Понедельник, 19 ноября 2018

Трудное счастье адвоката Дагира Хасавова

Трудное счастье адвоката Дагира Хасавова

Биография известного российского адвоката Дагира Зиявдиновича Хасавова служит ярким примером того, каких высот может достичь человек, однажды твердо решивший изменить свою судьбу. И, как мне кажется, наиболее показателен этот пример для кавказской молодежи, нередко, что греха таить, ограниченной в своих возможностях.

Выходец из бывшей Чечено-Ингушетии, сегодня Дагир Хасавов является одним из ярких продолжателей лучших традиций российской адвокатской школы. Ему удалось доказать себе и другим, что нет недостижимых целей для человека, поверившего в свои силы, смело идущего непроторенным путем и открытого вопреки кажущейся предопределенности к переменам.

 

НЕМАЛО терний пришлось ему преодолеть по дороге к признанию и успеху. Эта дорога, как и водится, отнюдь не была усыпана розами. Но в самые трудные периоды, в часы испытаний, выпавших на его долю, Дагиру Хасавову всегда придавало силы осознание своей принадлежности к несломленному духом народу, познавшему радость побед и горечь падений. Невидимые токи родной земли, которую он любит всем сердцем, помогали ему не страшиться преград. Таков, впрочем, характер кавказца – в нем решимость и спрессованный веками опыт поколений, выкристаллизованные понятия о чести и достоинстве, живая историческая память и глубокая привязанность к своим корням.

Дагир Хасавов родился 17 апреля 1959 года в старинном кумыкском селе Брагуны, расположенном в живописной местности близ города Гудермеса. Детство будущего знаменитого адвоката ничем не отличалось от детства его сверстников. Он был младшим сыном в многодетной семье, где каждый знал свои обязанности и с малолетства приучался к труду и ответственности за свои слова и поступки.

- Получая начальное среднее образование у кумыкских учителей в Брагунской средней школе №1, бегая мальчишкой купаться на Терек и Сунжу, я, конечно, не мог заглянуть в свое будущее, - говорит сегодня Д.З. Хасавов. – И уж совсем не мыслилось мне в ту пору, что когда-нибудь я стану адвокатом, что судьба даст мне возможность вести громкие процессы, успешно противостоять именитым адвокатам, а за юридической поддержкой ко мне будут обращаться почти со всех континентов мира. Ведь до своего совершеннолетия я даже ни разу не выезжал никуда дальше нашего районного центра - Гудермеса. Первой дорогой в большой мир стала для меня служба в армии...

В 1977 году совсем еще юный герой моего очерка получил повестку из военкомата и отправился служить во внутренние войска МВД СССР. Незадолго до этого в семье Хасавовых случилась трагедия – скоропостижно ушел из жизни отец. И уже тогда Дагир впервые со всей ясностью понял, что отныне ему придется полагаться только на свои собственные силы.

Годы армейской службы, проведенные в Красноярске и Новосибирске, не только закалили характер, но и определили будущее этого юноши. Так, в 1980 году он неожиданно для многих стал слушателем Львовской средней специальной школы подготовки начсостава МВД СССР. За учебу взялся с большим упорством и усердием, а спустя два года, с отличием окончив это учебное заведение, из всех возможных и куда более комфортных мест сам выбрал для работы далекий таежный поселок под Ухтой. Совсем скоро 23-летний парень, не имевший к тому времени высшего образования, стал заместителем начальника одного из крупных исправительно-трудовых учреждений Коми АССР – случай в Советском Союзе небывалый.

Как и предполагал в самом начале Дагир, служба на крайнем Севере стала для него хорошей школой обретения практического опыта. И потому в 1984 году, решив продолжить свое образование, он легко поступает в Киевскую высшую школу МВД СССР им. Ф. Э. Дзержинского. Его зачисляют досрочно после сдачи ключевого предмета - Истории СССР - на «отлично». Сыграло свою роль наличие красного диплома Львовской спецшколы.

