Воскресенье, 11 декабря 2016
Сделать стартовой


«Никто в мире не знает, как бороться с ИГИЛ»

«Никто в мире не знает, как бороться с ИГИЛ»


Игорь Баринов привез в Екатеринбург средство от новой Сагры, веселые истории из «Белого дома» и ИМЯ своего преемника в ГД-2016. ИНТЕРВЬЮ

Еще не успел включить диктофон, а уже понимаешь: после четырех месяцев в новом федеральном агентстве Игорь Баринов демонстрирует абсолютную компетентность в межнациональной политике. Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Игорь Баринов — в Екатеринбурге. Глава Федерального агентства по делам национальностей привез на родину свою первую разработку. Она позволит избежать Бирюлево и Сагры. Премьера прошла в форпосте ИГИЛа — «тюменской матрешке» — и в Крыму, стабильность которого зависит от татар. После закрытой презентации Баринов рассказал «URA.Ru», как поделил с министром Львом Кузнецовым кабинет Сталина, как «Исламское государство» завербовало Варвару Караулову и кто его преемник в Госдуме-2016.

— Вы вводите систему мониторинга межнациональных конфликтов, в первую очередь, в ХМАО, Крыму, теперь — в Свердловской области. Эти регионы имеют, выражаясь вашим языком, «повышенный конфликтный потенциал»?

— Югра — богатый регион, притягивающий миграционные потоки. В том году они были рекордными. И одновременно там стали замечать представителей экстремистских течений. В прошлом году из трех субъектов, Тюменской области, ХМАО и ЯНАО, уехало около ста человек воевать на Ближний Восток на стороне ИГИЛ.

Совещание агентства по делам национальностей Свердловской области. Екатеринбург
Регион за регионом — Баринов будет внедрять систему мониторинга межнациональных конфликтов. Она будет опираться на информацию Росстата, ФСБ, ФСО, МВД, данные мониторинга СМИ и Интернета и давать сигналы в регионы. Фото: Александр Мамаев

Крым — тоже сложная территория, новый субъект. Ситуацию с крымскими татарами пытаются подогреть и получить политические дивиденды. В целом там актуальна тема репрессированных народов: греки, болгары, немцы, армяне, с которыми тоже надо находить общий язык.

В Свердловской области нет острых конфликтов. Мы не сталкиваемся с проявлениями ксенофобии в повседневной жизни. Но область сложная с точки зрения конфессиональных отношений. К тому же крупный промышленный регион, заметный в масштабах всей страны. Система — это подспорье в работе региональных и муниципальных властей. Наша задача — обобщать данные, анализировать и выдавать «красный флажок» на мониторы ситуационных центров. Надеюсь, что к концу года ее внедрим. Никто до нас этого не делал.

— Данные мониторинга будут публичными?

— Часть будет открытая, часть закрытая. Это механизм, который будет помогать принимать управленческие решения в муниципалитетах, в регионах, на федеральном уровне.

— Почему такой мониторинг не внедряла ранее, например, ФСБ?

— ФСБ занимается одним из направлений межнациональной политики. Как правило, она включается, когда все горит, необходимо бороться с экстремистами, подпольными организациями. Наша задача — работать на опережение, прогнозировать возможный конфликт заранее.

Совещание агентства по делам национальностей Свердловской области. Екатеринбург
Даже став чиновником, Игорь Баринов сохраняет умения публичного политика. Кто еще объяснит межнациональную политику на примере «Нашей Раши»? Фото: Александр Мамаев

— Чем еще будет заниматься Федеральное агентство по делам национальностей?

— У нас много задач: этнокультурное развитие коренных народов, сохранение национальных культур и языков и, если говорить официальным языком, укрепление единства российской нации. Например, недавно я ездил на Дальний Восток. У нас выросло целое поколение, которое не видело Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи. Надо искать нестандартные решения в работе каждого ведомства, чтобы идеология единства нации была реализована эффективно. Так, снижение стоимости билетов на самолет позволит больше узнавать о своей стране и других народах. Россия изначально сформировалась как страна межнациональная и межконфессиональная.

А теперь вспомните «Нашу Рашу». В течение нескольких лет показа этого сериала выработался стереотип о представителях Таджикистана. Целый народ был выставлен в неприглядном, комичном свете. Создателям казалось, что они по-доброму шутят, а получился негативный эффект. В Таджикистане сериал и его производные были даже запрещены.

Мы, конечно, будем давать рекомендации в подобных случаях, запрещать мы можем лишь экстремистские материалы. Вместе с Генпрокуратурой и Роскомнадзором будем жестко реагировать.

