Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


Банки бегут с Кавказа?

Банки бегут с Кавказа?

С первого января перестает существовать Северо-Кавказский банк Сбербанка, который уже почти 15 лет работает в восьми регионах. Его объединяют с более крупным Юго-Западным банком с офисом в Ростове. Опрошенные «СП-Юг» эксперты единодушны: ничего хорошего ни для экономики, ни для политического имиджа Северного Кавказа такой шаг не принесет.

Мавр сделал свое дело, мавр уходит

С января будущего года Северный Кавказ утратит банковскую автономность — Герман Греф подписал постановление о ликвидации Северо-Кавказского банка Сбербанка России: он будет присоединен к более крупному Юго-Западному банку, который находится в Ростове-на-Дону.

Чтобы понять логику этого решения, стоит мысленно вернуться в период распада СССР: в 1992 году в каждом субъекте страны появились региональные банки только образованного Сбербанка России. А уже в 2001 году он пережил одну из крупнейших в своей истории реформу — 79 региональных банков были объединены в 17 территориальных.

Так, к Ставропольскому банку (его в то время возглавлял Виктор Гаврилов) были присоединены все банки республик Северного Кавказа, а также Калмыкии — на правах отделений. После этого головной банк в Москве принял на себя обязательства по долгам «новичков», после чего перед Гавриловым была поставлена задача: восстановить платежеспособность республиканских филиалов.

Выполнение этой задачи заняло почти десять лет, и уже в 2011 году в должности председателя Северо-Кавказского банка 73-летнего Гаврилова (он стал советником Германа Грефа по Северному Кавказу) сменил 38-летний Петр Колтыпин. Собственно, с тех пор в среде экономистов на Ставрополье и заговорили о скором присоединении Северо-Кавказского банка к Юго-Западному.

Слухи подогрел и сам Герман Греф, который в прошлом году заявил журналистам, что объединение территориальных банков продолжится, и в итоге их должно остаться лишь 8. Северо-Кавказский в этом списке не назывался, но уже было очевидно — скоро он исчезнет с экономической карты нашей Родины.

Официально объявлено об этом было месяц назад, когда Герман Греф и подписал приказ об укрупнении Юго-Западного банка, в территорию обслуживания которого теперь и войдут регионы Северного Кавказа и Калмыкия (в каждом регионе останутся отделения Сбербанка).

«Это потеря, и очень серьезная!»

Промежуточный итог работы Северо-Кавказского банка, кстати, такой. По итогам четырех месяцев нынешнего года он выдал кредитов почти на 42 млрд рублей (из них 15 миллиардов пришлось на Ставрополье). На кредитном рынке Северного Кавказа у Сбербанка — почти треть, причем кредитные ресурсы задействованы как в малом бизнесе, так и в крупных проектах.

«Дорожная карта» грядущей реформы еще не обнародована. Но пример других территориальных банков, ранее уже подвергшихся укрупнению, говорит о том, что сократится штат персонала из головного офиса при увеличении численности территориальных офисов, которые работают непосредственно с клиентами.

Председатель Юго-Западного банка Виктор Алонсо, недавно побывавший в Дагестане, уже объявил: задача банка — расширить сеть фронтальных подразделений, а те, что уже есть, переоборудовать: так, все они должны быть с пандусами, круглосуточными зонами обслуживания и без очередей.

Звучит, конечно, красиво. А вот как отразится ликвидация Северо-Кавказского банка на экономике региона, для которого заемные средства — как кровь для организма?! Среди опрошенных «СП-Юг» экспертов единогласно мнение о негативных последствиях реформы территориальной структуры Сбербанка.

Банки бегут с Кавказа?
Фото: предоставлено автором

Например, Андрей Бурзак, руководитель межрегионального управления Минрегиона по СКФО (до 2014 года), не скрывает своего пессимизма.

— Если действовать по принципу «у хорошего хозяина все рядом», то это конечно потеря, и очень серьёзная. Во время моей работы в правительстве Ставрополья мы нашли положительное решение и приостановили закрытие отделений Сбербанка. Причиной банк называл их нерентабельность, но мы-то знали, что значит закрытие отделений для сельской местности, и к чему это реально привело бы.

Чтобы понять, зачем ликвидируется территориальный банк с офисом в Ставрополе, нужно вспомнить цели создания Северо-Кавказского округа и отведенную в нем роль для Ставропольского края. Край должен был быть флагманом в округе по основным направлениям, либо давать стратегические ориентиры. Именно по этому принципу происходила централизация органов власти и банков.

Уверен, что главная цель нынешней реорганизации — это ужесточение условий кредитования для крупных и средних проектов, особенно по республикам, где росла величина «плохих» кредитов.

Да, теперь придется более плотно работать над качеством проектов, по особо рисковым, но значимым для регионов, давать гарантии (в том числе бюджетные), расширять сотрудничество с другими банками, представленными в СКФО, работать с их руководством по увеличению лимитов кредитования. К примеру, тот же Россельхозбанк в Краснодарском крае — это флагман, у на Ставрополье, увы, нет.

