Четверг, 8 декабря 2016
Сделать стартовой


10 лет и вся жизнь . Срок за теракт экс-мэру Махачкалы Саиду Амирову

10 лет и вся жизнь . Срок за теракт экс-мэру Махачкалы Саиду Амирову


К сроку за теракт экс-мэру Махачкалы Саиду Амирову прибавили одно пожизненное заключение. А хотели три

31.08.2015
10 лет и вся жизнь . Срок за теракт экс-мэру Махачкалы Саиду Амирову


РИА Новости

Северо-Кавказский окружной военный суд приговорил к пожизненному заключению экс-мэра Махачкалы Саида Амирова. То, что опальный мэр получит свое «ПЖ», стало понятно, когда прокуратура запросила для него сразу три пожизненных срока. В итоге суд «смилостивился» и дал только один.

Амирова арестовали два года назад, это был первый эпизод в целом ряду других громких арестов крупных республиканских чиновников. Чистка политической элиты Дагестана готовилась давно, но дело Амирова показывает, что не особо тщательно.

Напомню, против Саида Амирова было возбуждено два уголовных дела. Первое — по подготовке теракта с целью сбить гражданский самолет из переносного зенитно-ракетного комплекса «Стрела 2М» (ПЗРК) и убить своего политического соперника — главу республиканского Пенсионного фонда Сагида Муртазалиева и еще 179 пассажиров в придачу. Обвинения по второму уголовному делу включали в себя целую серию покушений и убийств, главная из которых — убийство следователя СКР Арсена Гаджибекова.

В обоих делах фигурирует криминальная банда из шести человек во главе с бывшим помощником районного прокурора Магомедом Абдулгалимовым. По версии следствия, через своего племянника Юсупа Джапарова этой банде Саид Амиров заказывал все преступления. Основные доказательства в обоих делах — первичные показания обвиняемых против себя и друг друга. Другие весомые доказательства найти сложно.

Главаря банды Абдулгалимова задержали первым в 2011 году, затем задерживали остальных шестерых по очереди. «Когда спустя два месяца после задержания мне удалось попасть к моему подзащитному, основные следы допросов уже зажили, остались только характерные насечки на пальцах от технического тока и несколько больших гематом, — рассказывает адвокат Ринат Гамидов. — Но было видно, что во время допросов парней просто рвали по частям». Это же подтверждают адвокаты и других задержанных. Спустя год подобных допросов главарь банды Абдулгалимов сдался и заключил досудебную сделку со следствием: он подписывает любые показания, а ему дают небольшой срок и другие поблажки.

Действительно, дело Абдулгалимова было рассмотрено в особом порядке, он получил 11 лет и сидит. Когда адвокаты хотели вызвать главаря банды в суд в качестве свидетеля по делу об убийстве Арсена Гаджибекова, он по конференц-связи из колонии отказался от участия в процессе, заявив, что показания его недействительны, это оговор, а «досудебка была способом защиты, я хотел жить». Но судей это заявление не смутило, впрочем, как и пытки, как и отказ обвиняемых от своих показаний, «данных под давлением в ходе предварительного следствия».

Саида Амирова и его племянника задержали последними, в 2013 году. С самого начала дело банды и дело Саида Амирова расследовались раздельно. Есть Абдулгалимов, есть шесть человек, каждый сам по себе, а есть Амиров и его племянник. Основное «бремя» расследования и добычи доказательств взял на себя следственный комитет Дагестана, затем дело передали в следственный комитет по СКФО, и только когда дело пришло в Москву, там схватились за голову — было очевидно, что если судить всех по отдельности, дела развалятся. И тогда было решено объединить все эти дела в единое производство, так в уголовном деле появилась спасительная 210-я статья УК РФ «организация преступного сообщества». Получилось, что Амиров — заказчик, а это его личная банда киллеров во главе с Абдулгалимовым. Так как в одном из дел фигурировал теракт, права на суд присяжных автоматически лишись все обвиняемые. За попытку теракта Саид Амиров получил 10 лет, за второе дело — пожизненный срок.

