Вторник, 6 декабря 2016
Сделать стартовой


«Отставание Ингушетии должно быть преодолено без патернализма со стороны Чечни»

«Отставание Ингушетии должно быть преодолено без патернализма со стороны Чечни»
«Путин на встрече с Кадыровым также мог порекомендовать ему "не дразнить гусей"​»


Путин по пути в Таджикистан приземлился в Ингушетии и поднял там вопросы, связанные с существенной неразвитостью республики при высокой рождаемости, очень большом количестве детей, огромном числе людей в трудоспособном возрасте.

В этой связи возможно, что он хотел сблизить братские народы Ингушетии и Чечни с тем, чтобы Чечня, в которой, в частности, строительный бум очень успешно длится уже несколько лет, могла помочь Ингушетии в решении тех проблем, которые он поднял. Это одно.

Второе. Вполне возможно, что Путин, учитывая конкуренцию двух лидеров, хотел их сблизить между собой, найти для них общую работу, чтобы они не находились в конкурентных условиях, а республики находятся, надо отметить, не в равных конкурентных условиях.

Нельзя забывать, что когда Ингушетия отделилась от Чечено-Ингушской АССР, стала самостоятельной республикой, там фактически не было ни одного города, это был сельский регион Чечено-Ингушетии. То, что сейчас в Ингушетии называется городами, еще недавно были большими селами.


Трудно сказать, почему Кадыров и Евкуров конкурируют. Возможно, Кадырову хотелось установить определенные патерналистские, покровительственные отношения с Ингушетией. На это, в общем-то, есть основания, потому что, повторяю, Чечня экономически, численно и промышленно – более развитая часть бывшей Чечено-Ингушетии.

Для меня совершенно оправданно и понятно нежелание ингушей попадать в некую патерналистскую зависимость, хотя бы даже символическую, от Чечни. Это вполне могло вылиться в плохие отношения между лидерами.


Мы наблюдали несколько раз нелицеприятные высказывания Кадырова и Евкурова в адрес друг друга. Это было, правда, давно. Можно считать, я думаю, что эти конфликты забыты. Но они имели место быть. Вполне возможно, что Путину хотелось, чтобы главы республик не решали вопросы личного характера, а концентрировали внимание на общегосударственных проблемах.

Отставание Ингушетии, поднятие ее инфраструктурных секторов должно быть преодолено без патернализма, а по-братски, как полагается в единой стране.

В Ингушетии очень низкий уровень современной промышленной инфраструктуры, дорог, зданий, спортивных сооружений, школ, детских садов, возможностей трудоустройства населения.

В 1992 году порядка 70 тысяч ингушей покинули Пригородный район, они до сих пор толком не устроены.

Повторяю, демографическая ситуация в республике такова, что просто своими усилиями ингуши не справятся с радикальным изменением промышленной инфраструктуры.

Чечня, конечно, могла бы оказать существенную помощь, но это должна быть настоящая братская помощь, без стремления доминировать, оно недопустимо. Ингуши, как любой кавказский народ, на такое не согласятся.


Надо отметить, что очень трудно оценивать уровень благополучия в республиках в плане успешности разрешения конфликтов. Несмотря на то, что народы братские, они существенно отличаются друг от друга по многим параметрам.

В Чечне – очень мощная власть Рамзана Кадырова, весьма эффективная, хорошо выстроенная и надежная. Оппозиция в республике, конечно, есть. Я думаю, что в основном она подпитывается из-за границы. С теми хорошо организованными и жесткими случаями, которые относительно недавно произошли, к счастью, Кадырову удалось справиться.

И совсем другое дело – Ингушетия, в которой нет жесткого построения власти, оппозиция более широкая, но более слабая, мягкая и четко не выраженная. Это принципиально разные республики, поэтому сравнивать их очень трудно. Сказать, у кого сильнее, у кого опаснее, я не могу.


Говоря о причинах встречи Путина с главами Чечни и Ингушетии, можно отметить и такой аспект, который был вызван судом в Южно-Сахалинске, где судья вынесла совершенно чудовищное, очень провокационное решение о запрете фактически фундаментальных положений ислама, изложенных в открывающей, одной из главных молитв мусульман «аль-Фатихе». Может, при этом судья не понимала до конца своих действий.

Слова «только Тебе мы поклоняемся», то есть принципиальные позиции исламского вероисповедания и единобожия в целом, были признаны экстремистскими. Это перл. Трудно себе вообразить более идиотского и более провокационного поступка. К сожалению, мы живем в такое время, когда слова уровня уличного сумасшедшего могут исходить из уст людей, облеченных властью.

Наиболее резкие суждения по этому поводу были высказаны Рамзаном Кадыровым.

Я даже предполагаю, что Путин решил встретиться с Кадыровым, чтобы порекомендовать ему «не дразнить гусей».

Элита российского общества сейчас расколота, грубо говоря, на две части. Одна, условно говоря, – компрадорская, которая хочет сохранить на любых условиях хорошие отношения с Западом.

Вторая – которая считает, что охлаждение этих отношений из-за Крыма хорошим началом для того, чтобы в конце концов освободиться от западных пут, которыми Россия окутана со всех сторон.

В этих условиях ссора или устранение политической фигуры Рамзана Кадырова очень важна компрадорской части высшей политической элиты.


Такая встреча нужна была, возможно, для того, чтобы Кадыров не давал повода для своего устранения.

Протесты можно выражать, но в такой резкой форме, в которой он их высказал, они недопустимы, они «льют воду на мельницу» врагов того политического направления, которое, я не уверен, но, судя по всему, избрал Путин.

Между прочим, Евкуров тоже высказался по этому случаю, но в более мягкой и деликатной форме. Он это сделал, по-моему, очень виртуозно и правильно.
Глава Ингушетии выразил протест, сказав, что из-за вырванных из контекста цитат и вольных интерпретаций завтра такие же необдуманные решения могут появиться и в отношении Библии и Торы. 
Энвер Кисриев
344
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...