В 1987 году, после окончания вуза, руководство МВД СССР направляет Хасавова в центральный аппарат МВД Туркменистана. Здесь он служит на различных руководящих должностях, вместе с коллегами ведет работу по борьбе с коррупцией.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ процессы конца 80-х - начала 90-х годов, приведшие к распаду Советского Союза, поставили Дагира Зиявдиновича перед новым выбором – присягнуть на верность объявившему о своей независимости Туркменистану и продолжить уже привычную службу в МВД или искать себе другое применение. Не раздумывая, он предпочел второе, приняв решение заняться частной юридической практикой. Таким образом, 1993 год, когда Хасавов добровольно покинул центральный аппарат МВД Туркменистана, можно считать очередным поворотным пунктом в его биографии.

Уже первые шаги на новом поприще принесли Дагиру Хасавову успех, а через год его стараниями в Ашхабаде возникла первая частная юридическая компания «Драконта». Эта компания моментально оказалась востребованной. К ее услугам стали обращаться не только крупные туркменские фирмы, но также и солидные иностранные компании, осуществлявшие свой бизнес в различных промышленных отраслях страны.

Известность адвоката Хасавова быстро росла, и в 1994 году за правовой помощью к нему обратился первый иностранный внешнеэкономический советник Президента Туркменистана Сапармурата Ниязова (Туркменбаши), крупный турецкий бизнесмен Намык Экинджи. Владелец металлургического комбината и холдинговой компании в Турции, он занимал в ту пору монопольное положение в строительном и логистическом секторе туркменской экономики, возводил на территории страны более двух десятков крупнейших объектов. Став правовым советником Намыка Экинджи, представлявшего турецкий строительный бизнес, Дагир Зиявдинович одновременно вел дела именитых мировых компаний, принимавших участие в развитии нефтегазового сектора Туркменистана. Широкую известность он обрел и в дипломатических кругах, будучи советником послов Турции и Саудовской Аравии в Туркменистане.

В условиях того времени Хасавов сделал практически невозможное. Частная юридическая компания «Драконта» активно работала над совместными проектами с компанией «Эрнст энд Янг» (Великобритания), осуществляла юридическое сопровождение деятельности многих известных компаний мира, пришедших в Туркмению. Среди них можно назвать такие компании, как Эльф (Франция), Фугро Каспиан B.V. (Нидерланды - Азербайджан), Катермар (Португалия), Лармак - Челекен JV (Голландия - Туркменистан), Чиёда (Япония), Старвуд (Бельгия), Аполло Текстиль Миллс Лимитед (Пакистан), Шлюмбергер (Франция), Ойл Дриллинг энд Эксплорэйшн Лимитед (Австралия), Стройтрансгаз (Россия), Проктер энд Гэмбл (США), Флуор Даниел (Техас, США), Текстильный комбинат им. Атамурата (Туркменистан), Ай Си Энджиниринг (Украина) и многие другие. Помимо этого адвокат Дагир Хасавов принимал участие в нашумевших процессах, за которыми следила вся страна. Очень быстро для многих людей в Туркменистане он стал олицетворением торжества законности и справедливости...

КАЗАЛОСЬ БЫ, цель достигнута и можно спокойно почивать на лаврах. Но мысли Дагира Зиявдиновича устремляются к новому юридическому Олимпу. В 2001 году он навсегда покидает Ашхабад, чтобы попытаться утвердиться в Москве. Насколько трудно ему придется в совершенно новой обстановке, Хасавов представлял, наверное, как никто другой. И все же, не строя никаких иллюзий, он сделал шаг, от которого многие в ту пору настойчиво предостерегали его.

Что двигало им? Честолюбие? Профессиональный интерес? Желание доказать самому себе, что его туркменский взлет был не случайным? Сегодня, по прошествии стольких лет, ответы на эти вопросы не так уж и важны. Куда существенней и показательней те результаты, к которым привел его, несомненно, рискованный, но все же хорошо обдуманный выбор.

В российской столице, куда переехал на постоянное место жительства Дагир Хасавов, никто не собирался брать в расчет его прежние достижения. Впрочем, на это он и не рассчитывал, зная, что здесь представлены многие мировые юридические компании и сосредоточен весь цвет российской адвокатуры.

