Суббота, 10 декабря 2016
Сделать стартовой


Полицейская республика Юрия Кокова. Кабардино-Балкария

Полицейская республика Юрия Кокова. Кабардино-Балкария


Глава КБР уже около года у власти, и плоды его трудов весьма неоднозначны

Спустя примерно год после утверждения Кокова главой Кабардино-Балкарии республика так и не может похвастаться серьезными экономическими успехами, зато сделала немалый шаг в сторону закручивания гаек в области борьбы с экстремизмом. Постоянная жизнь в режиме спецопераций закономерно рождает у жителей КБР ответную волну недовольства, которая может привести к непредсказуемым последствиям.

Экономика: половинчатые успехи

«Совместными усилиями удалось остановить спад в экономике и уже с начала второго квартала обеспечить устойчивые темпы развития всех ключевых отраслей», – заявил Юрий Коков на последнем в прошлом году заседании правительства КБР.

Действительно, если взглянуть на такой ключевой макроэкономический показатель, как индекс промышленного производства (109,3% в сравнении с 2013 годом), то можно подумать, что в прошлом году экономика Кабардино-Балкарии бурно росла на фоне общероссийского спада в индустрии.

На самом же деле промышленность КБР лишь немного отыграла значительный спад 2013 года, но превзойти производственные показатели более удачного 2012 года не удалось. Для сравнения: если в 2012 году в Кабардино-Балкарии было отгружено товаров собственного производства, выполнено работ и услуг на сумму 41,5 млрд рублей, то в прошлом году этот показатель составил лишь 37,3 млрд рублей.


Хотя в республике в прошлом году был отмечен заметный рост строительства (9,5 млрд рублей против 6,4 млрд рублей в 2012 году) и инвестиций (порядка 35 млрд рублей против 25,65 млрд в 2012 году), по объему инвестиций на душу населения (31,46 тыс. рублей) Кабардино-Балкария в 2014-м занимала предпоследнее место по России.

В этом году на фоне общероссийского промышленного спада КБР пока держится в плюсе: индекс промышленного производства в первом полугодии составил 102%. Хотя при сохранении такой динамики превзойти результаты 2012 года все равно не получится.

Лучше выглядит ситуация в сельском хозяйстве, которое в последние пять лет развивается в Кабардино-Балкарии без резких спадов. В прошлом году объем производства в этой отрасли составил 34,07 млрд рублей (+1,2% к 2013 году), а в январе-июне этого года сельское хозяйство прибавило почти 6% по сравнению с первым полугодием прошлого года.

В середине этого года в КБР был открыт крупный комплекс по выращиванию, хранению и переработке овощей мощностью 75 тыс. тонн в год, что создает хорошие предпосылки для дальнейшего роста АПК.

Но утверждать, что с приходом Юрия Кокова в КБР наметились какие-то признаки экономического прорыва, пока явно не приходится.

В начале прошлого года (вскоре после отставки Арсена Канокова) побывавший в республике глава Минрегионразвития РФ Игорь Слюняев констатировал, что КБР по ряду социально-экономических показателей находится на последних местах в стране – и с тех пор мало что изменилось.

В 2014 году по итогам исследования регионов России от РИА «Рейтинг» Кабардино-Балкария занимала 76-е место, поднявшись за год всего на один пункт. А в рейтинге регионов РФ, регулярно публикуемом фондом «Петербургская политика», КБР стабильно входит в последнюю группу субъектов федерации со слабой устойчивостью.

Весьма серьезными остаются проблемы и в финансовой сфере. Кабардино-Балкария уже давно является наименее дотационной республикой СКФО.


Но обратной стороной этого стали значительные объемы госдолга (6,4 млрд рублей к середине этого года) и дефицита бюджета (1,9 млрд рублей по итогам первого полугодия).
Крупные долги накопились и в жилищно-коммунальном комплексе: в частности, задолженность за газ к середине года достигла 7,7 млрд рублей.

Инвестиции: смена мегапроектов

Став главой Кабардино-Балкарии, Юрий Коков не изменил давно сложившейся на Северном Кавказе традиции, когда каждый новый руководитель региона делает ставку на собственный мегапроект.

У его предшественника Арсена Канокова таким проектом было начавшееся в 2013 году строительство в Майском районе завода чистых полимеров «Этана». Юрий Коков с первых же дней во главе республики заявил о необходимости восстановить горно-обогатительный комбинат в Тырныаузе – некогда одно из крупнейших предприятий цветной металлургии в СССР.

Попытки возродить Тырныаузский ГОК предпринимались и при Канокове, но переговоры с частными инвесторами неизменно кончались ничем.

Однако у нового руководства КБР появился неоспоримый аргумент, позволяющий рассчитывать на то, что возрождение предприятие состоится за государственные средства, – а именно провозглашенная российскими властями политика импортозамещения в ключевых отраслях промышленности.

