Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Спасет ли Россия сирийских черкесов?

Спасет ли Россия сирийских черкесов?



Почему не имеющие отношения к Европе сирийцы ближе к ней, чем к России, с которой связана историческая судьба кавказцев-мухаджиров?

 

Европа как никогда привлекает тех, кто – отчасти по вине самих европейских стран – живет либо в состоянии войны, либо в полубандитских государствах, где отдельные регионы контролируются различными вооруженными формированиями. Такая ситуация – в Ливии, Ираке, Сирии, скорее всего, аналогичная участь ждет Йемен.
 
Хочется верить, что Европа в этих регионах хотела как лучше, но получилось как всегда. Некоторые тоталитарные и авторитарные режимы арабского мира стали зоной кровавых войн, причем братоубийственных. Естественно, из этих стран бегут люди, которым хочется мирной достойной жизни. Бегут они, прежде всего, к тем, кто обещал принести в их дома демократию, а принес продолжительный хаос.

Мигранты: pro et contra

В самой Европе активизировалась дискуссия о том, стоит ли принимать такое количество людей с другим культурным кодом. Министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер заявил, что в этом году в одну только Германию прибудет около 800 тысяч мигрантов. Число – рекордное, если учесть, что в прошлом году беженцев насчитывалось вчетверо меньше.


Практически везде в Европе на официальном уровне понимают, что принимать беженцев из Ближнего Востока нужно. Спор возникает по вопросу их численности. Британская Guardian пишет, что Соединенное Королевство намерено принять 10 тысяч беженцев из стран Ближнего Востока – по десять семей на каждый город страны.

Но некоторые эксперты требуют распределять беженцев между странами ЕС исходя из соотношения численности населения самих этих стран. То есть если на Британию приходится 12% от общего числа жителей Евросоюза, значит, она должна принять 12% беженцев – а это около 240 тысяч человек (всего на данный момент в Европу прибыло около 2 миллионов мигрантов).

Британский премьер Дэвид Кэмерон выступает против принятия большего количества беженцев – хотя именно Соединенное Королевство несет огромную долю ответственности за кризисную ситуацию по крайней мере в Ираке.

Но в этой ситуации по-настоящему жаль маленькие государства Европы, чей вклад в дестабилизацию обстановки на Ближнем Востоке был незначительным или вообще отсутствовал, а расхлебывать проблемы приходится сейчас наравне со всеми.

Власти Венгрии уже в панической форме заявляют, что не хотят больше мусульманских мигрантов. Венгерский премьер Виктор Орбан, выступая в Брюсселе, прямо заявил: «Думаю, у нас есть полное право принимать решение о том, что мы не хотим большого количества мусульман в нашей стране».

Спасет ли Россия сирийских черкесов?

Венгерский полицейский сторожит беженцев-нелегалов. Фото: telegraph.co.uk

Но и венгерские власти понимают, что им придется взять на себя часть бремени ответственности за мигрантов в ЕС.


Вопрос количества

В рекордсмены по количеству принятых мигрантов (в соотношении с численностью собственного населения) вышли Швеция, Швейцария, Мальта, Кипр и т.д. Если брать абсолютное значение, то лидирует Германия.

Французское издание Local задалось вопросом – пришло ли время Франции показать беженцам братство? (выбор слова неслучаен, братство было одним из постулатов Великой французской буржуазной революции наряду со свободой и равенством).

Корреспондент Local опросил французов на улицах – и оказалось, что рядовые граждане страны поддерживают увеличение «квоты» приема беженцев, ссылаясь как раз на девиз революции и вспоминая, как мигранты из Марокко и Туниса строили дороги во Франции.

Спасет ли Россия сирийских черкесов?

Беженцы идут по железнодорожным путям возле тоннеля под Ла-Маншем, соединяющего Париж и Лондон. Фото: ibtimes.co.uk

По данным журнала Economist, за июль 2015 года в Грецию прибыли около 50 тысяч мигрантов, а в 2014 году Сирию покинули около 4 миллионов человек, значительная часть которых рано или поздно осядут в странах ЕС.

Европа это понимает и осознает, что принимать беженцев все равно придется, вопрос лишь в степени ответственности каждой страны. Европейские СМИ активно готовят общественное мнение к приему незваных гостей.

А что же Россия?

Количество кавказских мухаджиров, приезжающих из Сирии на Северный Кавказ, ничтожно мало. Можно привести Адыгеи: на основании разрешений на временное проживание в РФ по состоянию на 1 января 2015 года там поселились 210 сирийских граждан, на основании видов на жительство – 285.

