Понедельник, 5 декабря 2016
Сделать стартовой


«Черный список» Абдулатипова. Интересная версия

«Черный список» Абдулатипова. Интересная версия



В Дагестане идет такая масштабная «зачистка» политического поля накануне предстоящих в сентябре выборов мэра Махачкалы, которой, пожалуй, не ожидали даже самые смелые эксперты. Ее жертвами уже стали такие влиятельные фигуры, как Абусупьян Хархаров, Магомед Сулейманов, Гаджимурад Омаров, Сагид Муртазалиев и Хизри Шихсаидов.

Сообщения о возбужденных делах против влиятельных республиканских чиновников и членов их кланов, обыски в их домах, задержания, аресты, наконец, бегство фигурантов за рубеж и митинги в их поддержку. Все эти новости из информационной бомбы превращаются для журналистов чуть ли не в рутину.

Похожие события происходили в Дагестане в июне 2013 года, когда был арестован один из авторитетных долгожителей местной политики, в течение 15 лет бывший бессменным мэром Махачкалы, Саид Амиров. Тогда политологи объясняли события сменой групп влияния. Якобы, Кремль при помощи силовиков «расчищает» политическое пространство для недавно избранного главой Дагестана и на тот момент не включенного в местные кланы Рамазана Абдулатипова.

Амиров - первый на выход

Первый процесс над Амировым был громким и даже несколько театральным. Бывшего мэра признали виновным в покушении на организацию теракта против его политического противника Сагида Муртазалиева – главу дагестанского отделения Пенсионного фонда России. Суд согласился с доводами следствия, что Амирову, который намеревался распространить свое влияние на соседний город Каспийск, очень мешал Муртазалиев. И тогда Амиров с подельниками решил с помощью переносного ракетно-зенитного комплекса сбить самолет, в котором должен был лететь Муртазалиев. В 2014 году суд приговорил Амирова к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а в мае этого года начался второй процесс над ним – по делу об убийстве следователя.

В Дагестане к процессу многие относятся скептически. По мнению журналиста Закира Магомедова, «народной молвой Амирову приписываются громкие политические убийства». З. Магомедов вспоминает, что на одном из заседаний бывший мэр даже пошутил, «мол, хорошо, что Майкл Джексон не в Дагестане умер, а то на Амирова подумали бы». А тут – обвинения в убийстве рядового следователя и похожий на фарс суд за терроризм…

Фарс или нет, но в результате этих уголовных дел Саид Амиров, в полном смысле слова хозяин дагестанской столицы, был устранен из местной политики. Один из самых влиятельных даргинских кланов республики – обезглавлен.

Два года кресло мэра столицы, как говорят в Дагестане, по очереди занимали «грелки». Это временные фигуры, в нужный момент они должны были освободить место для того, кого присмотрит новый хозяин Дагестана – Рамазан Абдулатипов.

Наверное, непосвященному человеку покажется странной борьба вокруг должности главы дагестанской столицы. На самом же деле пост мэра Махачкалы – фактически второй по степени влияния на политику и экономику республики после ее главы.

Махачкала – самый крупный на Северном Кавказе город с около 600 тысячами жителей и столица самой большой северокавказской республики с населением около 2,8 миллиона человек. Махачкала имеет выход к морю и собственный торговый порт, на российском Каспии – единственный круглогодичный. Здесь сходятся пути двух финансовых потоков – вливаний российского бюджета в экономику Дагестана и криминального вывода бюджетных и «теневых» денег через некоторые местные банки за пределы страны.

Как пишет редактор портала «Кавказская политика», член президентского совета по межнациональным отношениям Максим Шевченко, Дагестан – «регион, который является черной дырой, через которую отмывают деньги. Отмывали деньги через даргинские банки... количество этих денег исчислялось миллиардами долларов наличными, которые вывозили и продолжают вывозить из Дагестана в другие страны, Азербайджан, Эмираты».

Так что Махачкала тот еще Клондайк для местных кланов и вылетевших некогда из местных гнезд олигархов. Вероятно, поэтому были отменены (с приходом к власти в республике Рамазана Абдулатипова) прямые выборы главы администрации Махачкалы и депутатов городского собрания. Схема избрания и мэра, и депутатов настолько усложнилась, что пройти неподконтрольным республиканской администрации фигурам на эти должности стало очень непросто.