А вот что касается малого предпринимательства, то негативных изменений не жду.

«Ростов далеко, и в мелочи влезать не будет!

Банки бегут с Кавказа?
Виктор Шурупов (Фото: предоставлено автором)

Виктор Шурупов, первый заместитель председателя правительства Ставропольского края, куратор экономического блока (в 2012—2013 годы), в настоящее время — бизнесмен:

— Греф прав, ведь экономика очевидна: если не ошибаюсь, кредитный портфель Юго-Западного и Северо-Кавказского банков разнятся в пять-семь раз. Так же, думаю, и с остальными показателями.

Внятной стратегии развития Северо-Кавказского банка, похоже, Греф, не увидел, значит, на резкий прирост не надеется. А для текущей работы в 95% случаев достаточно отделений в каждой территории. Тем более, что уже несколько лет решения, по сути, здесь, в Северо-Кавказском банке, никто уже не принимал.

Конечно, разовый эффект от ухода территориального банка очень плохой. Я имею в виду сокращения штатов, а соответственно, снижение НДФЛ и выплат в соцстрах. А это ведь в основном, краевые, а не федеральные поступления.

Что касается реального бизнеса, то те, кто мог, уже давно подготовился к этой реорганизации. «Энергомера», «Арнест» и иже с ними давно переориентировались, в большинстве, на группу ВТБ. Понимают, что Ростов далеко и, скорее всего, в мелочи инвестпроектов влезать не будет.

А среднему и малому бизнесу достаточно и уровня территории. Те, кто сейчас закредитован, и так далеко не уйдет, потери при этом возникают большие, да и перекредитование сейчас не в моде у банкиров. Думаю, снова может снова возникнуть тема закрытия убыточных отделений Сбербанка в сельских районах.

Читайте также

«Уход Сбербанка ухудшает имидж Кавказа»

Банки бегут с Кавказа?
Дмитрий Саматов (Фото: предоставлено автором)

Дмитрий Саматов, кандидат в губернаторы Ставропольского края (2012 год), министр промышленности региона, в настоящее время — бизнесмен:

— Мое мнение, что «поглощение» Северо-Кавказского управления Сбербанка ростовским, вызвано не политическими мотивами или некой «подковерной игрой», а планомерной работой по оптимизации управленческого аппарата Сбербанка. Герман Греф на сегодняшний день является одним из самых эффективных управленцев в России, способным доводить до конечного результата любой проект.

В стратегии развития Сбербанка на 2014−2018 годы красной линией проходит мысль о структурных изменениях в компании и снижения операционных издержек на 100 млрд. рублей. По моему мнению, Греф, последовательно реализует принятую стратегию.

Для реального сектора «уход» Северо-Кавказского банка, возможно, это не очень хорошо из-за смены территориального центра принятия решений. Ведь если раньше руководство Сбербанка иногда прислушивалось к мнению правительства Ставрополья, то теперь это будет невозможно. Да и уход головного офиса такого крупного банка ухудшает имидж края и Северо-Кавказского региона в целом.

Я хорошо помню кризис 2008—2009 годов, когда банковские структуры вели себя жестко по отношению к реальному сектору экономики, и тогда в рамках антикризисного штаба [правительства Ставрополья] мы плотно общались с местным руководством банков. Руководство Северо-Кавказского банка прислушивалось к нашим пожеланиям, так как мы могли на месте принимать оперативные решения, и благодаря этому ряд предприятий не были объявлены банкротами.

Ситуация с кризисом повторяется, я не думаю что теперь, после ухода банка в Ростов, возможен такой же конструктивный подход. И в этой ситуации, думаю, необходимо губернатору Ставрополья встречаться с Грефом, подключать премьера или курирующего регион вице-премьера.

Из первых уст

Этот официальный комментарий мы получили из пресс-служба ПАО «Сбербанк»:

«Сбербанк не только остается в регионе, но и укрепляет свои позиции. В рамках изменения региональной организационной структуры новая бизнес-модель позволит Сбербанку эффективно управлять большинством точек обслуживания клиентов. Создается более простая и прозрачная система управления, которая поможет улучшить качество обслуживания клиентов. Объединение банков предполагает оптимизацию управленческого персонала для создания гибкой и мощной структуры с большим потенциалом ведения бизнеса. При этом преобразования не коснутся количества подразделений банка, обслуживающих клиентов.

Для поддержания на высоком уровне банковского обслуживания, в частности в рамках работ с инвестиционными проектами, кредитованием малого, среднего, крупного бизнеса, инфраструктурным развитием муниципальных образований Ставропольское головное отделение ПАО Сбербанк сохранит полномочия Северо-Кавказского банка по принятию решений на территории края. Объем активов и пассивов только по Ставропольскому краю в настоящее время составляет 287 млрд руб. и 270 млрд руб. соответственно. И в планах банка нарастить данные показатели.»

Антон Чаблин

463
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...