В 2014 году в этой республике подали на временное убежище 63 человека, оформлен – 41, подали на статус беженца 74 человека.

По данным Центра адаптации репатриантов в Адыгее, всего в республике находятся около 600 сирийских черкесов, прибывших туда с начала военных действий. Для них организованы курсы русского языка и истории России, оказывается помощь при постановке на миграционный учет и в получении разрешений на временное проживание.

Спасет ли Россия сирийских черкесов?

Семья сирийских черкесов в Адыгее. Фото: aheku.net

Для сравнения: после начала вооруженного конфликта на Украине в Россию прибыло несколько миллионов украинцев, за получением статуса беженцев обратились около 440 тысяч. Сейчас на российской территории оборудован 531 пункт временного размещения беженцев, где находятся 27 тысяч выходцев с Украины.

Такой контраст заставляет задуматься: почему русскоязычные граждане Украины могут рассчитывать на активное содействие со стороны России, а сирийские черкесы – разве что формально?

Отчасти проблема – в интерпретации самого понятия «соотечественник». В новой редакции соответствующий федеральный закон признает соотечественниками лиц (и их потомков), проживающих за пределами РФ и относящихся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории Российской Федерации, а также сделавших свободный выбор в пользу духовной, культурной и правовой связи с Российской Федерацией, тех, чьи родственники по прямой восходящей линии ранее проживали на территории РФ, в том числе бывших граждан СССР или лиц без гражданства.

Под это определение вполне подходят мухаджиры из Сирии. Но в массовом сознании «соотечественник» – тот, кто ассоциирует себя с русскими, а сирийские черкесы этому представлению никак не соответствуют.

Спасет ли Россия сирийских черкесов?

Фото, облетевшее весь мир. Источник: cont.ws

Почему на деле оказывается так, что Европе, к которой сирийцы не имеют никакого отношения, они становятся ближе, чем России, с которой связана историческая судьба кавказцев-мухаджиров? Почему в Европе идут дискуссии на высшем уровне об их принятии, а в России сил (по крайней мере, на федеральном уровне), призывающих за принятие кавказских мухаджиров из Сирии особым порядком, не слышно?

Вероятно, на то есть комплекс причин.

Во-первых, России сейчас не до сирийских беженцев. С каждым днем обычные россияне ощущают на себе все «прелести» экономического эмбарго. Жизнь в России дорожает, кое-где начали жаловаться на нехватку продуктов в магазинах. Как бы государственные СМИ ни создавали «все из ничего», кризис продолжается – и, по оценке многих экономистов, еще не достиг «дна».

Во-вторых, ни для кого не секрет, что кавказцы (а из Сирии прибывают в основном они) все еще остаются неинтегрированной частью российского общества. Если финно-угорские народы часто борются с ассимиляцией, пытаясь как-то обособиться, то проблема кавказцев в российском обществе как раз прямо противоположная – они пытаются добиться социальной включенности. Особенно это сильно ощущается в условиях кризиса, в период проблем на рынке труда, когда из-за повышенной конкуренции за рабочие места ужесточилась дискриминация кавказцев.

В-третьих, это боязнь дисбаланса в стране. Кажется, верхи не осознают, что мусульман в стране уже никогда не будет мало (судя по демографическим тенденциям), поэтому на пополнение их рядов реагируют болезненно – хотя российской элите пора учиться у британской, как действовать в условиях подобных демографических тенденций.

В-четвертых, в России опасаются, что прибывающие сирийцы могут оказаться связующим звеном между россиянами и ИГИЛ. Хотя связь тут налажена и без беженцев.

По данным некоторых изданий, в России сейчас проживают 2 тысяч сирийцев. На самом деле их гораздо большие, так как многие – на нелегальном положении. Подавляющее большинство приехали в РФ еще до начала кризиса в Сирии – как правило, на заработки.

Спасет ли Россия сирийских черкесов?

Участник акции в поддержку беженцев в Кале. Фото: ibtimes.co.uk

Правозащитники бьют тревогу: чиновники массово и планомерно отказывают сирийцам в праве на проживание в России, приводя надуманные аргументы для отказа – вроде того, что у себя на родине эти люди жили бедно, а значит, причина их бегства оттуда носит экономический характер.

Или, например, отсутствуют доказательства преследования, которому сириец подвергался в стране гражданской принадлежности, и чиновники делают вывод, что нет и угрозы его жизни при возвращении туда. Хотя в таких случаях в мире действует гуманитарная норма: нельзя возвращать людей в страну, где идет война, независимо от того, будут они там подвергаться индивидуальным преследованиям или нет.

Рамазан Алпаут 

545
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...