Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


Черный воздух, выжженная земля

Черный воздух, выжженная земля


Такой мрачный экологический прогноз для регионов Северного Кавказа рисует Минприроды России

Губернатор Владимир Владимиров поручил создать на Ставрополье современную систему обращения с бытовыми отходами. Для этого правительство выберет регионального оператора, которому с 2016 года передаст все «мусорные» функции муниципалитетов. Жильцам многоквартирных и частных домов и предпринимателям придется подписывать с ним договоры – или платить штрафы.

Оператор займется сбором, транспортировкой и утилизацией отходов, наймет полигоны и перевозчика с лицензией, причем мусор с остатками полезных компонентов пойдет не в захоронение, а на переработку.

Так что, как обещал Владимиров, должны исчезнуть стихийные свалки – борьба с ними также станет обязанностью регионального оператора.
Какие еще экологические проблемы, кроме «мусорной», сегодня острее всего стоят перед Ставропольем и другими регионами, разобрался КАВПОЛИТ.

«Парниковый эффект» накрывает Кавказский хребет

Минприроды России представило на суд общественности проект годового доклада об экологическом состоянии регионов страны. Северному Кавказу в нем уделено особое внимание.

Ситуация такова. Среди общего количества выбросов в атмосферный воздух уловлено и обезврежено всего 72% загрязняющих веществ. Причем за последние пять лет вдвое вырос объем выбросов от сельского хозяйства, на треть – от предприятий, добывающих полезные ископаемые. Казалось бы, экономический бум налицо: больше производим – больше выбрасываем.

Лидером по объемам выбросов является Ставропольский край (он поставляет 327 из 912 тысяч тонн всякой гадости, которой Северный Кавказ «обогатил» атмосферу планеты). Причем лишь четверть этой массы приходится на стационарные источники – то есть работающие предприятия, остальное – это автотранспорт.


А вот, скажем, в Дагестане на автомобили приходится 85% вредных выбросов, в Кабардино-Балкарии и Ингушетии – 93%, а в Северной Осетии – почти 96%... И не стоит удивляться: почти 60% автопарка на Северном Кавказе – машины старше десяти лет. Чадят, дымят, пыхтят…

Атмосферные выбросы приводят к парниковому эффекту. И это не просто модная фраза, а доказанный факт и вполне реальный феномен, который уже напрямую коснулся Северного Кавказа. Судя по докладу Минприроды, неуклонно уменьшается объем осадков (в 2011 году – 702 мм, в прошлом – 596).

Одновременно и растет температура воздуха: по итогам 2011 года она в среднем составляла 8,6ºС, за прошлый год – уже 9,9ºС. И то ли еще будет…

При таких катастрофических изменениях очень слабо развита инфраструктура наблюдения за экологическими нарушениями. В 252 городах по всей стране работают 697 станций для регулярного наблюдения за загрязнениями воздуха, а на весь Северный Кавказ их – только 22 в восьми городах (в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и на Ставрополье).

Каждый десятый литр воды нельзя пить

Поистине катастрофическая ситуация вырисовывается из доклада Минприроды и в сфере водных ресурсов.

Неуклонно уменьшается забор питьевой воды из подземных источников (а это не только артезианская вода, но и минералка, которая снискала Кавминводам и Долине нарзанов мировую славу): в 2010 году выкачали 426 млн кубометров, в прошлом – 354 миллиона. И дальнейший прогноз – на уменьшение.

Потери воды при транспортировке в среднем по СКФО достигли почти 30%, а на Ставрополье – и вовсе 81% (за прошлый год в крае из-за изношенных коммуникаций потеряно около 1,2 млрд кубометров воды!).

Потребление воды на душу населения также снижается – с 55 кубометров в 2010 году до 46 кубометров в прошлом. Это связано в первую очередь с сокращением орошения (за последние пять лет – на 20%, причем в Северной Осетии на 76%, а на Ставрополье – почти в 2,5 раза).

Также за последние пять лет в СКФО на 15% сократились объемы повторного водоснабжения, а в Чечне и Ингушетии оно теперь вообще отсутствует. Иначе говоря, воды все меньше, но люди льют ее все бездумнее.


В общем объеме коммунальных сбросов в водоемы доля загрязненных сточных вод составляет 14,4%, и почти каждая десятая проба не соответствует стандартам качества (хотя сейчас ситуация лучше, чем годом ранее). Самые плохие показатели в Ингушетии: здесь забракована по санитарным показателям каждая четвертая проба воды из-под крана!

Ухудшается качество не только питьевой, но и морской воды. Судя по результатам санитарно-химических проб Росгидромета, за последние пять лет концентрация фосфатов в воде Каспийского моря на Дагестанском взморье выросла в три раза, а нитратов – впятеро! Это можно было бы списать на бесконтрольное антропогенное воздействие, но в Черном море (здесь у Росгидромета три шельфовых станции наблюдений) концентрация вредных веществ выросла не так значительно, а где-то даже снизилась.

Уничтожено 50 тысяч гектаров заповедников

Крайне тревожная ситуация сложилась с прорывами промысловых нефтепроводов: за последние четыре года, по данным Центрального диспетчерского управления Минэнерго, их было зафиксировано почти 7100 (в 2011 году – 1938, в прошлом – 1503).

Хотя по-прежнему своеобразным «лидером» среди пяти нефтетранспортных компаний на Северном Кавказе остается «Роснефть-Ставропольнефтегаз»: в 2011 году на нее приходилось около 70% всех прорывов, в прошлом году – уже почти 80%.

Каждый житель СКФО в год производит почти кубометр мусора, но доля использованных и обезвреженных отходов составляет всего 62%. А площадь земель, которые можно использовать продуктивно, постоянно сокращается. За последние пять лет на территории Северного Кавказа было застроено пять тысяч гектаров, а площадь свалок выросла на 3 тысячи гектаров. Вы только вдумайтесь, какие это гигантские потери!


Зато одновременно идет другой процесс – сокращение площади особо охраняемых природных территорий (это заповедники, заказники, памятники природы), за пять лет уничтожено 50 тысяч гектаров! Как это происходит, КАВПОЛИТ рассказывал на примере Кабардино-Балкарского государственного высокогорного заповедника.

За сокращением площади заказников сокращается и биологическое разнообразие – это непреложный закон природы. Взять хотя бы Дагестан: судя по отчету Минприроды, 349 «краснокнижных» биологических видов на территории республики – под угрозой исчезновения или сокращения численности (кстати, пять лет назад их было 318). За эти годы в Дагестане популяция серой куропатки сократилась на 3000 особей (исчезла каждая десятая особь), а фазанов – почти на две тысячи (погиб каждый пятый).

Впрочем, далеко не все официальные показатели, которые приводятся в официальном докладе Минприроды, стоит принимать на веру.

Самая странная ситуация с бытовыми отходами. Снова возьмем Дагестан: в прошлом году объем образованного мусора вырос на 31%, а мусора, вывезенного на полигоны и на предприятия переработки, стало на 26% меньше. И куда же делась разница (вкупе с деньгами, собранными с населения и бизнеса за утилизацию отходов)?!
 
Антон Чаблин
302
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...