Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


«Сейчас русские уже уехали, и уезжают нерусские». Ставропольский край

«Сейчас русские уже уехали, и уезжают нерусские». Ставропольский край


Чем живет аул Ногайской степи, который называют самым спокойным и бесконфликтным?


А ровно посередине между ними на степной автодороге находится аул Новкус-Артезиан, который посетить удалось только вчера. Встретился и побеседовал с местными чиновниками, депутатами, фермерами… И услышать о них, чем реально живет сегодня аул, который районный депутат, лидер краевой ногайской автономии Заурбек Шерпеев назвал самым спокойным и бесконфликтным на востоке края. 

Это земля етисанцев

Новкус-Артезиан получил название от тюркского рода Нокус, которое за десятилетия адаптировалось на русский манер (кстати, столица Каракалпакии, также населенной тюрками, носит название Нукус). А в начале прошлого столетия в ауле был пробит артезианский колодец.

В годы Великой Отечественной войны здесь шли кровопролитные танковые бои: гитлеровцы использовали аул (он тогда входил в состав Грозненской области) как важный стратегический пункт связи своих войск, оседлавших шоссейную дорогу «Буденновск – Моздок». Рядовой Айдамир Ачмизов, адыгеец, стал первым Героем Советского Союза из состава Кубанского казачьего кавалерийского корпуса. 

Во время муниципальной реформы 2003 года Новкус-Артезиан вместе с еще тремя аулами (Ямангой, Артезиан-Мангит и Кок-Бас), населенными преимущественно ногайцами-етисанцами, объединился в один сельсовет. Были в новейшей его истории страницы и религиозного возрождения (скажем, в августе 2001 именно в Новкус-Артезиане состоялось учредительное собрание имамов Степновского и Нефтекумского районов, которые приняли обращение на имя верховного муфтия Талгата Таджуддина с просьбой создать Ставропольский муфтият, однако ответа не получили), и террористические вылазки. 

А еще в 2008 году группа исследователей под руководством Виталия Белозерова определила, что именно Новкус-Артезиан является территорией с наибольшим конфликтным потенциалом в Нефтекумском районе. А подсчитывали ученые изменение этнического баланса с начала девяностых.

О том, как меняется этническая картина в последние годы, поведал глава администрации сельсовета Расул Амельянов. Сейчас население сельсовета (четыре аула), по его словам, составляет почти 3500 человек, – за те двадцать лет, пока он возглавляет администрацию, эта цифра уменьшилась почти на тысячу…

Ну а реальная цифра еще меньше: данные подсчитаны на основе похозяйственных книг, но люди в них еще могут числиться, а на самом деле давным-давно покинули родное село. Массово уезжает молодежь на заработки даже не в Ставрополь, а в Сочи, Ростов, Казань, на Крайний Север…

Снова взглянем официальную статистику: за прошлый год в сельсовет въехало 145 человек (из них треть – в возрасте от 20 до 30 лет), а вот выехало – 205 (из них тоже треть – молодежь). Вот так, капля за каплей, и «выжимается» местное население из Ногайской степи. А ведь им, оторванным от родных корней, так легко вложить в голову радикальные идеи: недавно приехал к ногайской супружеской паре в Новкус-Артезиане цинковый гроб с телом сына. Уехал он «на заработки» в Сургут, а оттуда отправился в Сирию сражаться за «чистый ислам». И о таком ли финале жизни мечтал он, молодой, покинувший отчий дом в Ногайской степи?!


От чего сбегает молодежь?!

«Еще недавно мы говорили, что уезжают русские. Сейчас русские уже уехали, и уезжают нерусские», – говорит Амельянов. У него самого, говорит, трое сыновей, и он мечтает, чтобы хоть один остался здесь, в Новкус-Артезиане.

Еще двадцать лет назад в поселении было более полутысячи русских, а ныне осталось вдвое меньше (были русские вторым по численности этносом после ногайцев, а сейчас их место заняли туркмены – тоже коренная народность Ногайской степи). И ведь молодежи среди них нет, подавляющее большинство – пенсионеры, у которых просто нет возможности покинуть эти края. Что же будет, когда они умрут?! 

Уезжают даже месхетинские турки, рассказывает Амельянов, которых еще недавно в Новкус-Артезиане проживало не менее двухсот. Одного бывшего земляка, признается, встретил недавно на отдыхе в Анталии: тот перебрался в Турцию в поисках высокой зарплаты, а главное – уверенности в завтрашнем две.

Что же должна сделать власть, чтобы вернуть местным жителям – ногайцам, туркам, туркменам, русским – эту уверенность?! Расул Амельянов говорит, что его поселение на востоке считается одним из самых активных по участию в госпрограммах, привлекает он деньги на ремонт социальных объектов, строительство дорог.

