Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Мекегинский картель. Борьба за власть в Дагестане

Мекегинский картель. Борьба за власть в Дагестане

КТО СТАНЕТ ТЕНЕВЫМ ЛИДЕРОМ ДАГЕСТАНА

Прошедшие две недели оказались богатыми на горячие новости для жителей Дагестана. Правда, на этот раз обошлось без громких терактов и убийств. Сначала важное сообщение пришло из Северо-Кавказского окружного военного суда, который приговорил к пожизненному заключению экс-мэра Махачкалы Саида Амирова. А 9 сентября Басманный суд Москвы заочно арестовал главного оппонента Амирова и свидетеля по его делу, олимпийского чемпиона по вольной борьбе и главу дагестанского Пенсионного фонда Сагида Муртазалиева.

С дагестанской политической арены выбыли сразу два тяжеловеса. Как сегодня живет этот некогда нестабильный регион? Кто займет место на политическом олимпе в республике? Какой из местных кланов в ближайшие несколько лет будет контролировать Дагестан? Обо всем этом в специальном расследовании «Совершенно секретно».

Пожизненный приговор Саиду Амирову стал большой неожиданностью для жителей республики. Все наши собеседники были уверены в серьезном сроке, но не настолько суровом. Амирову, говорят знающие его люди, не столь важно, в каких условиях отбывать наказание. Главное, чтобы в его отсутствие не растащили все имущество. Кроме того, он хотел бы в этой истории еще и сохранить лицо. Теперь, судя по всему, отсутствие Амирова будет слишком долгим, чтобы все осталось, как и раньше, в его руках. Ну, а о самом некогда могущественном мэре Махачкалы уже через каких-нибудь несколько лет будут помнить лишь его близкие родственники.

 

ГЛАВА ПЕНСИОННОГО ФОНДА ФИНАНСИРОВАЛ БОЕВИКОВ

Что касается главы Пенсионного фонда Сагида Муртазалиева, то до последнего времени в Москве, по нашим данным, очень высокопоставленные персоны пытались решить его вопрос в положительную сторону. Затянувшаяся с конца июля пауза (именно тогда был арестован и доставлен вертолетом в Москву глава Кизлярского района Андрей Виноградов, а у следствия возник ряд вопросов по этому делу к Муртазалиеву. – Прим. ред.), по мнению наших источников, была связана с тем, что за олимпийского чемпиона по вольной борьбе заступался Рамзан Кадыров. В республике ни для кого не секрет, что несколько лет назад Сагид Муртазалиев породнился с главой Чечни, взяв себе второй женой двоюродную сестру Кадырова.

Так в чем же конкретно подозревается глава дагестанского Пенсионного фонда? Сыщики уверены, что в марте 2009 года Сагид Муртазалиев, в то время еще глава Кизлярского района, через пособника боевиков Рабаданова передал 2 млн 700 тыс. рублей лидеру местной бандгруппы Абдулле Саадулаеву по кличке Дауд. Эти деньги якобы предназначались для поддержания бандитов взамен на выполнение ими ряда деликатных поручений.

Но 19 сентября того же года силовики ликвидировали Дауда. После назначения Муртазалиева весной 2010 года главой республиканского пенсионного фонда, по версии следствия, он рассказал о своих планах продолжить финансирование кизлярской бандгруппы экс-руководителю отделения пенсионного фонда по Кизлярскому району Омару Асадулаеву и тогда еще первому заместителю главы района Андрею Виноградову.

А уже в конце июня 2010 года Муртазалиев, согласно материалам дела, встретился в кизлярском кафе «Сидней 2000» со своим знакомым Юсупом Гасановым и предложил дать местной бандгруппе 100 тыс. долларов, пообещав при этом дальнейшее финансирование, если боевики исполнят заказ на убийство заместителя начальника отдела Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ) Шевкета Куджаева и вице-мэра Кизляра Василия Наумочкина. «Сидней 2000», по нашим данным, принадлежит лично Муртазалиеву и использовалось олимпийским чемпионом фактически как штаб-квартира.

Мотивом послужило то, что Наумочкин, будучи влиятельным в районе политиком и общественником, а с марта 2010 года – еще и вице-мэром Кизляра, «… открыто выражал свое несогласие с решениями, принимаемыми Муртазалиевым, тем самым оказывая ему реальное противодействие». А Шевкет Куджаев «принимал активное участие в выявлении и раскрытии преступлений» той бандгруппы, которую, по данным следствия, использовал в своих целях Муртазалиев.

