Понедельник, 16 января 2017
Сделать стартовой


Максим Шевченко: В Махачкале будут по-прежнему мешки на голову и в секретную тюрьму

Максим Шевченко: В Махачкале будут по-прежнему мешки на голову и в секретную тюрьму

М.Шевченко― Шестой раз объясняю, что еще месяц назад, когда Совет по правам человека был в Дагестане, мы обсуждали профилактический учет, его нельзя было оспорить юридически. Теперь, после принятия закона о профилактическом учете его можно оспорить юридически.

О.Пашина― Здорово. Цитирую журналиста Максима Шевченко, который в начале программы сказал, что не важно, какие законы, важно, как будут применятся на практике.

М.Шевченко― Вот. Я вам и говорю про правоприменительную практику. Теперь это можно оспорить. Ведомственную инструкцию оспорить было практически невозможно. Она была беспределом. А закон, пусть не совершенный… хотя профилактический учет на самом деле – это нормальная практика по отношению к рецидивистам, уголовникам. Вы хотите, чтобы рядом с вами жил человек, который имеет 7 ходок за бандитизм на зону и он не находился под надзором?

О.Пашина― Нет, не хочу.

М.Шевченко― Не хотите? Значит, вот по отношению к нему — профилактический учет. Но этому человеку теперь выдадут справку, что он находится на учете. Там есть еще один момент: закон открывает возможность для участия общественных организаций в профилактическом учете.

То есть, как это мы видим в развитых демократических странах: человек выходит из тюрьмы и вместо того, чтобы он знал, что он туда обязательно вернется, потому что им никто не занимается – это позволено вам, мне, другим людям теперь — помочь ему социализироваться, с ним работать, помогать ему устроиться на работу. Не сотрудник МВД будет это делать, а общественная организация по договору с МВД, например.

О.Пашина― Я поняла. Просто проблема в том, что вас интересует процесс, меня интересует результат. Но это так же, как с законом Яровой. Давайте посмотрим, как он будет работать. Может быть, он будет отлично работать, никого не будут сажать просто так. Будут выявлять экстремистов, прослушают наши с вами разговоры, поймут, что мы ни к чему НРЗБ

М.Шевченко― Многих людей сажали просто так, сажают просто так и будут сажать просто так, несмотря на все самые волшебные или все самые жестокие законы. Мы начали передачу с того, что я вам сказал, что, к сожалению, в России есть практика… Она есть не только в России, она есть в США, допустим.

Гуантанамо существовало вне всяких законов и вне всякой Конституции. Недаром ее вынесли даже за рамки американской территории, она была на военной базе фактически. Так вот, есть практика, что в рамках некой объявленной контртеррористической борьбы вообще законы никак не действуют. Людей пытают, людей похищают, людей скрывают от родственников, от адвокатов.

Я надеюсь, что закон – плохой он или хороший – по крайней мере хоть в какое-то русло введет это действие. Что теперь человека, когда его в машине посредине Махачкалы одевают на голову мешок, пихают в машину, а его несчастная мать неделю ищет, где он находится – в Каспийском, в Махачкале, в Хасавюрте или где-то еще, или во Владикавказ вывезли в секретную тюрьму, которую мы обнаружили во Владикавказе, где пытали людей, содержали людей без указания их содержания в журнале ИВС. А вот теперь, может быть, согласно этому закону ей сразу скажут: «Ваш сын подозревается в терроризме, и пожалуйста, нанимайте адвоката и оспаривайте…».

О.Пашина― И постарайтесь доказать, что он не террорист.

М.Шевченко― Да. Но я считаю, что это лучше, чем это сейчас. Другое дело, что я считаю, что этот закон соблюдаться тоже не будет, и по-прежнему будут мешки на голову, по-прежнему будут людей неделями держать, не подпуская к ним адвоката, пока показания на себя не дадут под электротоком.

Но вдруг нам удастся хотя бы одно дело оспорить. Знаете, есть такая теория малых дел? Я не хочу спасти сразу миллионы, из нельзя спасти, но хотя бы одного человека. Вдруг удастся доказать, что он не террорист, не экстремист, что он не опасный человек, хватит его пытать и мучить. Посмотрим, как это будет.

Программа "Особое мнение". Эхо Москвы

7025
1 комментарий
1
Тутта
11.07.2016 20:24
50 лет жены и детей нет. Борец с геями. А сам-то кто?
Введите код
Защита от спама
Загрузка...