Я не знаю, имеет ли в действительности Амиров отношение к этим делам: есть много сомнительных обстоятельств, одному из которых имя Сиражутдин Гучучалиев, экс-амир Махачкалы, обвиненный в терроризме и еще куче сопутствующих статей. Он был арестован незадолго до ареста Амирова, и это единственный на моей памяти боевик, да еще амир, взятый в ходе спецоперации живым (ему прострелили обе ноги). Так вот его отец, адвокат Махач Гучучалиев, рассказывал мне лично, как издевались над сыном после задержания, требуя дать показания на Амирова о связях с боевиками. «За моим сыном много грехов, но клеветником он никогда не будет», — кричал тогда его отец, показывая мне жалобу, которую он написал на следователя. Показаний парень так и не дал.

Позже в деле Амирова появились все эти ПЗРК и ОПГ.

Защищать Саида Амирова сложно — слишком богата его политическая биография. Опальный градоначальник был классическим бароном эпохи современного кавказского Средневековья — со своими кланом, армией и вассалами. Он — продукт 90-х, когда после развала Советского Союза в республике не осталось легальной власти, госструктуры перестали работать, а любые законы — действовать. Каждый сам себе закон и указ, кто сильнее, тот и прав. Именно они, эти бароны, взяли на себя функцию государства и установили свои правила, по которым республика с согласия Москвы жила все это время, закрывая глаза на серые схемы, убийства и коррупцию. И на протяжении 15 лет Саид Амиров был одной из ключевых фигур, гарантирующей наличие российской государственности в Дагестане. Их время прошло. За строптивость (а по информации «Новой», экс-мэру предлагали уйти с поста самому) он поплатился. Поплатились и другие дагестанские чиновники, в том числе и его политический противник Сагид Муртазалиев — он сейчас в бегах, разыскивается Интерполом по подозрению в финансировании террористов, арестован еще ряд весомых политических фигур 90-х, кто-то уходит сам. Однако уголовные дела против республиканских чиновников в ближайшее время, судя по всему, не прекратятся.

По информации «Новой», чистка политической элиты Дагестана готовилась с 2010 года. Тогда на фоне попыток Москвы «замирить» погрязшую в религиозных баталиях республику случился очередной теракт — двойной взрыв в Кизляре, станичном городке на юге республики. В Москве окончательно осознали, что власть в Дагестане настолько срослась с криминалом, что разобрать, где терроризм, а где прозаический «заказ» конкурирующих структур, уже не представляется возможным. Дмитрий Медведев отдал приказ сформировать особые следственные бригады с сопровождением сотрудников ФСБ и командировать их в Дагестан для сбора материала, меняя каждые полгода. Идея отличная, но по Амирову видно, что плохо исполненная.

Когда в 2013 году Саида Амирова задерживали с огромной помпой на всю страну — федеральный спецназ, штурм неприступного дома, вертолет, телекамеры, — многие в республике ликовали. Наконец-то федеральные власти поняли, что главная проблема Дагестана не в терроризме и радикализме, а в коррупции и кумовстве, которые десятилетиями пестуются чиновниками соответствующих управлений администрации президента РФ. Есть проблема? Берем дипломат, наполняем его стопками банкнот и — чемодан-вокзал-Москва. По большому счету, в этом состояла суть «федеральной политики» в отношении «проблемного региона», куда рекой текли бюджетные деньги. Но когда стало ясно, в чем обвиняют экс-мэра, ликования значительно поубавилось, а потом оно и вовсе сошло на нет. Стало понятно, что реально заниматься коррупцией никто не собирается. Уйдут одни, придут другие, а привычный курс федеральной политики останется прежним. По крайней мере — пока.

Ирина Гордиенко

468
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...