Гасанов передал это предложение новому лидеру бандгруппы Пахрудину Гаджиеву, который согласился, но потребовал личной встречи с Виноградовым. Муртазалиев, по версии следствия, передал Виноградову и Асадулаеву 3 млн рублей и поручил передать их Гаджиеву. Передача денег состоялась в начале июля на окраине села Серебряковка, куда Гасанов привез Виноградова и Асадулаева для встречи с главарем банды.

Шевкет Куджаев был убит 3 августа, а 23-го было совершено покушение на вице-мэра Кизляра. Но Наумочкин выжил.

 

МЕКЕГИНСКИЙ КЛАН

После вынужденного ухода с политической сцены даргинца Саида Амирова и аварца Сагида Муртазалиева в Дагестане на вершине властной вертикали прочно укрепились мекегинцы. Село Мекеги находится в 100 км от Махачкалы в Левашинском районе Дагестана. Уроженцы этого села, оказавшись на различных должностях в республиканском правительстве и дагестанских муниципальных образованиях, объединились в так называемый мекегинский клан.

Этнически это те же даргинцы, но сами себя они предпочитают называть именно мекегинцами. Направленному из Москвы, но долго отсутствующему в республике аварцу Рамазану Абдулатипову было важно заручиться поддержкой влиятельного клана. И им оказались мекегинцы.

Лидером мекегинского клана является Абдусамад Гамидов. Абдусамад почти 15 лет возглавлял министерство финансов республики. Этот пост он занял вместо своего брата Гамида Гамидова, который был взорван 20 августа 1996 года прямо у здания министерства. По нашим данным, подрыв, в котором пострадали более 20 человек, стал результатом соперничества Гамидова с Саидом Амировым за лидерство среди даргинцев.

И хотя, как рассказывают очевидцы, Амиров клялся на Коране перед матерью Гамидова, что это не он убил ее сына, многие так и не изменили своего мнения о том, кто стоит за этим громким убийством. В 2013 году, вскоре после утверждения главой республики Рамазана Абдулатипова, Абдусамад Гамидов был назначен председателем правительства Дагестана.

В мекегинский клан помимо Гамидова входит экс-мэр Каспийска, города-спутника Махачкалы, Джамалудин Омаров. Он же является дядей дагестанского премьера. Сегодня Каспийском руководит зять Омарова Магомед Абдулаев. Мекегинец и бывший после Саида Амирова мэр Махачкалы Магомед Сулейманов, известный в республике под кличкой Моряк, – двоюродный брат Гамидова. Активная фаза карьерного роста Сулейманова началась в прибрежном городе Избербаш, где он около 10 лет был главой.

Именно в период его руководства городом прибрежные городские земли Избербаша и соседнего Каякентского района из состава особо охраняемых территорий рекреационного назначения переходили в частные руки под застройку. Разразившийся было земельный скандал, как утверждают наши собеседники из правоохранительных органов, прикрыли сомнительными документами о якобы затоплении прибрежной зоны.

После Избербаша в 2007 году Моряк на три года пересел в кресло председателя Народного собрания Дагестана. В те годы президенту республики Муху Алиеву на этом посту нужен был подконтрольный, не обладающий развитым критическим мышлением человек. Ни представитель из окружения Магомедали Магомедова, ни Саида Амирова на этот пост не подходил. В этом ключе показательна история, которая произошла во время посещения Дагестана тогда еще лидером партии «Яблоко» Григорием Явлинским.

Причиной визита известного российского политика стало избиение в Махачкале члена местного отделения партии и журналиста Рустама Салахбекова. Салахбеков в своих публикациях резко критиковал дагестанских чиновников, провел ряд журналистских расследований, чем нажил себе достаточное количество недоброжелателей. Как рассказали нам свидетели тех событий, приехавших в Махачкалу Явлинского и Салахбекова принял в своем кабинете председатель Народного собрания Магомед Сулейманов. В процессе разговора Моряк стал предъявлять претензии к работе журналиста, упрекая его в подрывной деятельности по отношению к официальной власти и государственному строю.

