Суббота, 10 декабря 2016
Сделать стартовой


Как можно развязать карабахский узел?

Как можно развязать карабахский узел?


Конфликт вокруг Нагорного Карабаха наносит ущерб интеграционным проектам на постсоветском пространстве.
Как сообщает AZE.az, Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования, на Sputnik Азербайджан рассуждает о том, что конфликт вокруг Нагорного Карабаха – старейший и сложнейший из всех, сотрясавших СССР в последние годы его существования и постсоветское пространство в первые годы после распада СССР. «Начавшись в 1987 году, он не завершен до сих пор. Это первый пример не просто межнационального столкновения в СССР, а конфликта межреспубликанского, который в результате вылился в открытую войну Армении и Азербайджана, уже в качестве независимых государств.
 
В мае 1994 года, после подписания Бишкекского протокола, интенсивные боевые действия были прекращены, конфликт перешел в стадию заморозки. Тем не менее, периодические обострения и перестрелки на линии разграничения случаются с завидной регулярностью, вызывая острую реакцию как в Ереване, так и в Баку. Периодически возникает угроза возобновления боевых действий.
            Возобновление конфликта недопустимо
Непреодоленный конфликт вокруг Нагорного Карабаха наносит ущерб интеграционным проектам на постсоветском пространстве. СНГ – едва ли не единственная структура, где одновременно присутствуют Ереван и Баку. Но уже членство Армении в ОДКБ послужило одним из раздражавших Азербайджан факторов, приведших к его выходу из этой организации в 1999 году. Можно с высокой долей уверенности предположить, что точно так же членство Армении в ТС и ЕАЭС тормозит сотрудничество Баку с этими структурами.
 
Сейчас мы наблюдаем общее обострение международной обстановки в результате системного кризиса PaxAmericana и попытки Вашингтона преодолеть кризис глобальной системы, основанной на их гегемонии, встав на путь жесткой конфронтации с Россией. В результате возрастает опасность искусственнойразморозки (усилиями США) всех замороженных конфликтов на постсоветском пространстве. Учитывая стратегическое значение карабахского конфликта, он, наряду с Приднестровьем, первый на очереди. Особенно с учетом того, что Кавказ – ворота России на Ближний Восток, которые США усиленно пытаются закрыть.
 
При этом США, если им удастся разморозить карабахский конфликт, будут добиваться как можно более высокой интенсивности боевых действий, прекрасно понимая, однако, что достижение военной победы одной из сторон невозможно.
 
По сути, возобновление конфликта даст старт взаимному истреблению двух народов без перспективы достижения в обозримом будущем результата, способного удовлетворить хотя бы одну из сторон конфликта.
 
Естественно, такая ситуация серьезно свяжет российские ресурсы, поскольку Москва не сможет ни открыто выступить на чьей-либо стороне, ни допустить разрастания кровопролития.
Что возможно и невозможно?
 
Единственный способ снизить уровень опасности – приступить к реальному урегулированию кризиса на основе прямых двусторонних контактов между Баку и Ереваном.
 
Понятно, что быстро ликвидировать последствия почти трех десятилетий военно-политического противостояния невозможно. И выйти на текст взаимоприемлемого соглашения, возможно, удастся лишь через годы (правда, хотелось бы надеяться, что получится быстрее). Но для того, чтобы снизить или даже полностью снять угрозу возобновления вооруженного конфликта от сторон и не требуется сразу выйти на соглашение. Даже принципы урегулирования – вопрос, который, скорее всего, будет обсуждаться долго.
 
Однако согласие Баку и Еревана на прямые переговоры, с одновременным декларированием приверженности исключительно мирным средствам разрешения конфликта, создаст принципиально иную политическую и информационную ситуацию.
 
Сегодня, когда стороны пребывают в состоянии хрупкого перемирия, не доверяют друг другу, ждут провокаций и готовятся к войне, пропаганда с обеих сторон работает на создание образа врага. В этих условиях политики вынуждены жестко реагировать на любое недоразумение, любую случайность, любую провокацию. Общество и в Баку, и в Ереване ждет от своих лидеров максимально жесткой реакции на «происки врага». Соответственно любой, даже самый незначительный инцидент быстро приобретает гомерические размеры и вызывает обмен жесткими заявлениями на наивысшем уровне. А жесткие заявления лидеров, в свою очередь, вызывают очередную волну милитаристской истерии в прессе.
 
Политики и общество попадают в порочный круг и начинают взаимно накручивать друг друга. До сих пор удавалось вовремя остановиться. Но если включится мощная сила, желающая подтолкнуть к войне и поднаторевшая в провокациях конфликтов по всему миру, не факт, что очередное обострение не станет фатальным.
 
Чтобы вырваться из этой дурной последовательности нескончаемого противостояния, надо, чтобы переговоры стали в принципе возможны. При этом мы понимаем, что на сегодня ни Ереван не может отказаться от поддержки карабахских армян, ни Баку не в состоянии будет оправдать перед азербайджанским обществом отказ от восстановления своего суверенитета в границах Азербайджанской ССР. Следовательно, помимо приверженности исключительно мирным средствам решения конфликта, для открытия переговорного процесса, стороны должны на уровне общей декларации признать, что при нынешнем состоянии дел невозможными являются две вещи:
 
– Возвращение к состоянию до конфликта;
– Сохранение текущей обстановки.
 
Фактически это было бы первым компромиссом на пути к единственно возможному в сложившейся ситуации компромиссному миру. Обращаю внимание на то, что предлагаемые формулировки являются максимально общими. Кто, от чего, в чью пользу и в обмен на что откажется – вопрос дальнейших, возможно многолетних переговоров.

Сегодня необходимо применить такие стартовые формулировки, чтобы позиции не были однозначно противоположными, чтобы возникла хотя бы теоретическая возможность сведения их к общему знаменателю. Дальше можно нащупывать основания компромисса и параллельно работать с общественным мнением в обоих государствах, меняя его направленность с противостояния на конструктив.

Ситуация благоприятна

Сегодня ситуация для успеха переговоров складывается исключительно благоприятно. Если раньше стороны конфликта периодически испытывали искушение получить дополнительные преимущества, поиграв на растяжке Россия – Запад, то сегодня  это становится невозможным. Запад более не способен играть в регионе конструктивную роль. У ЕС на это просто нет ресурсов, а США уже отметились попытками организации цветных переворотов и в Баку, и в Ереване. Единственный реальный посредник, поддерживающий хорошие отношения с обеими странами – Россия.

И Армения, и Азербайджан находятся в непосредственной близости к региону, в котором активно действует ИГИЛ, и являются его потенциальными целями. Они заинтересованы не в растрате своих военных потенциалов в бессмысленном братоубийственном конфликте, но в их объединении для защиты от исламистов. И опять-таки – единственный естественный союзник не только способный, но и заинтересованный оперативно оказать помощь Баку и Еревану в случае активизации действий ИГИЛ в Закавказье – Россия.

Все внешние условия сложились таким образом, что делают конструктивный диалог с хорошими шансами на успех не только возможным, но необходимым. Но для этого надо признать возможность и целесообразность прямых переговоров Баку и Еревана. Переговоры могут начаться на любой площадке, в том числе и при российском посредничестве, но инициатива должна исходить от Армении и Азербайджана. Это их конфликт, их урегулирование, и оно не может быть им навязано».

Намик Гусейнов

Источник:
300
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...