В конце прошлого года на заседании правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северного Кавказа в Нальчике премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что проект развития Тырныаузского ГОКа является «характерным примером возможности импортозамещения».

Предприятие потенциально может поставлять сырье (вольфрамовую и молибденовую руды) для производства твердосплавных инструментов. Объем этого рынка достигает 15 млрд рублей, но львиную долю занимает импорт. Причем выпускать продукцию можно в той же Кабардино-Балкарии – на заводе «Терекалмаз», построенном еще в советский период.


Учитывая эти обстоятельства, восстановление Тырныаузского ГОКа быстро стало для Юрия Кокова проектом номер один. Но сколько времени уйдет на его реализацию, пока не готов сказать никто: на сегодняшний день нет даже утвержденной стоимости проекта.

На последнем заседании правительственной комиссии по СКФО глава Минпромторга РФ Денис Мантуров сообщил, что до конца года «есть необходимость завершить оценку балансов месторождения», после чего – внести лицензию на его эксплуатацию в капитал госкорпорации «Ростех», которая намерена участвовать в проекте через свою специализированную структуру ОАО «Станкопром».


Помимо открытых вопросов, связанных с финансированием, восстановление Тырныаузского ГОКа сопряжено с большими экологическими рисками. На территории бывшего комбината, разграбленного еще в 90-е годы на металлолом, находится порядка 25 млн тонн вредных отходов, которые представляют реальную опасность и для КБР, и даже для соседних регионов.

Определенные сложности возникли со строительством завода «Этана» и созданием прилегающей к нему особой экономической зоны.

Среди ключевых партнеров этого проекта были крупные западноевропейские корпорации, которые, по имеющейся информации, приостановили свое участие из-за санкционных рисков. Поэтому инициаторам проекта пришлось срочно искать новых инвесторов в КНР – и в прошлом декабре было подписано стратегическое соглашение с китайской компанией CPTDC о комплексном развитии полимерного кластера.



Из-за этих перипетий сроки реализации проекта сдвинулись: теперь завод планируется запустить в эксплуатацию в 2018 году, хотя до начала «санкционных войн» назывался другой срок – начало 2016 года.

Кроме того, предприятие, на котором, по замыслу инициаторов проекта, будут выпускаться полимеры для пищевой и текстильной промышленности всего юга России, явно обделено вниманием нового руководства республики.

В конце июня, выступая с докладом об итогах первого полугодия, глава правительства КБР Алий Мусуков даже не упомянул его среди наиболее значимых проектов, реализуемых в республике (а на первом месте в этом списке предсказуемо значилось возрождение Тырныаузского ГОКа).   

Кадры: возвращение бывших

В первые несколько месяцев после назначения врио главы КБР Юрий Коков провел масштабную кадровую ротацию в региональных органах власти и муниципальных образованиях, отправив в отставку ряд выдвиженцев своего предшественника.

Например, должностей лишились бывший министр сельского хозяйства и вице-премьер правительства КБР Альберт Каздохов, мэр Нальчика Залимгери Хагасов, глава Эльбрусского района Аслан Малкаров (против него к тому же было возбуждено уголовное дело) и многие другие руководители.

Но уже вскоре некоторые заметные представители команды Арсена Канокова вновь появились на влиятельных должностях.

Альберт Каздохов, который при Канокове занимался реализацией программы развития в КБР интенсивного садоводства, занял пост вице-президента Ассоциации садоводов России, а в начале этого года возглавил республиканскую межведомственную комиссию по развитию этого направления сельского хозяйства.

С садоводством в Кабардино-Балкарии вообще вышла фарсовая история. Вскоре после своего назначения врио главы республики Юрий Коков попытался было поставить под сомнение это начинание своего предшественника, аргументируя это тем, что под сады были переданы ценные земли.

Но тут неожиданно возник санкционный конфликт, в котором не последнее место занимали польские яблоки – и тема садоводства в КБР мгновенно оказалась в фаворе у новых властей, поскольку именно здесь республика может продемонстрировать реальные успехи в импортозамещении.


Так что теперь бывший министр сельского хозяйства, имеющий к тому же немалые собственные интересы в сфере садоводства, вновь оказался весьма влиятельной фигурой.

Еще один высокопоставленный чиновник из команды Арсена Канокова, которому нашлось место при «дворе» Юрия Кокова, – бывший руководитель администрации главы и правительства КБР Залим Кашироков. Месяц назад ему было доверено возглавить новую структуру в правительстве республики – министерство по вопросам координации деятельности органов исполнительной власти в сфере профилактики экстремизма и реализации молодежной политики.

И хотя собеседник КАВПОЛИТа, хорошо знающий ситуацию в КБР, говорит, что Каширокова можно лишь с долей условности назвать человеком Арсена Канокова, это назначение стало определенным сигналом: Юрию Кокову приходится возвращать во власть «бывших».