Салахбеков стал спорить с Сулеймановым и доказывать, что это не так. Тогда Моряк, бывший профессиональный спортсмен, ни сколько не смущаясь присутствия Григория Явлинского, вызвал Рустама Салахбекова на борцовский поединок. Но в 2010-м Сулейманов добровольно покидает парламент и становится главой республиканского Фонда обязательного медицинского страхования, бюджет которого сопоставим с бюджетом всего Дагестана.

Представители местных спецслужб на условиях анонимности рассказали нам, что Сулейманов находился в их активной разработке по фактам вывода бюджетных средств из ФОМСа. По их предварительным подсчетам, за годы руководства фондом Сулеймановым ФОМС лишился не менее 3 млрд рублей. Но оперативное дело было заморожено вышестоящим начальством, а в 2013 году Рамазан Абдулатипов назначил Магомеда Сулейманова на должность главы Махачкалы.

Как Моряк руководил столицей, рассказывают простые махачкалинцы. На фоне «потемкинского» благоустройства (облагородили городской пляж, несколько парков в центре города, посадили цветы и отремонтировали филармонию) при Сулейманове возросли и продолжают сейчас оставаться высокими ставки по устройству ребенка в детский сад (сегодня ставка в Махачкале составляет 100 тысяч рублей. – Прим. авт.). Из обещанных 34 новых школ и детских садов в городе были построены всего 4 школы и несколько садиков.

Ремонт дорог был вообще приостановлен. Как рассказывают наши источники в республике, все пригородные карьеры с песком и щебенкой, а также асфальтовый завод принадлежали экс-мэру дагестанской столицы Саиду Амирову. Магомед Сулейманов не захотел приобретать материалы для дорожных работ у амировских компаний и начал строить свой асфальтовый завод в пригороде Махачкалы. Итог – строительство дорог в городе было заморожено почти на целый год. И этот список можно продолжать еще долго.

После ухода Сулейманова с поста главы Избербаша городом стал руководить его брат, тоже мекегинец. Мекегинцы возглавляют еще несколько крупных районов республики. Как утверждают представители местных правоохранительных органов, с финансами у этого клана все более чем хорошо. Единственное, что отличает их от одиозных Амирова и Муртазалиева, – их никогда не подозревали в «кровавых разборках». А за это в республике на многое готовы закрывать глаза.

 

МУСА МУСАЕВ МОЖЕТ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПРИСТАВКИ «И. О.»

Вынужденный отъезд за границу Муртазалиева сыграл на руку именно действующей дагестанской власти. Руководитель Пенсионного фонда был неподконтролен республиканским высокопоставленным чиновникам. Близкое окружение главы республики не могло позвонить по телефону руководителю республиканского Пенсионного фонда и указать, что тому нужно сделать.

В то время как, по нашим данным, нынешнему исполняющему обязанности мэра Махачкалы Мусе Мусаеву может позвонить, например, начальник охраны главы республики или родной брат Рамазана Абдулатипова с указанием, кому конкретно передать тот или иной участок городской земли. Муртазалиев же видел себя на месте градоначальника с целью последующего прыжка в кресло главы республики. Случись это, никто из нынешних власть имущих не осмелился бы обратиться к нему с подобными приказами. Многие просто его боялись.

В ближайшее время Муса Мусаев может избавится от приставки «и. о.» и станет полноправным градоначальником республиканской столицы. Источники же «Совершенно секретно» в дагестанском правительстве характеризуют Мусаева как довольно слабого хозяйственника, полностью подконтрольного председателю правительства Гамидова. И действительно, в разные годы Мусаев работал в республиканском Министерстве финансов именно в бытность главой минфина Абдусамада Гамидова.

На случай если Рамазану Абдулатипову не продлят полномочия на следующий срок, мекегинский клан еще больше активизирует работу по продвижению на этот высокий пост премьер-министра Гамидова.

Союзником мекегинского клана в выборе следующего руководителя Дагестана вполне может стать и бывший президент республики Магомедсалам Магомедов. Сейчас экс-глава республики возглавляет одно из управлений в администрации Президента России. Даргинцы известны тем, что в сложные и важные моменты умеют сплотиться вокруг одной цели. Для чего это нужно? Даргинец во главе Дагестана будет означать для мекегинцев возможность решать любые свои финансовые вопросы.