Игорь Баринов. Интервью. Екатеринбург, бородин михаил, баринов игорь
Первая «головная боль» генерала Бородина в Свердловской области, конфликт в Сагре, мог быть криминальной разборкой, не исключает Баринов. Фото: Александр Мамаев
— Вы изучали межнациональные конфликты, в том числе в Сагре. Если бы вы заранее знали о нем, как бы его пресекли?
— Чаще всего можно понять, что на территории назревает конфликт только тогда, когда он выходит в соцсети, блогосферу. Понятно, если зачинщики обмениваются записками и конфликт развивается несколько часов, федеральное агентство ничем помочь не сможет. Но мы можем анализировать закономерные процессы: накапливается доля жителей определенной национальности — они занимают определенную нишу в экономике — в этой сфере усугубляется криминогенная ситуация. В таком случае мы в состоянии дать рекомендации правоохранителям, органам исполнительной власти, как предотвратить конфликт. Например, беспорядки в Бирюлево в 2013 году точно можно было остановить на раннем этапе.

— На совещании сегодня вы говорили, что эскалацией конфликта послужила новость об убийстве русского азербайджанцем. Что бы вы сделали — запретили сюжет на НТВ?

— Нет, на политику НТВ мы не влияем. Но мы будем настаивать, чтобы подобные события освещались не в парадигме «не наш убил нашего», а с позиции криминального происшествия, которое не несет межэтнической окраски. В противном случае эта информация используется как повод для выступлений. Если бы система мониторинга существовала тогда, мы бы понимали, кто занимается эскалацией, кто призывает выйти людей на улицу, и быстро пресекли бы конфликт.

Игорь Баринов. Интервью. Екатеринбург, баринов игорь
Игорь Баринов будет работать над историческим кабинетом Иосифа Сталина. Фото: Александр Мамаев
— История с Варварой Карауловой, которая поехала в «Исламское государство», была спродюссированным СМИ сюжетом?

— Конечно, нет. Эта история получила такой резонанс, потому что не укладывалось в голове, как девочка, студентка одного из самых престижных вузов страны вдруг бросает все и едет туда.

Никто в мире не понимает, что делать с ИГИЛ. Закрытием сайтов, которые занимаются вербовкой проблему не решить, хотя это одно из направлений. Надо работать с духовенством, которое должно занимать наступательную позицию по отношению к ИГИЛ. Ведь эта организация не придерживается истинных канонов ислама. Религия для них — антураж. Они завоевывают молодежь тем, что говорят: «Здесь творится история. У нас новые подходы. Здесь вы найдете себя востребованными, уйдете от соблазнов современного мира — коррупции, наркомании. Только мы знаем, как с этим бороться».

— У вас есть оценка эффективности региональной власти? Пропустили межнациональный конфликт — в отставку?

— Конечно, будут критерии. Все покажут социологические исследования: как чувствуют себя граждане, как воспринимают межнациональные отношения, обстановку в субъектах и в стране, насколько сильны гражданская идентичность и межнациональное согласие.

— Можно ли говорить, что ФАДН [эфадээн] сформировано?

— ФАДН [фадн]. Полностью нет. Мы еще даже в свою alma mater не переехали. Часть аппарата пока в Доме правительства, часть — на Красной Пресне, где сидел департамент межнациональных отношений Минкульта, часть — уже в особняке на Трубниковском переулке, куда мы переедем. Историческое здание. Там, кстати, находится кабинет первого наркома по делам национальностей Иосифа Виссарионовича Сталина.

— И вы в нем…

— В нем будет сидеть Лев Кузнецов, министр по делам Северного Кавказа, а мой кабинет будет — над его. У меня не было желания занимать кабинет Иосифа Виссарионовича изначально. Мне кажется, аура будет не очень здоровая.

Игорь Баринов. Интервью. Екатеринбург, шептий виктор, иванов максим, баринов игорь
Игорь Баринов видит своего товарища Максима Иванова преемником в Госдуме, несмотря на раздробленный новой «нарезкой» округ. Фото: Александр Мамаев
— Много уральцев работает в ФАДН?

— Их практически нет. Два человека из Свердловской области.

— На днях обнародовали «нарезку» округов в Госдуму. От вашего бывшего округа, Восточного, ничего не осталось. Прокомментируете?

— Я работал на этой территории 12 лет. Ушел в исполнительную власть, но мне до сих пор продолжают писать, звонить, обращаться за помощью.

Команда, которая работала со мной, когда я был депутатом, продолжает дело, помогает. Людей не оставляем. Часть округа войдет в Асбестовский [Октябрьский район Екатеринбурга, Асбест, Талица, Сухой Лог, Белоярский городской округ, Туринск, Ирбит, Камышлов]. По нему, надеюсь, пойдет мой соратник, друг, коллега [депутат Заксобрания] Максим Иванов.

Иван Некрасов

Источник:
472
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...