Суббота, 10 декабря 2016
Сделать стартовой


Кому мешает сельский житель?

Кому мешает сельский житель?


Премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил главе Минсельхоза Александру Ткачеву совместно с Минэкономразвития, Минфином, а также органами исполнительной власти субъектов России к 23 сентября проработать вопрос о возможном введении ограничений на численность поголовья скота и птицы в личных подсобных хозяйствах.

Попытка ограничить поголовье скота в личных подсобных хозяйствах предпринималась в 2009 году. Тогда с такой инициативой выступали ставропольские депутаты. Они мотивировали свое предложение тем, что домашний скот создает антисанитарию, доставляет неудобства соседям. По единодушному мнению экспертов, с кем мне удалось пообщаться или прочитать их комментарии в СМИ и социальных сетях, озабоченность правительства санитарным состоянием деревень – это лишь предлог. На деле закон продавливают агропромышленные холдинги, чтобы таким образом убрать с рынка главного конкурента – сельского жителя, который разводит скот и птицу в частном подворье.

Директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев приводит цифры, которые дают представление, о какой доле рынка идет речь:

«На конец июня 2015 года в структуре поголовья скота на личные подсобные хозяйства приходилось 46% крупного рогатого скота, 19% свиней и около 46% овец и коз. Т.е. личные подсобные хозяйства занимают весомую долю в сфере животноводства».

Если закон будет продавлен и личные подсобные хозяйства уберут с рынка, возникнет вопрос, смогут ли агрохолдинги заполнить эту нишу и как отразится их монополия на цене продукта.


«Производитель в таких условиях встает перед дилеммой, это простой такой выбор: увеличить производство или поднять цену? А зачем ему производить больше, если конкурентов у него становится меньше? При монополизме в нашей экономике, институционально не организованной, с невысоким уровнем конкуренции, просто повышают цену. Таким же образом и здесь будет», – говорит Игорь Николаев.

Тот факт, что законопроект появился вскоре после назначения губернатора Краснодарского края Александра Ткачева министром сельского хозяйства, жители юга России и Северного Кавказа не считают совпадением. За время своего губернаторства он стал крупнейшим латифундистом Европы. У себя на родине Ткачев также известен тем, что административными методами, по сути, обеспечивает себе монополию на производство свинины. Весьма символично, что именно ему поручили разработку этого закона, говорит черкесский общественник Аслан Бешто:

«Краснодарские станичники, когда говорят с посторонними людьми, от которых им не грозит опасность, в один голос жалуются, что им не разрешают держать более одной-двух свиней. Если больше, то приходят из местной администрации и под предлогом африканской чумы свиней или еще каких-то причин просто отбирают и сжигают поголовье. Это уже вошло в правило. Это такая вялотекущая Кущевка на территории практически всего Краснодарского края».

Аслан Бешто говорит, что предлог, под которым продавливается законопроект, несостоятелен. Все эти моменты, связанные с санитарией и взаимными претензиями соседей, вполне успешно решаются в рамках административного законодательства. По словам эксперта, последствия закона будут катастрофическими для жителей сел. В перенаселенных аулах с повальной безработицей личное подворье и пенсия стариков зачастую единственный источник дохода семей. В этих обстоятельствах Аслан Бешто не может себе представить, что исполнение этого закона вообще возможно в Кабардино-Балкарии или в других республиках Северного Кавказа. Люди просто этого не допустят, говорит Аслан Бешто:

«Это просто приведет к социальному взрыву, потому что огромное количество безработных людей, которым государство вообще никак не помогает, кормят свои семьи, одевают и обучают детей именно за счет содержания скота в личных подворьях. Не может государство идти на такой шаг! Наоборот, оно должно любой ценой поддержать человека, чтобы он не нуждался, в то время как этот законопроект приведет к обратному эффекту. В очередной раз мы убеждаемся в том, что власть имущие абсолютно не озабочены тем, что происходит с простым человеком».

Российский экономист Александр Караваев также считает, что реализация данного законопроекта приведет к росту социальной напряженности не только на юге, но и по всей России, где еще сохранилось село. По мнению Александра Караваева, есть и другой аспект законодательной инициативы, о котором сейчас мало кто говорит: рано или поздно частные подворья поставят на учет и их деятельность привлечет внимание налоговых органов:

«Мы имеем сейчас дело с примером, когда, вроде бы, такой откровенно лоббистский законопроект на самом деле имеет второй подтекст, связанный с необходимостью расширения налогооблагаемой базы по всей России для того, чтобы государство получало больше доходов в период экономического кризиса».

Игорь Николаев напоминает, что последнее наступление на частные подворья проводил Никита Хрущев в 1956 году. Тогда это привело к ощутимому опустошению села, и это притом, что принудительное сокращение подворья частично компенсировалось инвестициями в деревню, увеличением рабочих мест и повышением зарплат в колхозах и совхозах. Тогда это было оправдано с точки зрения идеологии коллективизма. А зачем это делать в условиях рыночной экономики? Тем более что никаких компенсационных мер, похоже, не предвидится и ничего кроме разорения села это не принесет.

Мурат Гукемухов

Источник:
285
Комментарии
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Введите код
Защита от спама
Загрузка...