Сначала горожане в Единый день голосования избирают депутатов райсоветов (в Махачкале три городских района). Далее каждый из трех райсоветов делегирует из своего состава депутатов в городское собрание (всего в горсобрание попадут 45 народных избранников). И уже депутаты городского собрания смогут выбрать мэра. Но – лишь из тех кандидатур, которые будут предложены специальной комиссией (в ее составе будут представители главы Дагестана). Все же в республике были желающие пробиться через эту многоходовую выборную схему в вожделенное кресло мэра Махачкалы. Пока Р. Абдулатипов присматривался к возможным кандидатам, местные эксперты составляли свои списки и периодически вбрасывали их в массы – через СМИ.

Поводы разные, причина одна

И теперь – самое интересное. С начала года точными ударами республиканских властей и силовиков-федералов поочередно устраняются фигуры из этих «экспертных списков».

Первой жертвой, в прямом и переносном смысле слова, стал оппозиционный политик и бизнесмен 53-летний Гаджимурад Омаров, который до недавнего времени возглавлял дагестанское отделение партии «справедливороссов» Сергея Миронова. Как рассказал политик в своем недавнем интервью изданию «Черновик», «все политические партии в Дагестане подконтрольны главе республики, а вот «Справедливая Россия» – нет». Г. Омаров отметил, что возглавляемое им отделение «справедливороссов» могло показать хороший результат на предстоящих выборах депутатов в Махачкале и таким образом «повлиять на вопрос, кто станет мэром».

Однако в феврале во время партсобрания Омаров был избит, как сам он заявлял в печати, «приспешниками» Рамазана Абдулатипова. Уголовное дело по этому факту, по его словам, «вялотекущее» и «бездарное», хотя весной и появилась информация об одном из подозреваемых – замминистра природных ресурсов и экологии Дагестана М. Алхасове. Летом СМИ сообщали, что дагестанский Белый дом намерен «снять» Омарова с должности регионального лидера «Справедливой России» при помощи его же коллег-партийцев.

Так и вышло. Недавно Г. Омаров сообщил, что вынужден покинуть пост, так как на главу партии Сергея Миронова оказывается давление со стороны Рамазана Абдулатипова...

Следующим «вычеркнутым» из списка экспертов в июне этого года оказался 56-летний Магомед Сулейманов по прозвищу Моряк. Нет, М. Сулейманова, в отличие от Г. Омарова, не избивали – ему устроили публичную порку. В прошлом М. Сулейманов возглавлял город Избербаш, был председателем Народного собрания республики, руководил дагестанским отделением ФОМС. В апреле 2014 года он был назначен и.о. мэра дагестанской столицы и одно время даже считался тем самым «кандидатом Абдулатипова». В интернет-СМИ встречаются слухи, что за должность мэра Моряк заплатил человеку из окружения Р. Абдулатипова очень большую сумму…

А со спикером республиканского парламента Хизри Шихсаидовым М. Сулейманов по-приятельски вместе завтракал (фото выложили в одной из социальных сетей пользователи). Удивительно, но именно Р. Абдулатипов и Х. Шихсаидов устроили публичную порку Моряку – на 52-й сессии Народного собрания. В частности, глава республики заявил, что «Магомед Валибагандович… полностью потерял доверие руководства республики». Более того, Р. Абдулатипов признался, что запустил слух о скорой отставке М. Сулейманова, чтобы посмотреть на его реакцию!

Скорость реакции оказалась достаточно высока, и вскоре в Дагестане узнали, что М. Сулейманов ходит по московским кабинетам в поисках защиты. Все это не понравилось обитателям республиканского Олимпа – М. Сулейманов был «задвинут» обратно в территориальный ФОМС и выведен из президиума политсовета дагестанского отделения «Единой России». При этом он сохранил мандат депутата Народного собрания, так что политическое наказание можно считать «условным», с лишением права некоторое время занимать определенные должности…

Таким образом, удар был нанесен не только по М. Сулейманову, но и всему влиятельному мекегинскому клану даргинцев во главе с действующим премьером правительства Дагестана Абдусамадом Гамидовым.