Начинать ему пришлось с чистого листа, изучая новую для него российскую законодательную базу, правовую судебную систему, саму специфику судоустройства и судебных процессов России. Самостоятельному становлению, проходившему в условиях жесточайшей профессиональной конкуренции, помогла давняя привычка трудиться до седьмого пота, неустанно работать над собой, расширять собственные познания и не ждать помощи со стороны, рассчитывая только на себя. И уже не в первый раз умение направить все свои силы в нужное русло принесло ему положительные плоды. Ведь Хасавов не учился на адвоката в ВУЗе - он нашел себя и состоялся в этой профессии сам. И так же самостоятельно он поднялся к самым вершинам профессионализма.

Получив в 2003 году статус адвоката и став членом Московской межрегиональной коллегии адвокатов, последующие шесть лет Дагир Зиявдинович успешно работает в различных адвокатских конторах. Он накапливает необходимый опыт, берется за все более сложные дела и постепенно обретает известность в столичных кругах. Все это не проходит даром. В 2009 году он получает признание своих именитых коллег - президиум Адвокатской палаты города Москвы награждает Хасавова Почётной грамотой «За высокий профессионализм и верность адвокатскому долгу». В этом же году в Москве рождается на свет его детище - адвокатское бюро «Дагир Хасавов и Партнеры - Драконта».

Вообще, знакомясь с биографией Дагира Зиявдиновича, сразу обращаешь внимание, насколько самодостаточен в своей целеустремленности этот человек. И отыскивая корни его поступков, свидетельствующих об активной жизненной позиции, нельзя не отдать должное его настоящему мужскому характеру и замечательным человеческим качествам.

Обладая твердым внутренним стержнем, он никогда не отсиживается в стороне, а, напротив, с открытым забралом встречает любые испытания, любую проверку на крепость духа. И есть тому яркий пример из его жизни. Уже на первый день после аварии на Чернобыльской АЭС он был в самом эпицентре разыгравшейся трагедии, где, подвергая себя смертельному риску, спасал людей...

Это были такие же простые и скромные люди, как и жители его родных Брагунов, в сердцах которых навсегда осталась благодарность к тысячам спасателей, поспешивших к ним на выручку со всех концов необъятной страны. И здесь очень кстати придется одна весьма характерная деталь. На первый взгляд, это покажется удивительным, но Хасавов так и не получил в последующем никаких компенсаций и льгот за участие в ликвидации последствий страшной техногенной катастрофы. Будучи профессиональным юристом, он, конечно же, мог бы отстоять свои права, однако счел это невозможным для себя, потому как оказался тогда в Чернобыле по зову сердца. Зато юбилейную медаль «25 лет аварии на Чернобыльской АЭС» Дагир Зиявдинович по полному праву относит к числу своих самых ценных наград...

ЧЕЛОВЕК сам кует свое счастье, гласит народная мудрость. Трудное счастье Хасавова оказалось на поверку настоящим, потому что, выковывая его, ему довелось изрядно потрудиться. При этом он никогда не изменял своим принципам, не отступал от мудрых родительских заветов, не шел наверх по головам других. Он может сегодня открыто смотреть в глаза людям, потому что каждый поступок уже многократно выверен его взыскательной совестью. Являясь мусульманином, он помнит о Вечном Суде, а став публичным человеком, медийной личностью, прекрасно отдает себе отчет в том, что любой его промах, любая слабина, допусти он ее, может лечь тенью на весь кумыкский народ.

Адвокатское бюро «Дагир Хасавов и партнеры - Драконта, г. Москва» за время своего существования снискало себе добрую славу. Оно успешно осуществляет правовое сопровождение целого ряда крупных инвестиционных проектов, распространив географию своего присутствия практически по всей территории Российской Федерации. Наряду с представителями российского бизнеса, сюда охотно обращаются и крупные зарубежные компании, а также различные частные и некоммерческие организации, духовные лица и именитые политики.

Собственно, масштабные коммерческие проекты для этого бюро вовсе не являются самоцелью. Вся адвокатская деятельность Дагира Зиявдиновича с самого начала была тесно переплетена с его принципиальной позицией по отстаиванию прав рядовых граждан. В его лице находят заинтересованную поддержку и профессиональную помощь лица, пострадавшие от незаконного уголовного преследования.

С 2003 года Хасавов является заместителем директора Института прав человека. Он с готовностью оказывает нуждающимся самое активное содействие по всему спектру гражданско-правовых отношений, и вовсе не случайно его уже давно называют в числе самых заметных российских правозащитников и ярких общественных деятелей.