 

TASS_4842667

Фото: Сергей Карпов. ТАСС

 

ПРЕТЕНДЕНТЫ

Разговоры о новых кандидатах на пост главы Дагестана пошли уже через год после начала работы Рамазана Абдулатипова. Большое количество недовольных политикой республиканских властей было вызвано в первую очередь вернувшейся в Дагестан клановой системой. Но, по мнению наблюдателей, изжить клановость в многонациональной республике не удастся еще долго. Любой очередной претендент на высший дагестанский пост, обсуждаемый в высоких кабинетах, автоматически тянет за собой свою национальную команду и имеет криминальный багаж за спиной.

Еще одна фамилия, которая постоянно звучит накануне смены элит в Дагестане, – это начальник Управления Федерального казначейства по Республике Дагестан Сайгидгусейн Магомедов. За глаза многие называют его предельно просто – «казначей». У «казначея», по данным наших собеседников, хорошие связи с руководителями федеральных силовых структур. Ушедший в отставку в 2013 году глава Пограничной службы России Владимир Проничев был частым гостем на даче Магомедова у Каспийского моря. По словам наших источников, с каждого крупного перевода Магомедов получает 2 %. Но местным спецслужбам до сих пор не дают отмашку сверху.

«Казначей» женат на сестре Газимагомеда Гимринского. Гимринский – участник боевых действий в Чечне, депутат республиканского парламента нескольких созывов. По роковому стечению обстоятельств был убит своим воспитанником, ставшим впоследствии одним из самых кровавых лидеров бандподполья Ибрагимом Гаджидадаевым («Совершенно секретно» от … – Прим. ред.).

Возможно, именно поэтому Сайгидгусейн Магомедов никогда не был жертвой вымогательства со стороны «лесных братьев». Но на руках «казначея» нет крови, и его высокопоставленные друзья постоянно пытаются продвинуть его кандидатуру на пост главы республики. Умение поддерживать со всеми дружеские отношения позволяют ему вот уже более 15 лет бессменно находиться на своем посту.

Любопытная деталь – само назначение Магомедова в казначейство произошло в Москве без ведома тогдашнего главы Дагестана Магомедали Магомедова, что для республики того времени исключительный случай.

Единственный, чья кандидатура всерьез обсуждалась в Кремле еще в конце прошлого года и кто не связан с местными элитами, – нынешний полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Сергей Меликов. Лезгин по национальности, Меликов профессиональный военный. Возглавляя в 2011 году группировку внутренних войск в Чечне, за два месяца уничтожил всех боевиков в одном из самых криминогенных районов.

Приемный сын Меликова героически погиб во время проведения контртеррористической операции. За что посмертно получил звезду Героя России. За 10 лет, проведенных в группировке федеральных войск в Ханкале, Сергей Меликов наладил дружеские отношения с Рамзаном Кадыровым. Сегодня двоюродный брат чеченского лидера является первым замом Меликова в полпредстве. Но, по нашим данным, получив предложение возглавить Дагестан, генерал сам от него отказался.

 

С ДВОРКОВИЧЕМ ЗИЯВУДИН МАГОМЕДОВ ПОЗНАКОМИЛСЯ ЕЩЕ В МГУ

Тем не менее всем потенциальным кандидатам на пост главы республики нужно заручиться поддержкой хотя бы одной из двух крупнейших финансовых групп республики. Это либо Сулейман Керимов, либо братья Магомедовы и их группа «Сумма».

Именно так было с назначением главой Дагестана Магомедсалама Магомедова, которого, по информации наших источников, именно Сулейман Керимов порекомендовал в Кремле и организовал ряд встреч с первыми лицами государства. Правда, через несколько лет Керимов разочаровался в своем выборе. Магомедсалам не оправдал надежд, нарушив целый ряд договоренностей, связанных в том числе и с содействием структурам Керимова в передаче морского порта и аэропорта в Махачкале.

По некоторой информации, к назначению Рамазана Абдулатипова, пришедшего на смену Магомедсаламу, непосредственное отношение имели уже братья Магомед и Зиявудин Магомедовы. Братья Магомедовы по национальности аварцы. Оба в 1993 году окончили экономический факультет МГУ. Именно здесь Зиявудин познакомился со своим однокурсником, будущим вице-премьером российского правительства Аркадием Дворковичем.

Эксперты указывают на то, что именно в период президентства Дмитрия Медведева группа компаний Магомедовых «Сумма» стремительно начала набирать обороты. В отличие от Сулеймана Керимова братья Магомедовы выбирают своих сторонников не только из старой политической колоды, но и выращивают молодые кадры. Так, их ставленником является глава Хунзахского района Дагестана Саид Юсупов.