Сулейманов возглавил группировку в апреле после уничтожения близ Буйнакска ее прежнего вожака Алиасхаба Кебекова.

Третья «жертва» списка экспертов – 48-летний Абусупьян Хархаров, бизнесмен. Бывший многолетний руководитель Махачкалинского морского торгового порта, который А. Хархаров покинул с большим скандалом в 2010 году после смены президентской команды в Дагестане (Муху Алиева, которого он активно поддерживал, сменил Магомедсалам Магомедов). Он также экс-депутат республиканского парламента и экс-вице-премьер правительства Дагестана в 2013 – 2014 годах (был назначен и затем отправлен в отставку Р. Абдулатиповым). Как отмечал еще в прошлом году портал «Кавказская политика», А. Хархаров был одним из претендентов в кресло мэра Махачкалы сразу после ареста Амирова, и своих амбиций не скрывал. Однако не только не получил ожидаемый «приз» из рук Р. Абдулатипова, но из-за своих «мэрских амбиций» лишился и должности в правительстве. Тем не менее, политик сохранил и свой логистический бизнес (успел создать, будучи руководителем Махачкалинского порта), и притязания на пост мэра Махачкалы.

Но месяц назад стало известно, что Абусупьян Хархаров пойдет под суд. Следственный комитет России 8 июля сообщил о завершении расследования уголовного дела о мошенничестве прежнего топ-менеджмента Махачкалинского порта во главе с бывшим гендиректором – Абусупьяном Хархаровым. Менеджеров обвиняют в незаконном переводе на баланс аффилированных фирм нескольких судов Махачкалинского порта, а на счета этих же фирм – средств, полученных портом в виде кредитов и от реализации недвижимости. В этот раз А. Хархаров покинул политическое пространство Дагестана, что называется, «без шума и пыли».

Детектив по-дагестански

События, которые развернулись в республике в конце июля, уже напоминали крутой политический детектив – с вертолетами силовиков-федералов, громкими заявлениями Р. Адбулатипова и главы Чечни Р. Кадырова. 27 июля под шум «налетевших» на Дагестан вертолетов с федеральными силовиками прошли обыски в доме и офисе главы регионального Пенсионного фонда 41-летнего Сагида Муртазалиева, олимпийского чемпиона по вольной борьбе и еще одного кандидата в мэры Махачкалы из списка экспертов.

Именно в Муртазалиева, напомним, мысленно целился из ракетно-зенитного комплекса экс-мэр Махачкалы Саид Амиров, и Муртазалиев же затем был главным свидетелем обвинения по этому уголовному делу (покушение на теракт, за которое С. Амиров получил 10 лет колонии строго режима). Как пояснили представители Следственного комитета России, глава дагестанского Пенсионного фонда проходит фигурантом в деле о заказных убийствах (начальника эксплуатационной газовой службы Кизлярского района, замначальника центра противодействия экстремизму республиканского МВД), о покушении на убийство (замглавы администрации Кизляра) и о финансировании терроризма.

Вместе с Сагидом Муртазалиевым фигурантами дел являются его давний соратник, родственник и глава Кизлярского района Андрей Виноградов, а также Омар Асадулаев. В момент обыска в доме С. Муртазалиева хозяина на месте не было, он находился на больничном да еще и за пределами России (по разным данным, в ОАЭ или в Германии). Нет в стране и О. Асадулаева. Следственный комитет России пообещал объявить С. Муртазалиева и О. Асадулаева в розыск и ходатайствовать перед судом об их заочном аресте. А вот А. Виноградов был задержан в ночь на 27 июля, а затем арестован по решению Басманного суда Москвы.