В 2008 году в Астрахани правоохранительными органами по подозрению в участии в незаконных вооружённых формированиях и распространении экстремистской литературы были задержаны семеро уроженцев Северного Кавказа. Дагиру Хасовову удалось доказать несостоятельность предъявленных им обвинений. Уголовное дело в отношении задержанных было прекращено и все они были выпущены на свободу. История, связанная с незаконным задержанием целой группы кавказцев, была предана гласности в СМИ и обнажила проблемы, существующие в правовом поле страны.

Участие в этом процессе стало одним из эпизодов блестящей адвокатской биографии Дагира Зиявдиновича. О некоторых других значимых процессах Хасавова нам рассказали его коллеги. В частности, в 2005 году он представлял интересы компании «DESKA ORMAN ÜRÜNLERİ» (Турция) в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате России, где поддерживал иск против ООО «Торговый дом «Малтат» (правопреемник Evraz Group) о взыскании 372 418 долларов США. Исковые требования решением суда были удовлетворены, а средства взысканы.

В 2008 году в Арбитражном суде Москвы адвокат выиграл процесс против Государственной налоговой инспекции о возмещении крупной суммы НДС турецкой компании «ОМСАН Ложистик». Год спустя, в Арбитражном суде Московской области его ждал успех в процессе против «Knauf Insulation» (Германия) в интересах турецкой компании «Бета-Тек». С ответчика было взыскано более одного миллиона евро.

В 2010 году в Арбитражном суде города Санкт-Петербурга и Ленинградской области Хасавов представлял интересы компании «Бета-Тек» по иску к Nissan о взыскании крупной суммы задолженности. Ответчик признал и полностью оплатил сумму долга. На основании данного соглашения производство по делу было прекращено. В этот же период Дагир Зиявдинович защищал в Федеральной антимонопольной службе Московской области интересы компании «Fresh Technologies», представители которой были вызваны в ФАС по частному заявлению о нарушении закона о рекламе. В марте 2011 года ФАС принял во внимание представленные адвокатом доказательства отсутствия состава административного правонарушения в рекламном слогане компании, и дело было прекращено.

В 2011 году несколько корреспондентов интернет-издания «Кавказский узел» объявили забастовку в связи с тем, что работодатель в одностороннем порядке изменил условия оплаты их труда. После того, как адвокатом Хасавовым, к которому обратились журналисты, была предъявлена мотивированная претензия, «Кавказский узел» в течение двух дней погасил всю задолженность и предложил журналистам новые, улучшенные условия труда.

Тогда же Хасавов выступил адвокатом активиста «Другой России», художника Дмитрия Путенихина (Матвея Крылова), обвинявшегося за оскорбление прокурора Алексея Смирнова - активист плеснул в него водой из бутылки. После двухмесячного пребывания в ИВС, Путенихин был приговорен к семи месяцам исправительных работ за оскорбление представителя власти при исполнении служебных обязанностей. И осужденный, и адвокат заявили, что полностью удовлетворены вынесенным приговором.

ДАГИР Зиявдинович впервые в России озвучил идею инкорпорирования шариатского суда в третейское судопроизводство. Заметим, что сегодня за легализацию шариатских судов, действующих на Северном Кавказе, активно выступает кудринский Комитет гражданских инициатив. Однако в апреле 2012 года интервью Хасавова на эту тему каналу РенТВ вызвало шквал негативных отзывов. Вырванные из контекста слова адвоката послужили поводом для грозных обвинений в его адрес со стороны целого ряда видных российских политиков, общественных и религиозных деятелей. Против Хасавова было возбуждено уголовное по признакам составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации»).

Это был очень тяжелый период в его жизни. Повсеместно шла незаслуженная огульная травля адвоката. И, кажется, больше всех в ней преуспели некоторые мусульманские духовные лидеры России, которые незадолго до этого, сами находясь вне правового поля, проиграли Хасавову ряд процессов, связанных с защитой прав авторов проекта Московской Соборной мечети. Все было так похоже на обычное сведение счетов...

