Воскресенье, 4 декабря 2016
Сделать стартовой


Наши в Сирии: снова «вежливая кошка» в темной комнате?

Наши в Сирии: снова «вежливая кошка» в темной комнате?


Россия не подтверждает присутствия своих военных на родине Башара Асада, но возможность этого уже — часть большой политической игры


Новые свидетельства о возможной переброске российских частей в Сирию появились накануне выступления Владимира Путина на 70-м саммите Генеральной ассамблеи ООН, который откроется в Нью-Йорке 15 сентября. Российские власти не подтверждают информацию о новой российской базе в провинции Латакия — родном регионе президента Асада, где его силы сейчас противостоят «умеренной оппозиции». Эксперты сходятся во мнении, что участие России в войне и против оппозиции, и против «Исламского государства» (группировка запрещена на территории РоссииРед.) будет слишком затратным, но на уровне обещаний может помочь в дипломатической игре.

Первые сведения о возможном прибытии российских боевых частей в Сирию появились еще в середине августа. 12 числа сайт сирийских повстанцев Syria.net сообщил, что российские военные советники руководят обороной Латакии — провинции, населенной алавитами, родины президента Башара Асада. Позже в блоге Bosphorus Naval News появились фотографии российского военного корабля «Николай Фильченков», заходившего в Босфорский пролив с «КАМАЗами» и, предположительно БТРами на борту. Корабль шел в сирийский порт Тартус — там есть пункт военно-технического обеспечения ВМФ России. По свидетельствам блогеров, в начале сентября через пролив прошли еще три российских корабля: «Королев», «Новочеркасск» и «Смольный». 31 августа израильский сайт Ynet написал о слухах в дипломатических кругах, что Россия вскоре начнет военную операцию по поддержке Асада. Официальная сирийская газета «Аль-Ватан» сообщила, что Россия будет строить военную базу в городе Джабла на юге от Латакии. По данным источника газеты Los Angeles Times в разведке США, строительство базы уже началось, а Россия ведет переговоры с соседями Сирии о разрешении на полеты транспортных самолетов с военными грузами через их воздушное пространство.  3 сентября британская газета The Times, ссылаясь на репортаж сирийского телевидения, написала, что в зоне боевых действий был заснят российский БТР-82А, причем на видео слышны «ясно различимые» команды на русском языке.


Россия официально опровергла информацию о наших военных частях в Сирии. 4 сентября представитель американского Белого дома Джош Эрнест заявил: «Мы в курсе сообщений, что Россия, возможно, развернула военнослужащих и самолеты в Сирии, и внимательно следим за этими докладами», — цитирует Эрнеста «Радио Свобода». В тот же день Владимир Путин во время выступления на Восточном экономическом форуме, сказал, что «пока говорить об этом преждевременно», заметив, что Россия и так помогает Сирийским властям военной техникой и инструкторами. Позже министр иностранных дел Сергей Лавров в разговоре со своим американским коллегой Джоном Керри повторил слова Путина.

Наши в Сирии: снова «вежливая кошка» в темной комнате?
Раненный в сирийском Алеппо. Фото: ТАСС

Политолог Георгий Мирский, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, считает сведения о российском военном присутствии недостоверными: фотографии нашей техники еще не означают наземной военной операции, поскольку и наша техника и военные инструкторы действительно долгие годы работали в Сирии. «Летчиков наших сейчас там нет, авиации там и так хватает. Российские танки не наступают на ИГ, и не будут. А наши военные — почему бы им там не быть? Сирия — это наши союзники в течение шестидесяти лет, с головы до ног вооруженные нашим оружием». Вступить же в сирийскую войну на полном серьезе для России опасно: «Одно дело отправлять технику, другое — ребят, которых будут там убивать, разве наш народ это поддержит?» — считает Мирский.

«Или вы думаете, что Путин встанет во главе шиитского фронта против Египта (преимущественно суннитскогоА. Б.), с президентом которого он встречался несколько раз за год?»

Даже если российское руководство будет публично заявлять о своем вкладе в борьбу с ИГ, в реальности вряд ли российские солдаты примут в ней участие, считает Мирский.

Востоковед и политолог Елена Галкина, полагает, что в ближайшее время Россия действительно создаст в Латакии военную базу на 1000 человек для защиты президента Асада. Однако как именно будут действовать российские военные в Сирии, пока непонятно. «Что касается участия в борьбе против «Исламского государства» или против оппозиции, то пока достоверных сведений об этом нет. Даже неофициальные источники, прежде всего бойцы сирийской свободной армии и деятели сирийской оппозиции, не предъявляют никаких доказательств того, что российские военные воюют за Асада — пока они ни с кем не воюют. Если ИГ и сирийская оппозиция не будут угрожать непосредственно сердцевинной территории режима, российская армия не будет принимать участие в боевых действиях.

Россия пока не присоединилась к коалиции против ИГ, ресурсов для активной борьбы с ним у нас недостаточно.

Невозможно воевать с исламистами без взаимодействия с коалицией: нужны координированные действия, авиаудары, общая стратегия, в том числе работа с населением, точечные удары по лидерам ИГ. А пока у США и РФ принципиально разные позиции по поводу режима Асада: Россия настаивает на его участии и включении его в переходный процесс, а сирийская оппозиция и поддерживающие ее страны против. Либо Россия должна уступить Асада, либо коалиция должна закрыть глаза на этот вопрос. Если бы Россия согласилась заменить Асада на какую-то другую фигуру из его окружения, это привело бы к лучшему результату, потому что не все в окружении Асада являются персонами нон-грата для Запада, например, его дядя, который живет в эмиграции. Но российское руководство их не рассматривает, и это трудно объяснить рационально».

По мнению Галкиной, США внимательно наблюдают за развитием ситуации, и если Россия будет активно поддерживать Асада, это грозит новыми экономическими санкциями, а в худшем случае — военным столкновением с США в Сирии,

ведь в августе американские власти допустили возможность авиаударов по силам Асада, если они будут атаковать войска так называемой умеренной оппозиции.

Тем не менее, в преддверии Генеральной Ассамблеи ООН 15-22 сентября, где будет выступать Владимир Путин, присутствие наших военных подразделений в Сирии можно использовать сразу двумя способами: либо как намек на возможность силового давления, либо как предложение сотрудничества, полагает Галкина. 

Источник:
228
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...