Во время обысков в домах подозреваемых силовики нашли оружие (автоматы, пистолеты Стечкина, карабины), в том числе с глушителем. Прокурор на суде, где рассматривалось ходатайство об аресте А. Виноградова, отметил, что фигуранты дела прибегали к услугам незаконного вооруженного формирования, субсидировали их финансами. Позже бандиты этого НВФ совершили серию тяжких преступлений. По теме В Дагестане и Чечне скорбят по погибшим в ДТП Сегодня, 23 июля, в Дагестане и Чечне день траура – в республиках скорбят по погибшим пассажирам «газели», сорвавшейся в 200-метровую пропасть в минувший вторник. В республиках отменили развлекательные мероприятия и передачи, приспущены государственные флаги.

Спустя несколько дней были арестованы главы еще нескольких районов республики, в том числе Тарумовского Марина Абрамкина. Ее подозревают в мошенничестве с землей, ущерб государству от которого составил 16 миллионов рублей. М. Абрамкина – еще одна соратница С. Муртазалиева. Многие эксперты в Дагестане отмечают, что как такового родового, национального клана за главой регионального пенсионного фонда не стоит. В своем продвижении по карьере он опирался на дружеские связи (к примеру, в числе его соратников – депутат Госдумы Ризван Курбанов), спортивные, деловые контакты.

Возбуждение уголовных дел против Муртазалиева и его, условно говоря, свиты, уже прокомментировали северокавказские политики. Так, Абдулатипов отметил, что дела тянутся еще из 2000-х, до того, как он возглавил республику. У него же, как у руководителя, претензий к фигурантам уголовных дел не было. В свою очередь, Рамзан Кадыров, который давно дружен с Муртазалиевым, в социальных сетях высказал предположение, что дело олимпионика из разряда «необоснованных преследований, обвинений и гонений». Не исключено, что именно для гонений и затевалась вся шумиха вокруг С. Муртазалиева. И чем дальше убежит еще один, как видим, несостоявшийся кандидат в мэры Махачкалы, тем лучше для республиканских властей и тех, кто руководит «политической чисткой» Дагестана из Москвы.

Наконец, серьезный удар нанесен по спикеру парламента Хизри Шихсаидову и стоящему за ним клану кумыков. На днях был задержан, а затем арестован сын спикера, Даниял, с 2011 года возглавлявший Буйнакский район и являвшийся членом регионального политсовета «Единой России». Обыски прошли в доме самого Хизри Шихсаидова. По сообщениям СКР, глава Буйнакского района и еще двое чиновников подозреваются в бюджетных хищениях на 14 миллионов рублей. С арестом сына спикера еще одну «галочку» можно поставить и в списке кандидатов в кресло махачкалинского мэра – напротив имени Х. Шихсаидова.

Судя по тому, как складывается судьба фигурантов, список можно назвать черным... Но действительно ли претендовал 68-летний Х. Шихсаидов, такой же старожил дагестанской политики, каким является, например, 69-летний глава республики Рамазан Абдулатипов, на пост столичного головы? Спикер дагестанского парламента сидит на двух стульях – он является еще и лидером дагестанского отделения «Единой России». Следовательно, отвечает за списки кандидатов в депутаты районных собраний, которые, как мы уже говорили, в итоге и будут выбирать мэра Махачкалы. Возможно, в числе кандидатов оказались – случайно или специально – неподконтрольные действующей дагестанской администрации товарищи. И вертолет, как говорят в Дагестане, зашумел над домом спикера… В среде северокавказских аналитиков есть и другое мнение. Мол, Х. Шихсаидов арестом сына предупрежден вышестоящей властью о возможной ответственности за прошлые дела в политике и бизнесе – на будущее. И тогда остается предположить, что черный список – это не просто кандидаты в кресло махачкалинского мэра, это кандидаты на «зачистку». Как выясняется, почти для каждого из фигурантов находится соответствующая статья Уголовного кодекса РФ. Ну, а если не получается завести дело, тогда в ход идут интриги и болевые приемы. Кто же из действующих влиятельных игроков останется на политическом поле Дагестана после всех этих «махачкалинских историй»? На первый взгляд, это действующий глава республики, его семья и олигархи, например, Сулейман Керимов. Во всяком случае, до следующего вертолета…
Игорь Меленчук
Игорь Меленчук
 
Игорь Меленчук
Игорь Меленчук
Игорь Меленчук
Источник:
758
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...