Тем не менее эксперты из фонда «Петербургская политика» по-прежнему отмечают, что у Кокова сложные отношения с командой предшественника, хотя сама эта команда за последние полтора года явно поредела. «В нынешней ситуации "свои" – это родственники либо люди, включенные в его бизнес», – поясняет наш источник.

Борьба с экстремизмом: сталинская логика

Одним из главных соображений при назначении Юрия Кокова врио главы КБР в конце 2013 года была необходимость усиления борьбы с экстремизмом.

Второй срок работы Арсена Канокова во главе республики действительно был отмечен резкой активизацией противостояния террористических формирований и силовиков. По данным портала «Кавказский узел», еще в 2011 году по количеству погибших в ходе вооруженного конфликта Кабардино-Балкария вышла в СКФО на второе место после Дагестана, опередив Чечню и Ингушетию.

С точки зрения правоохранительной статистики, назначение генерал-полковника полиции главой КБР действительно дало быстрые результаты в борьбе с терроризмом. Как сообщил сам Коков в конце июля на заседании Совета при полпреде президента в СКФО, если в 2010 году на территории Кабардино-Балкарии было совершено около 145 преступлений террористической направленности, то в 2014 году – десять, а в 2015 году – лишь одно преступление этой категории.

Однако официальные данные правоохранительных органов слабо отражают реальную картину. Тот же «Кавказский узел» в прошлом году зафиксировал в КБР 49 погибших в вооруженных конфликтах (44 боевика, четыре силовика и один гражданский) – это лишь немногим меньше, чем в Чечне, где в конце прошлого года произошло крупное боестолкновение в грозненском Доме печати, и гораздо больше, чем в Ингушетии.

А в этом году именно в Кабардино-Балкарии были проведены две крупнейшие в СКФО операции силовиков против бандподполья – в июле и августе. События развивались по одинаковому сценарию: группа вооруженных людей блокировалась в нальчикской девятиэтажке, после чего силовики открывали огонь на уничтожение. В результате двух спецопераций погибли 12 человек.


На фоне этих событий дальнейшее улучшение правоохранительной статистики напоминает знаменитый тезис Сталина про усиление классовой борьбы по мере продвижения к светлым идеалам социализма.

Впрочем, Юрий Коков, кажется, разделяет логику рассуждений «вождя народов». «Несмотря на позитивные изменения, угроза экстремизма не снята, – заявил он на июльском совещании с участием полпреда президента в СКФО. – На территории республики и за ее пределами скрываются остатки бандитов и их активных пособников. Совместно с зарубежными экстремистскими структурами они ведут пропагандистскую работу по вербовке новых членов, а также рекрутированию молодежи в страны с повышенной террористической активностью».

Из этого высказывания можно сделать вывод: недавние штурмы многоэтажек в Нальчике – это не последние подобные акции.

При этом возможности гражданского общества повлиять на ситуацию постоянно сужаются. Например, летом Кабардино-Балкарский общественный правозащитный центр (региональное отделение общероссийского движения «За права человека») решил самоликвидироваться в знак протеста против внесения в реестр иностранных агентов.


Между тем в Кабардино-Балкарии вновь поднимается недовольство действиями силовиков, как и десять лет назад – перед нападением на Нальчик в октябре 2005 года.

«Под видом борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом без суда и следствия уничтожается молодежь Кавказа, зачастую вчерашние школьники, не умеющие держать оружие.

От участившихся так называемых спецопераций страдают жители населенных пунктов. Имеют место похищения молодых людей сотрудниками в масках и без масок, даже на глазах у очевидцев», – говорится в недавнем интернет-обращении жительницы Нальчика Риммы Гуковой к президенту России и депутатам Госдумы.


На данный момент ее петицию на портале Change.org подписали уже больше тысячи человек.

Усилению недовольства в Кабардино-Балкарии способствует и серия скандалов вокруг «дела 58-ми» – процесса над подозреваемыми в участии в нападении на Нальчик. Решение по этому делу, тянувшемуся восемь лет, было принято в декабре 2014 года – с максимально жесткими приговорами почти всем подсудимым (от 10 лет лишения свободы до пожизненного заключения), но это вовсе не означало, что в процессе поставлена точка.

Сразу же после вынесения приговора большинство осужденных обжаловали его в российских инстанциях, а несколько человек – в Европейском суде по правам человека. Один из осужденных, Сергей Казиев, приговоренный к 14,5 года, 22 августа умер в СИЗО после того, как объявил голодовку с требованием этапировать его к месту заключения, где он мог рассчитывать на досрочное освобождение по состоянию здоровья.  

Наконец, по-прежнему остается нераскрытой смерть известного общественного деятеля и правозащитника Тимура Куашева, по всей видимости, отравленного в июле прошлого года – незадолго до выборов в парламент КБР, куда он планировал баллотироваться от партии «Яблоко».

Год назад Юрий Коков пообещал, что возьмет расследование этого дела под особый контроль, но вскоре оно было приостановлено, а фактически – прекращено. 
 
Рамазан Магомедов
779
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...