Скажем, на нынешний год бюджет приняли в размере 10 млн рублей (дотационность, правда, 75%-ная), а затем увеличился он еще на три миллиона – это и бюджетные инвестиции, и вложения бизнеса. При этом за прошлый год, скажем, налогов на доходы физических лиц собрали более 700 тысяч, а земельного налога – почти 750 тысяч, налога на имущество – чуть менее 900 тысяч…

И куда деньги идут, видно сразу! Так, недавно преобразилась центральная улица Ленина, на которой находится сельсовет и детсад «Василек»: уложили брусчатку, поставили новенький забор (на снимке). Точкой притяжения населения стал и территориальный пункт ФМС, обслуживающий почти весь Нефтекумский район.

Есть в поселении народная дружина, отремонтировали Дом культуры. Но чего тогда молодым не хватает, почему так истово рвутся отсюда прочь?! А не хватает, конечно, порядка в сельском хозяйстве, которое и кормит сегодня все местное население.


Конфликты познаются в сравнении

По словам Расуля Амельянова, сегодня общая площадь земель его муниципалитета – почти 24 тысячи гектаров, из них 22 тысячи вовлечены в сельскохозяйственный оборот. Существовал здесь прежде колхоз «Артезианский», но в 2006 году обанкротился, вместо него появился кооператив «Степные зори» – сегодня ключевое предприятие в Новкус-Артезиане. Ну а за фермерами числится почти 2500 гектаров. И это при том, что изначально почти 360 человек изъявили желание заниматься фермерством, а ныне осталось их реально не больше десятка… 

Земельных долей чуть больше 1100, правда, говорит Амельянов, за четверть века с момента «раздела» колхоза площадь одного пая уменьшилась с 13,2 до 9,5 гектаров. Муниципальный фонд перераспределения составляет 650 гектаров, а вот невостребованных земельных долей осталось чуть меньше 70 гектаров. Цифра скромная на фоне всего Нефтекумского района, где таких спорных земель почти 40 тысяч гектаров. 

Неслучайно, как несколько раз повторил на встрече районный депутат (он же и председатель «Степных зорей») Заурбек Шерпеев, Новкус-Артезиан – аул, где сегодня вообще нет земельных конфликтов. Но это, конечно, в сравнении с соседними аулами, где битва за землю порой напоминает настоящие сражения: с покушениями, драками, кровопролитием. 

Хотя и сам глава администрации Амельянов признается, что конфликты бывают, в первую очередь между руководителями предприятий и чабанами, живущими на животноводческих точках. Таких «точек» на весь сельсовет 24, но даже точное число проживающих здесь Амельянов назвать не может: с прошлого года у местных администраций право регистрации приезжих изъяли в пользу ФМС.

Если трудно подсчитать даже количество занятых в животноводстве, то и валовая продукция тоже «в тени». Местные фермеры признаются, что выращенную баранину вынужденно продают по 170 рублей за кило. Продают перекупщикам, которые целый год кружат по всем фермерским и личным подсобным хозяйствам. Большинство перекупщиков, говорят местные, из Кабардино-Балкарии – а затем уже на рынке в Нальчике мясо стоит по три сотни рублей. А в Ставрополе и вовсе по четыре-пять сотен…

Субсидии на бумажки

Отсутствуют перерабатывающие мощности для мяса, куда бы местным животноводам было выгодно сдавать выращенных барашков. Нет программы развития молочного животноводства, нет реальной поддержки для овощеводов, в жутком запустении оросительная система. И список таких «нет» можно продолжать очень долго. А за каждым из них – удар по экономике, социалке, безопасности, наконец.

Иные решения чиновников сами фермеры, каждодневно работающие на земле, даже понять не могут. Например, с нынешнего года изменились условия выплаты несвязанной (погектарной) поддержки растениеводства. Получать ее можно только в том случае, если у владельца или пользователя земли есть зарегистрированный в Кадастровой палате договор.

Вроде, задумка верная – так проще контролировать расходование бюджетных субсидий, чтобы они не растворялись в воздухе. А разберешься – никакой логики! Дело в том, что Росреестр не регистрирует договоры аренды земли, заключенные на срок меньше десяти лет. А таких даже у фермеров в Новкус-Артезиане десятки.

Один из них, Виктор Миронян, говорит: из почти 400 возделываемых им гектаров несвязанную поддержку он может получить только на 150, а на остальные договоры аренды с пайщиками заключены на срок три года, и значит, для краевого Минсельхоза, вроде как не существуют.

Хотя налоги он платит со всего массива, отчитывается перед Росстатом и Минсельхозом об урожайности. «Так я не понимаю, у нас министерство субсидии дает на гектары, на выращенные тонны или на договоры?», – удивляется предприниматель. 

И что краевые чиновники могут ему ответить? И из каждого такого безответного вопроса, коих люди, работающие на земле, могут задать десятки и сотни тем, кто сидит в кабинетах, и складывается безрадостная картина. Картина той пучины, в которую неотвратимо погружается весь восток Ставрополья.

Антон Чаблин

849
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...