– Мои коллеги отнеслись к случившемуся и увиденному по-разному, - вспоминает Дагир Зиявдинович. - Адвокатская палата России совместно с Министерством юстиции России сделали представление и добивались лишения меня адвокатского статуса. Но Адвокатская палата Москвы, в которой я состою, действовала строго по закону. Ее президент Генри Резник сделал заявление, в котором довел до всех, что не будет рубить с плеча. Есть необходимость выслушать меня, отметил он, потому что я с первого дня утверждал о широкомасштабной провокации, о том, что мои слова в интервью вырваны из контекста. Когда  представление о возбуждении против меня дисциплинарного производства поступило в квалификационную комиссию Адвокатской палаты, большинством голосов оно было отклонено со ссылкой на норму уголовно-процессуального права. Никто ведь не отменял презумпцию невиновности человека, пока судом его вина не доказана. Это решение было утверждено Советом Адвокатской палаты Москвы, и, несмотря на беспрецедентное давление прессы, политических деятелей, прокуратуры, Минюста России и Адвокатской палаты России, дисциплинарное производство было прекращено. Главным аргументом моих коллег при принятии столь непростого решения было то, что раз против адвоката возбуждено уголовное дело, докажите, что он преступник, дайте решение суда об этом, тогда и лишим его адвокатского статуса.

Время показало, насколько прозорливо, справедливо по отношению ко мне и честно по отношению к закону поступили мои коллеги во главе с умудренным жизненным опытом Генри Резником. Я безмерно благодарен им за это. Признателен я и моим защитникам по данному делу Сергею Беляку и Владимиру Одигайло. Их безупречная работа, усердие и профессионализм позволили донести мою ситуацию до коллег, помогли принять правильное решение, а в последующем и прекратить уголовное дело...

В этом тяжелейшем испытании, когда под угрозой оказалось не только его доброе имя, но и само пребывание на свободе, адвокат Хасавов проявил не только выдержку и мужество, но и высокие профессиональные качества, сумев организовать эффективную защиту от оголтелых нападок своих нечистоплотных оппонентов.

ОДНИМ из направлений правозащитной деятельности Дагира Хасавова является защита прав мусульман. Причем не только в нашей стране, но и за рубежом. Для него, как это и принято в исламе, нет географических границ, если нужно поддержать и защитить оказавшегося в беде брата по вере.

Вот уже два года Дагир Зиявдинович представляет интересы мусульманской общины Калининграда, которая на протяжении многих лет добивается строительства мечети в своем городе. За это время строительная площадка несколько раз переносилась с одного места на другое. Мечети была объявлена негласная война. Едва власти города определялись с новым местом строительства, как все строительные работы вновь стопорились из-за горожан, выражавших протесты по поводу будущего соседства с мусульманским культурно-религиозным центром.

Казалось бы, в 2009 году дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки. Мэрия Калининграда выделила мусульманской общине земельные участки под строительство мечети на территории парка «Южный». Однако в 2013 году, когда большая часть строительных работ была уже выполнена, многострадальная стройка вновь остановилась. Такое решение приняла прокуратура города на основании судебного иска, поданного руководством музея «Фридландские ворота», находящегося рядом с будущей мечетью. Позже Московский районный суд Калининграда признал незаконным постановление о выделении участков, поскольку, как вдруг выяснилось, эта территория относится к рекреационной зоне и входит в границы охранной зоны объекта культурного наследия регионального значения.

Обжалование судебного решения о запрете строительства мечети в Калининграде оказалось безуспешным. И когда в ноябре 2014 года Верховный Суд России отказал в передаче жалобы мусульманской общины Калининграда для рассмотрения в Судебную коллегию ВС РФ, местные власти потребовали снести практически уже построенное здание.

Не найдя справедливости на Родине, адвокат Дагир Хасавов принял решение добиваться разрешения на завершение строительства калининградской мечети в Европейском суде по правам человека. Таким образом, это дело получило широкий резонанс - в Страсбурге впервые было зарегистрировано заявление религиозной организации мусульман против Российской Федерации.

Дагира Зиявдиновича не могла оставить равнодушным и ситуация, сложившаяся в Таджикистане после сентябрьских событий прошлого года, когда власти этой страны обвинили Партию исламского возрождения Таджикистана в причастности к вооруженному мятежу, организованному заместителем министра обороны Таджикистана генералом Абдухалимом Назарзода. ПИВТ сразу же решительно отвергла эти обвинения, а ее лидер Мухиддин Кабири, находящийся за пределами страны, заявил, что данный «мятеж» был лишь поводом для того, чтобы запретить деятельность оппозиционной партии.

