются настолько уникальными, что они просто незаменимы, подобно тому, как один бриллиант не может заменить другой. И дело не в его политических взглядах. При жизни его не ценили. Сохранение и развитие его наследия потребует средств.

Я бы не сказал, что Кавказ недооценивает ум и интеллект, просто он находится в режиме постоянных террористических ударов. Мы видим, как убивают без расследования представителей мусульманской интеллигенции, как убили ногайских имамов, заместителей муфтия Северной Осетии Хаджмурата Гацалова и десятки лидеров в Дагестане.

При других обстоятельствах они могли бы стать украшением не только Кавказа, но и гордостью России, как государственного политического пространства. Но их предпочитают убивать. И эта война – это целенаправленная политика по уничтожению интеллектуального потенциала.

Я знаю много людей в Дагестане, которые говорят на русском языке лучше, чем московская интеллигенция. Конечно, Гейдар незаменим, но для мусульман Кавказа и Дагестана в частности, их противники готовят такую участь.

Или надо быть дремучими сектантами, закрываясь от мира и тратя свою жизнь на взаимные обвинения – «не так сделал…», «не так сказал…», «не так поехал…», «не так похоронил…», «не такая акыда…». Такое сектантство выгодно врагам Кавказа и ислама.

И вторая крайность – брутальный бандитизм, браткование, позиционирование мускулами, оружием, деньгами, наглостью поведения, силиконовыми губами, которые выставляют напоказ, якобы это кавказскость.

Вряд ли это обычаи кавказских народов. Это сознательно навязывается кавказским народам для того, чтобы они были маргиналами, провинциалами, ни на что не влияли, жили мелкой частной жизнью.

Гейдар Джемаль был тем человеком, который выводил мусульман, Кавказ, да и русских из этого провинциального состояния, при котором угнетение и мировое зло, задача которого сделать человека функцией от денег или власти правящих элит.

Надо изучать его наследие и быть не сектантами и хамоватыми братками, а быть просто такими людьми, какими сотворил Аллах, и жить с достоинством, как это делал Джемаль всю свою жизнь. Не бояться искать, ошибаться, быть вежливым и вообще не бояться. Джемаль умер, безусловно, мусульманином и его акыда – это акыда пророка Мухаммада.

Сулиета Кусова 

Я не являюсь почитательницей и единомышленницей Гейдара Джемаля. Конечно, пусть Всевышний примет его душу, он немало сделал для исламского просветительства и представительства в СМИ.

Но у меня было к нему своеобразное отношение, весь информационный шум вокруг его имени связан с тем, что его образ мыслей как философа отличался оригинальностью, и ислам был для него тем самым полем, в категориях которого он выражал свое философское осмысление мира. Он не был мусульманином в классическом понимании.

Я благодарна ему за то, что он сумел вписаться в, скажем так, в ту столичную тусовку, которой дозволено вещать с экрана о проблемах ислама и мусульман. Что касается пустоты, образовавшейся после его ухода, то речь идет, наверное, о медийной пустоте, о телевидении как федеральной информационной площадке.

Говорить же о том, что в российском мыслительном философском дискурсе больше нет имен, неправильно, есть немало интеллектуалов в дагестанском ландшафте, это молодые люди, но они не публичны. 

Гейдар был уважаем, своей интеллектуальной персоной он придавал престиж исламскому дискурсу. На фоне тех людей, которые приглашаются от имени ислама на ТВ и часто не могут связать и двух слов, это станет сейчас особенно заметно.  

Джемаль занимал очень прочную публичную нишу, он придал респектабельность исламской проблематике, он озвучивал проблемы ислама на достойном уровне.  У меня, конечно, есть много вопросов о том, что и как он говорил, но это уже другая история.  

4338
5 комментариев
1
Dudash
07.12.2016 19:32
«Он не был мусульманином в классическом понимании.»
Кто это «чудо» сулиета кусова-чухо, откуда она взялась?
Она мусульманка?
2
Комментарий удален
3
ул. Советская
07.12.2016 21:38
Сулиета Кусова очень умный и уважаемый человек.
4
Тимур
08.12.2016 09:19
Сулиета Кусова-Чухо известный общественный деятель, журналист и публицист. Чухо- приставка к фамилии, указывающий на Черкесское происхождение. Человек имеющий свое мнение, свое видение происходящего. Человек, который не меняет флагов и знамен…
5
Тимур
08.12.2016 11:01
«У меня, конечно, есть много вопросов о том, что и как он говорил, но это уже другая история… „
Кусова-Чухо, как умнейшая кавказская женщина промолчала о многом негативном что говорил и делал Джемаль. Конечно же, на фоне религиозных медиа персон, облаченных в шелковые одеяния и немыслимых размеров чалмы, которые не могут вести дискуссию в силу многих причин Джемаль был политически подкованным оратором. Но не могу пропустить и тот факт, что будучи азербайджанцем до мозга костей, он продвигал идеи пантюркизма прикрываясь общими исламскими догмами. Он публично призывал жестко ассимилировать все нетюркские народы Азербайджана, он публично выступал против любых проявлений национальной идентичности дагестанских народов, проживающих на исконных землях, волей исторических фактов оказавших в составе нынешнего Азербайджана. Политикой так называемого Исламского братства активно пользуются и власти в Баку, акцентируя внимание на конфликт с Арямнской стороной, где на передовой в основном воюют именно нетюркские призывники из северных регионов АР. Но при этом не забывают жестко давить на национальные меньшинства, которые законно претендуют на сохранение и развитие своей культуры и языка. Карабахским конфликтом, как апофеозом противостояния Ислама и Христианства пользовался и Джемаль, умалчивая о том что это взаимные территориальные претензии двух народов. Я не собираюсь судить его религиозную деятельность, но факт остается фактом: национализм в его философии занимал не последнее место.
Введите код
Защита от спама
Загрузка...