Юсупов, занявший этот пост два года назад, еще в 2011 году работал директором краснодарского филиала компании «Суммателеком». По мнению наблюдателей, братья Магомедовы намерены и дальше продвигать Саида Юсупова по политической карьерной лестнице.

 

ДЕРБЕНТ И ОКРЕСТНОСТИ ПОД ПАТРОНАЖЕМ ЭКС-ПРОКУРОРА

 

Этим летом свой пост неожиданно покинул глава Дербента Имам Яралиев. У него, конечно, не было президентских амбиций, но желание взять под свой контроль территорию Южного Дагестана было слишком велико. Тем более неожиданной была его отставка в самом начале его очередного мэрского срока (следующие выборы мэра Дербента должны были состояться только в 2018 году. – Прим. ред.).

Яралиев по национальности лезгин. Почти 11 лет он возглавлял прокуратуру республики. Но в 2006 году с приходом к власти Муху Алиева лишился поста прокурора и ушел в глубокую оппозицию. Тем не менее, вопреки действующей тогда власти, Яралиеву удалось выиграть выборы главы в своем родном Сулейман-Стальском районе. А в 2009-м на выборах мэра Дербента после череды громких скандалов экс-прокурор через суд добился признания результатов выборов недействительными и занял кресло главы древнейшего южного города России.

В январе 2015 года Яралиев переизбрался на новый срок, и, казалось, ничто не должно было омрачить его правление. Заявление о добровольной отставке, как говорят, было вынужденным решением. Яралиеву принадлежит ставший известным на всю страну бренд минеральной воды «Рычал-Су». К бывшему дагестанскому прокурору, а ныне крупному бизнесмену появилось много вопросов не только со стороны республиканских властей, но и со стороны правоохранительных органов.

Сразу после очередного переизбрания в отношении Имама Яралиева было возбуждено уголовное дело по факту незаконной передачи городских земель в частные руки. К тому же в республику приезжал полпред президента в СКФО Сергей Меликов и прилюдно критиковал результаты работы Яралиева по подготовке к 2000-му юбилею Дербента.

Сам Яралиев, по нашим данным, в этот период большую часть времени проводил в Москве, пытаясь решить свои проблемы. Но время, когда главу Дербента поддерживали высокопоставленные федеральные чиновники и крупный бизнес в лице Сулеймана Керимова, прошло. Ему на смену пришло разочарование.

У Яралиева с республиканским центром отношения не складывались еще со времен, когда президентом республики был Муху Алиев. Уже тогда все, кто знал лично Имама Яралиева, были уверены: стань экс-прокурор республики мэром Дербента, он подомнет под себя весь Южный Дагестан.

Однако в подковерных войнах первым пал Алиев, а связи Яралиева на федеральном уровне, в том числе и среди высокопоставленных сотрудников Генеральной прокуратуры, а также не без помощи крупного бизнеса позволили ему возглавить администрацию древнейшего российского города.

И практически сразу, как и предполагали многие, Имаму Яралиеву удалось посадить в кресла руководителей близлежащих к Дербенту районов своих людей. В частности, сын Яралиева Азиз стал заместителем главы Сулейман-Стальского района.

Собственно, в Южном Дагестане находится и главная золотая жила бывшего прокурора – источник, от которого начала свой путь марка минерально-лечебной воды «Рычал-Су».

Как рассказал «Совершенно секретно» один из бывших республиканских работников прокуратуры, клану Яралиевых принадлежит небольшой заводик по разливу минеральной воды. Говорят, что еще в бытность работы Яралиева в надзорном ведомстве, территория, расположенная в предгорьях Сулейман-Стальского района, на которой был обнаружен лечебный источник, была огорожена.

Местным жителям доступ к роднику был закрыт. Был построен заводик по разливу минеральной воды. Отпускная цена одной бутылки несколько лет назад была 30 рублей. В день таких бутылок выходило с уже обновленного производства десятки тысяч. Сегодня, по нашим данным, этот завод работает в три смены, не справляясь с заказами. Но, как говорят наши собеседники, сейчас самое лучшее время вернуть лечебный источник в распоряжение государства и простых местных жителей.

Артем ИУТЕНКОВ

Источник:
641
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...