После повальных арестов членов Политсовета Партии исламского возрождения Таджикистана и блокирования работы ее ячеек в регионах страны Верховный Суд Таджикистана 29 сентября прошлого года признал данную партию террористической и экстремистской, запретив ее деятельность на территории республики.

Разгромленная властями Партия исламского возрождения Таджикистана (Ҳизби Наҳзати Исломии Тоҷикистон) была единственной легально действующей политической партией исламского толка на всем постсоветском пространстве. Эксперты сравнивали ее с плотиной, отделяющей в Таджикистане умеренных исламистов от радикальных.

После сентябрьских событий в Таджикистане международные правозащитные организации с тревогой сообщали, что властями республики были задержаны  и арестованы около 200 человек из числа активистов и сторонников ПИВТ. Некоторые из них, по свидетельству правозащитников, подверглись пыткам и другим формам жестокого обращения.

Дагир Хасавов вместе со своими коллегами из Турции Эмил Елдерим и Гулден Сонмез отправился в Душанбе, чтобы встретиться с арестованными членами запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана, ознакомиться с условиями их содержания и соблюдением их прав.

Поездка в Таджикистан проходила в напряженной атмосфере. Правозащитники из России и Турции побывали в международном отделе Генеральной прокуратуры Таджикистана и Министерстве иностранных дел этого государства, пытаясь добиться встречи с арестованными и их адвокатами. Визит иностранных правозащитников в Душанбе не обошелся без инцидентов, связанных с попытками их задержания. Адвокатам ясно дали понять, что их пребывание на территории  страны и последующие приезды сюда нежелательны.

Дагир Хасавов вернулся в Москву, удрученный ситуацией с нарушением прав человека в Таджикистане. Все это нашло отражение в его специальном докладе, подготовленном совместно с представителями турецких правозащитных организаций. Кстати, в адрес известного российского адвоката и правозащитника и сейчас продолжают поступать письма от граждан Таджикистана, уставших жить в полном бесправии, а две международные правозащитные организации Human Rights Watch и Norwegian Helsinki Committee вслед за визитом Дагира Хасавова в Таджикистан в апреле нынешнего года заявили, что после того, как власти поставили вне закона единственную в Центральной Азии исламскую партию, ситуация с правами человека в Таджикистане ухудшилась...

УБЕЖДЕННЫЙ в том, что справедливость должна торжествовать вопреки всем преградам на ее многотрудном пути, Дагир Хасавов стремится к тому, чтобы юридические знания стали доступными как можно большему числу людей. Именно поэтому он на протяжении многих лет являлся постоянным участником программы «ЖКХ» на Первом канале, а сейчас работает над рядом других проектов, носящих информационно-просветительский характер. При всей своей занятости и ограниченности во времени, успевает заниматься серьезными научными исследованиями. В 2002 году получил степень кандидата исторических наук. Диссертация Дагира Зиявдиновича была посвящена разработке и реализации российского законодательства в области предпринимательства и положению промышленных рабочих в конце XIX - начале XX вв.

У Д. Хасавова много планов на перспективу, и среди них – создание Международного мусульманского правозащитного центра России. Он не останавливается на достигнутом и раз за разом доказывает свой высочайший профессионализм. В этой связи показательно, что не так давно Дагир Зиявдинович стал первым кавказцем, получившим членство в Королевском институте арбитров Великобритании.

Королевский институт арбитров (Chartered Institute of Arbitrators) был основан в Лондоне в 1915 году и является признанным мировым центром продвижения и развития арбитража и других форм альтернативного разрешения споров. Оказавшись членом ведущей профессиональной ассоциации, представляющей интересы специалистов из разных стран, успешный российский адвокат еще раз подтвердил соответствие своих знаний и профессионализма наивысшим стандартам. Сегодня он - арбитр Центра арбитражного и третейского разбирательства Национальной палаты предпринимателей Республики Казахстан. Перед ним открывается новое широкое поле для применения собственного опыта в восстановлении нарушенных прав и в установлении справедливости.

Примечание: Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции.
2995